Главная / Газета 16 Февраля 2009 г. 00:00 / Общество

В защиту математики

Альмира КОЖАХМЕТОВА
shadow
За что я люблю нашу действительность, так это за то, что она непредсказуема. Сегодня ты слышишь от власти одно, завтра – прямо противоположное, и уже ничему не удивляешься. Смею предположить, что каждый более или менее независимо мыслящий гражданин РФ, которому за 40, уже ничему не удивляется. Но министр образования Фурсенко вдруг взял, да и удивил. Он заявил несколько дней назад о том, что не нужна нашей средней школе высшая математика. Она, говорит министр, убивает в наших детях креативность. О том, как вообще можно креативно мыслить в советско-российской школе, где подавляющее количество учителей любит тихих, послушных деток, мы рассуждать не будем. Могу себе вообразить креативное обсуждение учебника истории, в котором написано о том, каким эффективным менеджером был Иосиф Виссарионович Сталин. Я уже прямо-таки представляю себе этот урок. И диалог своей дочери с преподавателем. Она знает, что он не менеджер, а людоед. Знает это по истории нашей семьи: один ее прадед с именем Сталина на устах погиб в первые месяцы войны, потому что его заставили любой ценой взять высоту, он и взял. Другой попал в немецкий концентрационный лагерь, а после того, как его освободили американцы, всю свою жизнь боялся лагеря советского. Менеджерского.

Но я не об этом, я о креативности и о математике. Конечно, можно менять собственные взгляды на жизнь под давлением обстоятельств. Но не таким же поразительным способом, как это сделал министр. Ведь на высшую математику, которой не место в школе, обрушился человек, давно и активно отстаивающий идею ЕГЭ. В первую очередь по математике. Если кто не знает, именно математического выпускного экзамена школьники боятся больше всего. И правильно делают: по словам самих же учителей, экзамен этот сдавать крайне сложно. По той простой причине, что придумывают задания для него преподаватели высшей школы, им не интересно предлагать детям простейшие примеры и задачи, они не ограничиваются теоремой Виета. Они хотят креатива (!), а потому с каждым годом их математические выкладки становятся все сложнее. Они все больше похожи на ребусы и головоломки. Сдать это на 5 невозможно в принципе, говорят учителя московских школ (пятерки, присланные из кавказских республик, не в счет). А как именно в целом по России знают дети математику, и чему, по их представлениям, равна сумма двух корней уравнения, мы поймем только в этом году, когда перестанет действовать правило «плюс один балл». Вплоть до прошлого года каждый дурак мог сдать чистый лист и получить не 2, а 3, потому что действовало это правило. Истинное лицо школьной математики мы увидим летом.

Но вернемся к Фурсенко и его революционному заявлению. Оно кому адресовано? Тем, кто сейчас сидит и придумывает новые каверзные задания для ЕГЭ? Или рядовым учителям, которые уже не знают, подо что подстраиваться? Например, во многих школах преподаватели русского языка перестали обращать внимание на такую важную вещь, как сочинение. Зачем, ведь ЕГЭ по русскому – это тот же ребусный набор угадаек. Сочинение как класс вытеснено из школьной программы, детей усиленно тренируют к тестовой сдаче русского. Но вдруг кому-то в Министерстве образования придет в голову, что это неправильно. И прямо в середине года кто-то решит, что сочинение надо вернуть. Тогда к валидолу потянутся не только «математички», но и «русички». И что вы думаете? Открываю ленту новостей за 13 февраля, до конца года осталось три месяца: «Возможно, выпускникам школ придется писать сочинение по русскому языку». Вот где креатив.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 февраля 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: