Главная / Газета 19 Ноября 2008 г. 00:00 / Общество

Чтобы не было мучительно больно

Безнадежно больные россияне вынуждены бороться не только со своими недугами, но и с необоснованно жестокими законами

МИХАИЛ БЕЛЫЙ, ПОЛИНА САМОЙЛОВА, ЛАРИСА БОЧАРОВА

В Санкт-Петербурге представители медицинского сообщества и благотворительных фондов на днях заявили о необходимости срочного внесения изменений в законодательство, регулирующее использование наркотических средств. Дело в том, что сегодня врачи детских поликлиник не могут выписать неизлечимо больным маленьким пациентам наркотические обезболивающие препараты, так как не имеют лицензии на такую деятельность. Эксперты убеждены: проблему наркотического обезболивания стоит рассматривать еще шире. Очень часто онкологические больные на последних стадиях заболевания вынуждены переносить мучительные боли, пока их родственники из-за волокиты в поликлиниках или непомерной жесткости законов не могут получить заветные ампулы.

Лечить ли пациента наркотиками – непростой для врача вопрос.<br>Фото: AP
Лечить ли пациента наркотиками – непростой для врача вопрос.
Фото: AP
shadow
От отчаяния некоторые доходят до того, что начинают приобретать наркотики нелегально. Специалисты называют проблему крайне сложной и неоднозначной, заявляя, что разрешить ее можно, расширив в стране сети хосписов и снизив бюрократические преграды.

Государственные учреждения здравоохранения категорически отказываются признавать существование этой проблемы. В поликлиниках утверждают, что ничего плохого в существующем сегодня порядке нет. Между тем ни для кого не секрет, что несчастные люди вместо того, чтобы ухаживать за больным родственником, вынуждены систематически тратить массу времени, сил и нервов на «добывание» наркотиков. Известно также, что на руки родственникам тяжелобольных, как правило, выдают минимальную дозу. А значит, эта канитель повторяется чуть ли не ежедневно.

«К сожалению, механизм легального оборота наркотических веществ далек от идеала, и мы имеем дело с ужасной волокитой, – заявил в интервью «НИ» адвокат, кандидат медицинских наук Алексей Тихомиров. – Знаю, что родным и близким таких тяжелых больных приходится буквально выбивать в районных поликлиниках обезболивающие средства. Если у человека нет родственников, то ситуация становится еще более чудовищной. В лучшем случае ему помогут соседи, в худшем – придется умирать в мучениях». По словам г-на Тихомирова, несколько лет назад он сам оказался в похожей ситуации. «Когда от рака умирал мой отец, мне удалось найти специалиста-травника, который помог ему уйти безболезненно, – рассказал собеседник «НИ». – После этого чиновники от здравоохранения учинили мне самый настоящий допрос – почему я не обратился за наркотиками. И настояли даже на вскрытии тела».

Жительница Ульяновской области Ольга Гаврилова до сих пор с содроганием вспоминает те дни, когда от рака умирал ее отец. «У него начались жуткие боли, которые не снимались обычными анальгетиками, – поделилась с «НИ» женщина. – Помню, как я бросилась в поликлинику к участковому врачу, чтобы тот выписал наркотики для обезболивания. Его не оказалось на месте, и я металась по клинике, умоляя, чтобы хоть кто-то мне помог». Ольге с трудом удалось прорваться на консультационную комиссию, которая должна была определить, следует ли в самом деле выписывать отцу женщины наркотический препарат. «На меня так смотрели, словно я кого-то обманываю, – признается нам наша собеседница. – В итоге я буквально выпросила одну ампулу. Больше не дали. Но мне еще повезло – в поликлинике я встретила людей, которые бегали за лекарствами каждые два-три часа, потому что у их больных родственников даже наркотики снимали боль ненадолго».

«Самое страшное, когда острая необходимость в обезболивающих возникает в праздники или выходные дни, – рассказала «НИ» жительница Саратовской области Ирина Новожилова. – Людей просят «потерпеть до понедельника». Но это же просто издевательство! Больные люди испытывают невыносимые физические муки, а их близкие – моральные страдания. Ведь очень нелегко находиться с человеком, которому ничем не можешь помочь».

«Механизм выписки этих препаратов действительно не самый простой, – подтвердила «НИ» заместитель главного врача хосписа № 3 в Юго-Западном административном округе столицы Татьяна Кравченко. – Мы все зажаты в рамки приказов и нормативных актов, которые и регламентируют действующий порядок. Насколько я понимаю, такая жесткость обусловлена опасностью нелегального сбыта наркотических веществ».

Эксперты, в свою очередь, жалуются на то, что суровый порядок имеет очевидное побочное действие – как говорится, вместе с водой выплескивают и младенца. Случается, например, что люди от отчаяния начинают доставать наркотики из-под полы.

«Дело в том, что эти препараты подлежат строгой отчетности. Израсходовал – вернул ампулу. Неоднократно самому приходилось слышать о том, что родственники больных вынуждены нелегально доставать эти наркотические средства»,– сообщил «НИ» президент Национальной ассоциации защиты прав пациентов Дмитрий Шустов. – Это и вправду неоднозначная проблема. Ведь нельзя допустить и того, чтобы в поликлиники выстраивались очереди из наркоманов, а не реально больных людей».

Некоторые эксперты имеют особый взгляд на проблему. По их мнению, причина всех бед в том, что в стране отсутствует единый федеральный стандарт оказания помощи неизлечимо больным пациентам. «Сейчас проблема обезболивания во многом решена – на рынке имеются современные препараты пролонгированного действия. Есть таблетки и специальные пластыри, которые снижают болевой синдром на довольно продолжительное время. Вопрос, пожалуй, в самом медицинском сообществе – многие российские врачи панически боятся назначать людям для обезболивания наркотики, – выразил в интервью «НИ» свое мнение главный врач одного из российских хосписов, пожелавший сохранить инкогнито. – Во-первых, нам нужны четкие стандарты, в которых должно быть точно прописано, как именно оказывать помощь таким больным. Во-вторых, уже давно назрела необходимость в такой специальности, как врач паллиативной помощи. Одновременно с этим надо развивать и службу хосписов».

По словам собеседника «НИ», сегодня нужно всерьез бороться с юридической безграмотностью медицинского сообщества. «Знаю, что многие доктора приходят в замешательство, когда людям в терминальной стадии заболевания требуется колоть по пять ампул наркотика в сутки, – говорит врач. – Они боятся, что Госнаркоконтроль уличит их в преступлении закона. Хотя на проведение такой терапии они имеют полное право».

Возможно, именно этим объясняется случай, недавно произошедший в городе Солнечногорске Московской области. Там доктора не могли эффективно снять боль у умирающего от рака легких ветерана Великой Отечественной войны, ссылаясь на отсутствие в больнице наркотического препарата. Вместо этого ему кололи димедрол с кеторолом. Опрошенные «НИ» эксперты не исключают, что эскулапы могли просто побояться использовать наркотики. Главврач хосписа № 5 в Южном административном округе столицы Михаил Ефремов также подтвердил «НИ», что проблема заключается главным образом не в отсутствии препаратов, а в том, что врачи просто не назначают их.

Эксперты неустанно сетуют на то, что технология работы с наркотическими анальгетиками крайне забюрократизирована. «Буквально на глазах растет количество журналов регистрации получения-выдачи препаратов, уничтожения использованных ампул, – рассказал «НИ» заведующий отделом анестезиологии и реаниматологии Российского онкологического научного центра имени Н.Н. Блохина, профессор Евгений Горобец. – Вся эта волокита достаточно формальна, но отнимает немало драгоценного времени и внимания. По мнению медиков, вряд ли из больниц утекает хотя бы один процент препаратов, участвующих в наркообороте. Мне кажется, что Госнаркоконтроль, закручивая бюрократические гайки, руководствуется отнюдь не опасениями, что медицинский персонал будет торговать наркотиками. Просто легче искать не там, где потеряли, а там, где светло».

В результате всего этого, по мнению г-на Горобца, и появляются строжайшие нормы выдачи препаратов, обставленные многочисленными формальностями. «Зная, что, прописав больному наркотические анальгетики «не так», ты можешь подвергнуться суровому наказанию и даже уголовному преследованию, сто раз подумаешь, делать ли это, – признался «НИ» Евгений Горобец. – Врачей фактически подталкивают не назначать необходимые больным препараты. В итоге пациенты страдают, а российская наука и практика обезболивания сильно отстают от международных стандартов».

Впрочем, в Федеральной службе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ФСКН) России считают, что действующие нормы вполне обоснованы. «Случаи утечки наркотических веществ из легального оборота в незаконный фиксируются довольно часто. Мы не скрываем, что весьма нередко в торговле наркотическими и психотропными препаратами уличаются медики, – сообщил «НИ» начальник центра общественных связей ФСКН Николай Карташов. – Бывает и такое, что к родственникам больных, получающих наркотики в поликлинике, пристраиваются наркоманы, перекупающие у них препараты».

«К проблеме нельзя подходить однобоко – просто запрещать или разрешать. Первоочередная задача сегодня – отрегулировать легальный оборот таких препаратов, – сказал в интервью «НИ» руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, психиатр Михаил Виноградов. – Должны быть созданы специальные кабинеты экстренной помощи, а для родственников тяжелобольных нужно разработать сертификаты, по которым они могли бы получать наркотические препараты в том объеме, который реально необходим больным».


УКРАИНЦЫ ВЫНУЖДЕНЫ ПОКУПАТЬ ОБЕЗБОЛИВАЮЩИЕ НЕЛЕГАЛЬНО
На Украине действует строжайшее законодательство, регулирующее применение наркотических веществ в медицине. Именно поэтому многие неизлечимо больные люди обречены на то, чтобы умирать в мучениях. Подчас дело доходит до крайностей. К примеру, был случай, когда с Камчатки в Киев приехала больная раком 80-летняя женщина. Ее последние дни стали настоящим кошмаром как для нее, так и для ее родственников: «скорая» отказывалась приезжать, а узнав, в чем дело, участковый врач не выписывал даже самые легкие обезболивающие умирающей, ссылаясь на... отсутствие у пожилой женщины прописки. «Хоть обратно бабушку отправляй на Камчатку! Сил нет смотреть на это! В одну из ночей кричала так, что соседи приходили», – рыдала внучка, готовая за какие угодно деньги купить любой препарат, лишь бы измученная старушка смогла хотя бы полчаса поспать. Помогли друзья: у кого-то недавно умерла от инсульта бабушка, и остались ампулы с димедролом, кто-то у знакомых в аптеке без рецепта добыл обезболивающее – трамадол...
Немногим лучше ситуация в больницах. В стационарах, чтобы ввести больному наркотическое вещество, подпись под назначением должны поставить три врача. Если же наркотики дают более трех дней, то разрешение обязан заверить своей подписью еще и главный врач больницы. На то, чтобы выписать сильное болеутоляющее в поликлинике по месту жительства, тоже уйдет немало времени и сил. Есть цепочка согласований и ограниченное количество так называемых розовых бланков (названы по цвету бумаги, на которой выписываются разрешения). Эта ситуация неизбежно рождает коррупцию – запрещенными обезболивающими препаратами нелегально торгуют в интернет-магазинах. В прошлом году кабинет министров Украины утвердил перечень ядовитых и сильнодействующих веществ. К ядовитым веществам на Украине, в частности, относятся атропин, кетамин, тетракаин и трамадол.
Яна СЕРГЕЕВА, Киев

Опубликовано в номере «НИ» от 19 ноября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: