Главная / Газета 6 Ноября 2008 г. 00:00 / Общество

Телефон для галочки

На «горячих линиях» часто советуют позвонить по другому номеру

ЮЛИЯ ЧЕРНУХИНА, МАРИЯ ФИЛАТОВА

Больше недели корреспонденты «НИ» звонили по номерам различных «горячих линий». Оказалось, что люди на другом конце провода стремятся не решить проблему звонящего, а перенаправить его на другой телефон или в другое ведомство. А когда журналистка пожаловалась психологам на депрессию, у нее первым делом спросили про регистрацию.

Для звонков на линии по вопросам ЖКХ мы использовали реальную историю: несколько недель назад затопило дом №1 по улице Матвеевской, причем из-за потопа в одном из подъездов случился пожар. По квартирам прошел инженер и составил акт по поводу вздувшегося паркета. Однако в фирме, которая по условиям страховки должна выполнить ремонт, жильцам сказали, что ничего делать не будут, и предложили подождать, пока «паркет сам подсохнет и осядет».

На «горячей линии» Департамента ЖКХ и благоустройства Москвы сидел юморист. Выслушав объяснения, он первым делом пошутил: «Рабочие должны были прийти, хлопнуть руками и сказать: Ну, ребята, скинемся, что ли на ремонт?» На замечание, что акт составлен, и все дело лишь в том, что фирма отказывается подписывать документ, мужчина неожиданно начал спрашивать: «Сколько вам лет? Где вы учитесь? Почему, кроме вас, этим некому заняться? От кого вы вообще денег ждете?» Закончилась беседа советом обратиться к юристу, так как «тут много всего намешано».

С Мосжилинспекцией разговор был короче. Сотрудница потребовала назвать район (Очаково-Матвеевское. – «НИ»). «Очаково», – сообщила корреспондентка «НИ». «Нет такого района», – сказала женщина. «Матвеевское», – журналистка сделала вторую попытку. «Нет такого», – ответила сотрудница и положила трубку. «Горячая линия» управления координации деятельности комплекса городского хозяйства, куда звонили «НИ», отвечала лишь длинными гудками.

Безуспешно мы пытались поучаствовать в программе «Народный гараж». По одному найденному в Интернете телефону «горячей линии» ответили, что «их давно уже нет по этому номеру», по другому – никто не брал трубку. Попытка найти управу на соседей, которые по ночам ремонтируют свою квартиру, также провалилась. На «горячей линии» комплекса архитектуры и строительства сообщили, что занимаются только точечной застройкой, и посоветовали звонить в справочную московского правительства. В справочной, в свою очередь, посоветовали писать заявление в жилищную инспекцию по месту жительства.

Не удалось пожаловаться и на врачей, которые грубят пациентам в городских поликлиниках и больницах. Хотя сайт Департамента здравоохранения Москвы утверждает, что «горячая линия» работает круглосуточно, к телефону никто не подходил ни утром, ни днем, ни вечером, ни ночью.

Не смогли мы дозвониться на «национальную линию телефона доверия по проблеме ВИЧ/СПИД». Там все время раздавался сигнал «занято». На «горячей линии» по профилактике и борьбе со СПИДом ограничились рекомендацией «получить психологическую поддержку по месту наблюдения». Сотрудник «горячей линии» Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом вначале посоветовал перезвонить через неделю, а затем переадресовал нас в общественную организацию «Мост», которая оказывает психологическую помощь больным СПИДом. «Звоните, и наши консультанты помогут вам. Берегите себя!», – говорил автоответчик «Моста». Пообщаться с живыми консультантами «НИ» также не смогли.

Зато мы смогли пообщаться с психологами. Правда, легче от этого не стало. Ситуацию придумали такую: студентка жалуется на свою соседку по комнате, которая разочаровалась в учебе, так как вместо театрального вуза поступила в технический, и на этой почве стала пить, употреблять наркотики и устраивать скандалы. До «горячей линии» психиатрической помощи Департамента здравоохранения Москвы мы дозванивались целый день, прежде чем дежурная сняла трубку. «Меня очень волнует моя подруга», – сказала корреспондентка «НИ». «Подругой должны заниматься родственники, а не вы», – прозвучало в ответ.

В Московской службе психологической помощи, чья «горячая линия» широко рекламируется в метро, нас отсылали с одного телефона на другой, пока не добрались до номера неотложной помощи, по которому постоянно шли короткие гудки. Дозвониться удалось на второй день. «У вас есть московская прописка?» – спросила женщина. «Нет, регистрация», – ответила журналистка. Оказалось, что в этом случае на прием прийти все равно можно, однако будет ли он бесплатным, сотрудница сказать затруднилась. Зато в Центре экстренной психологической помощи при Департаменте образования проблему «решили» сразу. «Подруга должна понять, что наркотики и алкоголь – это не выход из ситуации. Она должна чувствовать, что с ней что-то не так. Поддержите, не бросайте ее», – говорила женщина.

Наиболее подготовленными оказались транспортные «горячие линии». В РЖД корреспондентке «НИ», которая представилась жертвой чернобыльской катастрофы, подтвердили информацию о праве на льготы, и рассказали, где получить нужный документ. В Мосгортрансе, в свою очередь, заверили, что если проездной билет размагнитился, его можно обменять. А вот в Московской станции по борьбе с болезнями животных, где существует «горячая линия» по «уборке дохлых птиц и животных», ничего убирать не хотят. Когда мы пожаловались на дохлую собаку в подвале дома, парень с приятным голосом посоветовал обратиться с этим вопросом в префектуру. А когда мы позвонили в Департамент образования Москвы с просьбой найти управу на преподавателя университета, якобы намекнувшего старосте группы, что без взятки никто экзамен не сдаст, нас переадресовали в Министерство образования. В министерстве же корреспондентку «НИ» первым делом спросили: «Вы готовы назвать себя?»

Опубликовано в номере «НИ» от 6 ноября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: