Главная / Газета 24 Октября 2008 г. 00:00 / Общество

Лечат, как по нотам

Самарские врачи стали приглашать к больным певцов и композиторов

СЕРГЕЙ ИШКОВ, Самара

Искусство требует не только жертв. В Самаре решили извлечь из прекрасного максимум пользы. Обладательница уникального голоса, доктор медицинских наук Лариса Богданова и композитор Владимир Резников поднимают людей на ноги с помощью музыкальных произведений и пения. Резников проводил эксперименты в студиях и клиниках с пациентами в течение 15 лет и доказал – музыка действительно лечит.

Медики, наделенные музыкальным слухом, уверены, что мелодии помогают пациенту.
Медики, наделенные музыкальным слухом, уверены, что мелодии помогают пациенту.
shadow
Лариса Богданова не скрывает, что далеко не всякая музыка может лечить: «Поэтому репертуар для больных мы подбираем специально. А вообще, о терапевтическом эффекте музыки известно очень давно. Еще Авиценна об этом говорил: у него 20 томов с описанием лечебной практики. Пифагор лечил пением и пением же воспитывал учеников в знаменитых пифагорейских школах. Ведь неспроста раньше даже математику изучали при помощи музыки».

Собеседница «НИ» работает в самарской областной больнице имени Калинина. «Тяга к пению у меня была всегда, – призналась нам врач, – но я как-то все время смущалась петь, да и возможности такой не было. Когда становилось совсем невмоготу, уезжала в лес и пела там».

По признанию Богдановой, музыкального образования у нее нет. Но доктор считает, что это не так уж важно. «Ведь у Лучано Паваротти тоже его не было! – приводит пример Лариса Петровна. – Два года я пела в церковном хоре при самарском Покровском соборе: шесть раз в неделю, после работы. Меня сразу туда взяли, услышав, как я пою».

Как-то ее подруга, психотерапевт по профессии, пригласила Богданову попеть во время сеанса для ее пациентов. «Тогда мы отметили, насколько благотворно мое пение подействовало на людей, – рассказывает врач. – В больнице Калинина концерты я стала проводить каждую неделю. На них приходили и сотрудники, и пациенты. То, что я делаю, назвали музыкотерапией. Первое время я пела одна, концерты продолжались около часа, мне было очень тяжело. Потом стала приглашать оперных певцов».

Спустя некоторое время несколько пациентов выразили желание тоже попеть. Вместе с Ларисой Богдановой больные стали разучивать разные песни. «Я распечатывала тексты песен, пациенты их учили, а потом мы пели. Хоровое пение сплачивает людей, человек как бы поднимается над своей бедой, болезнью, – считает Лариса Петровна. – Мы заметили, что после наших занятий участники хора не только сами повеселели, но и пытаются помогать соседям по палате. Я вспомнила: ведь в войну была очень хорошая и мудрая традиция давать концерты в госпиталях. А потом все это ушло...»

Самарский композитор Владимир Резников узнал о необычном воздействии на людей своей музыки так же случайно, как и Лариса Богданова. Друзья и близкие заявили Владимиру, что после прослушивания его произведений у них исчезает недомогание. Композитор решил исследовать лечебное свойство своих произведений и вообще музыки на состояние человека. В течение 15 лет он экспериментировал в студиях, еще три года – в клиниках с пациентами. Оказалось, и вправду – музыка лечит! «Я всегда тяготел к серьезной музыке, музыке больших форм, которую хочется прослушать заново, – признался «НИ» г-н Резников. – Против всяческой «попсы» бунтовал уже в детстве. В итоге, когда я начал писать песни, они получались скорее, балладами. Затем ушел в инструментальную музыку».

В мелодиях Резникова звучат около 20 инструментов: баян, синтезатор, акустическая и электрогитара, скрипка, орган. Кроме привычных звуков, можно услышать и неожиданные – например, звук от прыжка человека в воду, шум водопада, крик чайки. Великим нейромелодистом композитор считает Пола Маккартни. Но «скромно» замечает, что ничего похожего на свою музыку не нашел.

Владимир Резников уверен: чтобы мелодия воздействовала на пациента, она должна застать человека врасплох. Именно поэтому он использует в своих композициях нестандартные аккорды и неожиданные музыкальные решения. Но вообще считается, что целебный эффект музыки заключается в сбалансированном воздействии на пациента.

По словам специалистов Самарского медицинского университета (СамГМУ), музыка, конечно, не панацея от всех болезней, но она существенно помогает. «Мы очень тщательно исследуем результаты подобного лечения, – говорит доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой оториноларингологии клиник СамГМУ Наталья Еремина. – К лечению людей приступили только тогда, когда эксперимент, проведенный на 30 студентах, дал положительные результаты».

«Раньше эксперимент проводился в специально оборудованной комнате, сейчас же я включаю музыку прямо в палатах, – говорит композитор Резников. – Наибольший терапевтический эффект достигается, когда пациенты лежат. Я привожу свою аппаратуру на коляске, расставляю колонки и начинаю работать. Иногда спустя некоторое время я прихожу в палату, а все больные спят, то есть цель моя достигнута. После операций, когда все заживает, человек часто не может уснуть. Ему мешают боли, часть из которых имеет психологический характер и усиливает реальную боль. Моя музыка снимает именно эти боли. Убедившись, что пациенты заснули, я потихоньку выключаю аппаратуру и ухожу».

Лечиться с помощью музыки лучше, чем глотать таблетки и пить микстуры. «Звуковые инъекции» по мере необходимости удлиняют, а их нагрузку увеличивают. Проходящий курс музыкотерапии человек имеет возможность принимать лекарств намного меньше. Конечно, если лечащий врач отмечает улучшение его состояния.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 октября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: