Главная / Газета 9 Октября 2008 г. 00:00 / Общество

НеУДО за поведение

Заре Муртазалиевой отказано в снисхождении

ЗОЯ СВЕТОВА, Зубова Поляна–Москва

Во вторник Зубово-Полянский районный суд Республики Мордовия рассмотрел восемь ходатайств об условно-досрочном освобождении (УДО). Семь из них было удовлетворено. Отказано лишь Заре Муртазалиевой, осужденной в 2005 году по обвинению в покушении на теракт в московском торговом центре «Охотный Ряд». Корреспондент «НИ», наблюдавшая за процессом «отправления правосудия», обратила внимание на то, что судебные слушания напоминали хорошо смазанный конвейер.

Поселок Зубова Поляна не богат достопримечательностями. Если не считать таковыми недавно открывшийся супермаркет и свежеотремонтированное здание районного суда. Сам поселок считается столицей Дубравлага, где на многие десятки километров тянутся лагеря, построенные еще в сталинские годы. Благодаря этому соседству судьи Зубовой Поляны с лихвой загружены работой: помимо текущих гражданских и уголовных дел, дважды в неделю рассматривают ходатайства осужденных об УДО. Из соображений безопасности заключенных в Зубову Поляну не привозят. Корреспонденту «НИ» повезло: она оказалась единственным журналистом, кому довелось присутствовать на выездном заседании Зубово-Полянского суда.

Судья Евгений Кузьмин облачился в мантию и сел за небольшой стол, покрытый темно-розовой бархатной скатертью. Разложив бумаги, попросил ввести в зал первую осужденную. Немолодая женщина в белом шелковом платке и в зеленом форменном костюме обратилась к судье: « Извините меня, пожалуйста. Я исправляюсь. Хочу домой к детям». Потом выступила представительница колонии, рассказавшая, что ее подопечная за решеткой с ноября 2003 года, имеет 7 поощрений и не нуждается в дальнейшем наказании. Прокурор согласился, судья вышел в совещательную комнату и, почти сразу же вернувшись, зачитал решение: «Ходатайство удовлетворить».

Похожая сцена повторилась и с другой осужденной, отсидевшей больше пяти лет за разбойное нападение.

Ввели Зару Муртазалиеву.

Ту самую молодую чеченку, которую в марте 2004 года арестовали по подозрению в покушении на теракт. Задержали девушку в разгар античеченской кампании, когда приезжих с Северного Кавказа подозревали в самых тяжких грехах, что называется, по национальному признаку. Сбежав в Москву от войны, Зара познакомилась в мечети с двумя русскими девушками, принявшими ислам. За подругами наблюдали спецслужбы.

Задержали Зару за отсутствие регистрации, но в отделении милиции в сумочке «обнаружили» взрывчатое вещество. Мосгорсуд приговорил ее к 9 годам лишения свободы. О том, что в деле Муртазалиевой полно неувязок, много раз говорили представители общественности. О невиновности девушки заявлял и президент Чечни Рамзан Кадыров. И вот, спустя почти пять лет после ареста Зара отстаивает свое право на досрочное освобождение.

«Я отбыла более половины срока, – сказала девушка. – Устроена швеей. Свою вину в полном объеме не признаю. Что касается взысканий, наложенных на меня администрацией колонии, я никак не могу их погасить: ни одно поощрение, которое я заслуживаю по работе, начальство не утверждает».

Настала очередь выступить стороне защиты.

«Ваша честь, моя подзащитная не представляет опасности для общества, – сообщила адвокат Марина Морозова. – По Уголовному кодексу, осужденный не обязан признавать свою вину, если просит об УДО. Я прошу суд учесть: от действий Муртазалиевой в 2005 году никто не пострадал. Цель наказания – не месть, а исправление. Девушка сидит уже больше полсрока. За нее ходатайствует правительство Чечни, ей гарантируют работу в офисе уполномоченного по правам человека в Грозном. Прошу, ваша честь, проявить гуманизм».

Представительница колонии зачитала характеристику, которую дали Муртазалиевой. Оказалось, что она «относится к труду недобросовестно. Стоит на учете, как террористка, к жизни отряда равнодушна, допускает конфликты с администрацией». После такой оценки стало ясно, что отпускать Зару никто не собирается...

Пока судья был в совещательной комнате, корреспондент «НИ» успела посмотреть в окно. Из него открывался прекрасный вид на жилую часть зоны: двухэтажные кирпичные бараки, отгороженные один от другого небольшими заборчиками, веревка с постиранным бельем, и зэки в одинаковых темных робах, под звуки военного марша направляющиеся в столовую…

Судья Кузьмин вернулся и скороговоркой зачитал решение. Он читал так быстро, что показалось: отпускает.

Зару Муртазалиеву увели. Адвокат Морозова потом призналась корреспонденту «НИ»: «Я так же, как и вы, подумала, что ее освобождают. Но быстро поняла, что ослышалась. Рассуждая здраво, понимаю: судья просто не мог поступить иначе. По таким статьям ходатайства об УДО не удовлетворяют».

Судебные слушания продолжились. Евгений Кузьмин рассмотрел еще пять прошений. Одна за другой в зал входили осужденные в одинаковых белых платках и зеленых костюмах, сшитых на зоне. Это напоминало какой-то странный ритуал. Женщин на пять минут заводили в железную клетку. Склонив голову, каждая говорила, что хочет домой. Потом выступала сотрудница колонии, заверяя, что осужденная исправилась. На минуту слово брал прокурор. Судья удалялся на совещание с самим собой. Возвращался и зачитывал положительное решение...

Это было похоже на дурной сон. Почему оказались достойны снисхождения те, кто продавал наркотики, грабил и калечил людей, а Муртазалиева, вина которой лишь в том, что она говорила с подругами о несправедливости чеченской войны, должна оставаться за решеткой?

Когда все закончилось, корреспондент «НИ» спросила Евгения Кузьмина, были ли написаны его постановления заранее. Он ответил: «С чего вы так решили?! У меня есть секретарь. Она готовит мне два проекта решения, и я выбираю то, которое подходит к конкретному случаю». – «А почему вы отказали только Муртазалиевой?» – «Среди тех, кого я освободил, были и такие, кто совершил тяжкие преступления – разбой, хранение наркотиков. Но все они исправились. А Муртазалиева – нет. Разве вы сами не видите? Пусть еще посидит…»

Как удалось выяснить «НИ», судья Евгений Кузьмин, тот самый, который месяц назад отказал в УДО беременной Светлане Бахминой, бывшему юристу ЮКОСа. Он отказал ей, несмотря на то, что она признала свою вину, и администрация колонии рекомендовала ее к условно-досрочному...

Опубликовано в номере «НИ» от 9 октября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: