Главная / Газета 10 Сентября 2008 г. 00:00 / Общество

Плач практикующего юриста

Юрий ПЕРМЯКОВ
shadow
Блаженны плачущие, ибо они утешатся. (Мф. 5, 4) Не будет здесь ни слез, ни рыданий. Это жанр такой – плач, помните, школьный «Плач Ярославны». Академик Лихачев, например, говорил, что жанр этот не возвышает автора над читателем, не наставляет, а скорее подбадривает самого плачущего. Подбодрить себя стоило бы раньше, но до более важного почему-то руки не сразу доходят. А пока собирался, наш премьер уже опередил – поругал намедни антимонопольную службу, пригрозив ее руководству «кадровыми решениями», если ведомство не заработает более активно.

Есть к антимонопольной службе претензии у нас. Фабула следующая: «Новые Известия» с конца 2004 года издают журнал «Pro Здоровье», успешный с коммерческой точки зрения. В начале 2007 года наши сотрудники обнаружили, что постоянные рекламодатели с раздражением стали реагировать на плановые предложения о размещении рекламы, утверждая при этом, что только что уже разместили заказы в нашем журнале. Оказалось, что ЗАО «Аргументы и факты» (АиФ) вывело на рынок журнал «Про здоровье», который, как нетрудно заметить, легко спутать с нашим «Pro Здоровье». Что и сделали рекламодатели, отдавшие тезкам заказы, которые планировали разместить у нас. Изучив проблему, мы нашли полный набор признаков недобросовестной конкуренции в действиях «АиФ» и в соответствии с федеральным законом «О защите конкуренции» обратились в Федеральную антимонопольную службу (ФАС) с просьбой применить закон и защитить нас от недобросовестной конкуренции.

Напомним, уважаемый читатель, что антимонопольное ведомство – порождение нового времени, появилось оно вместе с рынком, задачи его – следить за соблюдением элементарного порядка между «хозяйствующими субъектами», дабы этот самый рынок не превратился в базар. «Добросовестная конкуренция» – одно из правил, за соблюдением которого ведомство должно присматривать. Определение ее в законе достаточно эластично, говоря научно, «деликт с трудом поддается юридической дефиниции». В других странах то же самое. Такие формулировки, как «обычаи делового оборота, требования добропорядочности, разумности и справедливости», кого угодно заставят задуматься, а уж нашего отечественного чиновника просто приводят в уныние. Результат обычный – предать забвению. Понять мы это можем, но мириться с этим не захотелось. Раз в законе написано, значит, надо исполнять, в противном случае авторитет государства в очередной раз под вопросом.

Поданное нами в ФАС заявление было оставлено без последствий по мотивам, законом не предусмотренным. Пришлось продолжить мытарства. Обратились мы в арбитражный суд с заявлением об оспаривании бездействия государственного органа. Здесь важно отметить, что использован был достаточно новый в нашем отечестве механизм административной юстиции. Это тоже приобретение нового времени. Раньше, если помните, действовал исключительно административный порядок (жалоба в вышестоящий орган), теперь вот появилась и возможность обратиться в суд.

Состояние нашей административной юстиции, мягко говоря, не идеальное. В результате реформаторских усилий получился некий компромисс: появилось законодательство, но не появились административные суды. Дела такого рода, в зависимости от того, кто подает жалобу, рассматривают либо арбитражные, либо суды общей юрисдикции. Как следствие – очень рыхлая правоприменительная практика. И здесь, помимо большого количества известных разнообразных факторов, влияющих на исход судебной тяжбы, весомую роль играют пресловутый человеческий фактор и уровень квалификации судьи, к которому попадает дело.

Нам в этом смысле не повезло. Спор рассматривал судья Арбитражного суда города Москвы А.П. Ерохин, деятельность которого, похоже, не станет заметным вкладом в становление российской административной юстиции. Дело в том, что подобного рода административные дела отличаются тем, что тяжущиеся стороны изначально неравноправны. Одна из них – административный (читай – государственный) орган имеет право и власть применить. С учетом этого законодатель решил уточнить, что именно эти самые административные органы должны доказывать соответствие своих действий (бездействий) закону, а вовсе не другая сторона, то есть рядовой заявитель. На деле же получилось все наоборот: это нам пришлось доказывать, что у нас имелось законное право, которое ФАС незаконно проигнорировал. Но судья предпочел в указанные тонкости не вдаваться. Отнесся к спору как к гражданско-правовому, нарушение закона административным органом его не заинтересовало, и вопреки предмету спора большая часть разбирательства вертелась вокруг вопроса: имели ли место проявления недобросовестной конкуренции или нет. Но ведь этим должен был заниматься ФАС, и жаловались мы на то, что вопреки закону он такое разбирательство не назначил. Спор этот нельзя отнести к сложным, при изначально правильной его юридической квалификации применить нужную норму права особого труда не составило бы. Вся проблема, как представляется, в вошедшей у нас в традицию приблизительности и небрежности в делах, в просторечии называемой «халтурой». Именно жертвой халтуры мы здесь и стали: как со стороны ФАСа, в лице его сотрудника по фамилии Цветкова Е.Б., так и со стороны судьи Московского арбитража Ерохина А.П.

Кому-то все это может показаться неинтересным, кому-то – обыденным и скучным, но если всерьез относиться к тому, что вокруг происходит, то случившееся предстает в виде трагедии шекспировского масштаба. Ведь что получается (оставим оценку поведения «АиФ» на будущее): орган исполнительной власти в нарушение закона не исполняет свои обязанности, а судебная власть довольно жалким образом имитирует правосудие по этому поводу, «чума на оба ваши дома»!

Наш молодой президент (к словам которого хочется прислушиваться уже хотя бы потому, что, будучи преподавателем правового факультета, как выясняется, вел спецкурс о Б.Н. Чичерине – фигуре, достойной всяческого уважения и, к сожалению, малоизвестной широкой публике) своими первыми высказываниями порождает определенные надежды. Судебная ветвь власти, правоприменительная практика, что может быть важнее для установления справедливого порядка в нашей не очень веселой жизни! Свидетелями многих кампаний подобного рода мы уже были, может быть, на этот раз все будет по-настоящему, по-взрослому? В надежде на оптимистический сценарий развития давайте вникать в детали и, прежде всего, внимательно читать и уважительно исполнять те законы, которые имеются. И тогда судья не посмеет пренебрегать нормой права, а последующие судебные инстанции не будут умножать эту скорбную практику только потому, что гораздо проще оставить в силе решение первой инстанции, нежели чем дать себе труд вникнуть в особенности конкретного дела, изучить аргументы заявителя, обоснованно опровергнуть их, если к тому есть основания, а нет – принять, не оглядываясь ни на что, кроме закона.

В нашем споре с ФАС остается последняя инстанция – Высший арбитражный суд РФ (ВАС). Известно, что здесь надежда «опрокинуть» судебные акты предыдущих инстанций – их, отмечу, уже целых три – составляет неимоверно малую величину. К этому следует прибавить, что необходимо написать надзорную жалобу, в которой требуется показать ошибки всех предыдущих инстанций, найти аргументы, побуждающие высшую судебную инстанцию принять к рассмотрению дело, обосновать, что допущенные ошибки нарушают единообразие в толковании и применении норм права и еще многое другое. А затем остается уповать, что жалоба попадет к добросовестному специалисту, который даст ей ход, и, наконец, о Небо! – выпадет счастливый жребий – появится вожделенное постановление президиума ВАС, которое в лучшем случае передаст дело на новое рассмотрение. Представляете, каким неисправимым романтиком и оптимистом надо быть, чтобы достало сил все это последовательно реализовать!



Автор – юрисконсульт «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 10 сентября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: