Главная / Газета 8 Сентября 2008 г. 00:00 / Общество

Зачистка

Что общего у генерала Шаманова с фигурантами громкого уголовного дела?

ИГОРЬ КОРОЛЬКОВ

Вступил в законную силу приговор Московского областного суда, приговоривший к различным срокам лишения свободы группу преступников – они пытались убить известного в Подмосковье предпринимателя и активиста партии «Единая Россия».

Пятого июля 2006 года около десяти часов утра от особняка в деревне Шевелкино Щелковского района Московской области отъехал бронированный «Мерседес». В нем находились двое: председатель совета директоров холдинга «Щелковский», член политсовета местного отделения партии «Единая Россия» Дмитрий Барченков и его водитель. Никто из них не обратил внимания на велосипедиста, проезжавшего возле дома. Как только «Мерседес» скрылся из виду, велосипедист достал мобильный телефон, набрал номер и произнес единственную фразу: «Выехал».

Пропавшие люди

В деревне Медвежьи Озера у светофора при выезде на Щелковское шоссе «Мерседес» остановился. Вдруг из подворотни выехал мотоциклист: пассажир, сидевший сзади, положил на крышу «Мерседеса» рюкзак, и мотоцикл резко набрал скорость. Через несколько секунд прогремел взрыв. Бизнесмен получил множественные ранения, однако остался жив. Поскольку окна в машине были затемненные, киллер не знал точно, на каком месте сидел Барченков, – взрывное устройство не удалось положить над его головой. Кумулятивная граната, рассчитанная на танковую броню, легко прошила «Мерседес», и заряд ушел на 40 см в землю. Смертоносная струя прошла в нескольких сантиметрах от Барченкова.

В Щелкове покушение произвело огромный резонанс. Люди озабоченно обсуждали это событие, ставя его в один ряд с другими преступлениями, потрясшими город за последнее время. В январе 2004 года неизвестные похитили сына заместителя главы района Андрея Лобяна. Чтобы скрыть преступление, юноше отрубили кисти рук, голову, ноги. По обнаруженным останкам экспертиза все-таки установила личность убитого.

Следует заметить: отец погибшего в администрации района ведал вопросами приватизации.

В октябре 2006 года пропал без вести начальник районного земельного комитета Сергей Михеев. Его тело нашли лишь спустя некоторое время.

В городе обратили внимание на такую характерную деталь: в обоих случаях жертвами преступления стали чиновники, ведавшие вопросами приватизации. На мысль, что интересы преступников вертелись вокруг собственности, в частности земли, наводило исчезновение еще одного человека – Дмитрия Федорова. Он был сыном генерала российских спецслужб. Полагают, именно это обстоятельство позволило молодому человеку преуспеть в бизнесе. Он стал одним из инициаторов создания фирмы «Инвест-строй», которая прибирала к рукам земли пригородного совхоза «Жигалово».

Слава о Федорове в городе была не самой лучшей – он активно общался с людьми, замеченными в рэкете и торговле наркотиками. Считается, что именно через него, а точнее, с помощью возможностей его отца, криминальная группа и завладевала пригородными землями. Сегодня в собственности «Инвест-строя» более 200 тыс. кв. м пригородных земель, выведенных из севооборота и предназначенных для строительства дач.

Попытка убийства Барченкова позволила щелковчанам предположить, что за всеми этими акциями стоит человек или группа лиц, чья дерзость имела весьма надежное прикрытие. Это подозрение вскоре получило подтверждение. В феврале 2007 года в органы прокуратуры явился человек и заявил: «Я Роман Терпан. Я имел прямое отношение к покушению на Барченкова».

Оказывается, все началось в мае 2005 года. Терпану предложили за 50 тыс. долларов похитить из автомобиля бизнесмена некие важные документы. Терпан согласился, получил задаток и, что называется, втянулся в процесс – начал слежку за «объектом», подобрал партнеров. Схему разработали такую: приобретают грузовик, с его помощью устраивают аварию и в этот момент похищают документы.

План одобрили, но с поправкой: нужно не документы украсть, а убить бизнесмена. «Так требует заказчик, – сказал посредник. И добавил: – Если мы этого не сделаем, нашим семьям конец!»

Терпан попал в ловушку. У него не хватило мужества отказаться от участия в преступлении, тем более что посредники постоянно твердили: заказчик – крутой представитель криминала, не исполнишь заказ – убьет.

Насколько угроза была реальной, можно судить по тому, что на следствии рассказал Терпан. Когда его вывезли за город и пригрозили убить в случае, если он не выполнит заказ, ему представили человека: он-де завалил из автомата в районе троих, в том числе и директора одного из подмосковных рынков.

Блатная кличка Глыба широкому читателю мало о чем говорит. Но в подмосковных Щелкове, Фрязине и Балашихе этот криминальный псевдоним хорошо известен. Настоящие имя и фамилия Глыбы – Алексей Храмушин. Сын директора Щелковского завода металлоконструкций, он в свое время был водителем у одного из щелковских авторитетов. В милицейских сводках Храмушин вначале проходил как активный член ОПГ, а затем как лидер группировки, промышляющей рэкетом.

Но зачем Глыбе понадобилось убивать Барченкова?

Готовилось политическое убийство

На допросе Терпан рассказал то, во что его посвятили. Готовились выборы главы города Щелково. Криминальный мир намерен был поставить на ключевую должность своего человека. Но Барченков поддерживал кандидатуру от действующей власти. Эта поддержка была весомой по нескольким причинам. Во-первых, Барченков входил в политсовет местного отделения партии «Единая Россия», и его голос многое значил. Во-вторых, он финансировал избирательную кампанию кандидата. В-третьих, газета, которую издавал бизнесмен, активно пропагандировала кандидатуру от администрации.

Терпан тянул время, полагая, что ситуация рассосется сама собой. Но она не рассосалась. В результате Терпану предъявили счет: из-за того, что вовремя не был устранен Барченков, Глыба проиграл выборы. А между тем он потратил на них немалые средства – более пяти миллионов долларов. Терпана «поставили на счетчик» и потребовали, чтобы он отработал вложенные в операцию деньги – убил других людей. Ему, со слов подсудимого, представили целый список кандидатов на отстрел. В этом списке значились, в частности, начальник милиции города Фрязино, криминальный авторитет Щелкова, владелец мебельной фабрики, сын знаменитого спортивного комментатора Николая Озерова. За каждое из этих убийств Глыба готов был заплатить от 30 до 70 тысяч долларов в зависимости от значимости фигуры.

Глыба лично инструктировал посредников, как от его имени вести переговоры с исполнителями. И 200 тыс. долларов на финансирование убийства выделял именно он. Такие показания дали участники покушения, непосредственно общавшиеся с Глыбой.

Милиция арестовала тех, кто готовил и исполнял акцию. За исключением Юрия Елисеева, управлявшего мотоциклом, и Алексея Храмушина, заказавшего убийство. Елисеев умер от кровоизлияния в мозг через 9 дней после покушения, Храмушин скрылся. Его объявили в федеральный и международный розыск. Суд вынес решение об аресте.

Недавно Московский областной суд с участием присяжных вынес приговор. Приговор достаточно суров, но вынесен с учетом мнения пострадавшего. Барченков заявил: он прощает всех, кто раскаялся в совершенном преступлении, и просит для них максимального снисхождения. Заявление бизнесмена удивило участников процесса: в теле потерпевшего все еще находились осколки.

Для того чтобы понять, почему Барченков просил суд о снисхождении для тех, кто едва не лишил его жизни, следует сказать, что Дмитрий – человек глубоко верующий. Он церковный староста. Это во многом и объясняет его отношение к бизнесу, друзьям и недругам.

Предприниматель снес старый рынок и на его месте построил новый. Здание не только украсило Щелково, но и серьезно повлияло на моральный климат в городе. Прежний рынок был омерзителен не только своей антисанитарией, но и тем, что торгующих здесь беспощадно обирали бандиты. Сегодня налоги с рынка поступают в бюджет, а криминал отсюда удален и лишен одного из серьезных источников дохода.

Барченкову удалось отстоять от рейдерских захватов земли холдинга и сохранить на них сельскохозяйственное производство. А это, в свою очередь, позволяет держать на некоторые виды продукции, которой торгуют на рынке, низкие цены.

Рядом с рынком холдинг Барченкова возводит первое в городе высотное здание – гостиницу. Попутно приведена в порядок запущенная набережная реки Клязьмы, которая стала любимым местом отдыха горожан. Этим летом здесь установили первые в России аналемматические солнечные часы. Их установил и подарил городу тоже холдинг «Щелковский». Я уж не говорю о том, что бизнесмен на свои кровные не только реставрирует старые и возводит новые церкви, но и помогает неимущим, многие годы выплачивает стипендии школьникам-отличникам…

Барченков – один из тех, на кого администрация города прочно опирается в реализации своих экономических и социальных программ.

В показаниях Терпана есть любопытный эпизод. Вот как ему объяснили причину, по которой он должен был убить председателя совета директоров холдинга «Щелковский»: мешает жить. И это правда: Барченков стал врагом не только Храмушина, лишенного финансовых криминальных поступлений с рынка, но и некоторых нечистоплотных сотрудников милиции, не без успеха «доивших» тот же рынок.

В лице Барченкова и Глыбы в городе столкнулись две философии, две культуры, два мировоззрения. Один полагает, что надо жить праведно, что его бизнес должен работать на благо города; что если Господь дает ему возможность заработать, то его долг – помочь менее удачливым согражданам. Для другого же судьба города оказалась за пределами его интересов. Он решал исключительно личные проблемы, особенно не заботясь о том, насколько методы, которые использовал, согласуются с законом и общественной моралью.

Барченков и Глыба – фигуры не сами по себе. За каждым целый пласт чиновного люда, ориентированного на разные ценности.

И заместитель главы района Лобян, сына которого похитили и замучили, и начальник районного земельного комитета Михеев, которого тоже похитили и убили, и бизнесмен Барченков, которого пытались взорвать, – люди одних воззрений. Они мешали криминалу развернуться в городе и потому попали «под зачистку».

История, которую я рассказал, несмотря на то что отражает целое явление, характерное для России начала ХХI века, все-таки осталась бы историей местного масштаба, если бы не одно весьма важное обстоятельство.

Криминальное родство

Представитель криминала Глыба – зять известного в стране человека: бывшего командующего группировкой войск в Чечне, бывшего губернатора Ульяновской области, а сейчас начальника Главного управления боевой подготовки и службы войск Вооруженных сил Российской Федерации, Героя России генерал-лейтенанта Владимира Шаманова.

Сам по себе факт родства крупного государственного чиновника и представителя криминала еще мало о чем говорит. Можно ли винить генерала в том, что любимая дочь свое сердце отдала молодому человеку из криминальной среды? В истории нередки случаи, когда дети приличных родителей оказывались в дурной компании. Весь вопрос в том, насколько родители ассоциируют себя с этой средой? Как правило, они дистанцируются от сомнительных увлечений своих детей, будь то терроризм, идеи фашизма или торговля наркотиками. Общественное мнение в таких случаях не имеет ни малейшего повода связывать имя приличной семьи с именем тех, кто считается проблемой общества. Для генерала же Шаманова выбор дочери, похоже, не стал семейной драмой.

Имя генерала достаточно громкое в России. Он посылал наших сыновей в бой, когда командовал войсками в Чечне, влиял на судьбы сотен тысяч людей, когда управлял целой областью. Сегодня занимает один из важнейших постов в Министерстве обороны страны. Он носитель не только высшей государственной награды, но и определенных нравственных ценностей, на которых строится общество. Эти ценности должны находиться в неразрешимом противоречии с ценностями, которые исповедует его зять. Но генерал не предпринял никаких попыток к тому, чтобы внести ясность в весьма щекотливую ситуацию. И потому в общественном сознании два имени – военачальника и представителя криминала, объявленного в розыск Интерполом, – спаяны настолько прочно, что разъединить их вряд ли теперь возможно. Тем более что семья генерала и Глыба участвуют в одном бизнесе. Сын и зять Шаманова имеют прямое отношение к одной московской фирме, производившей спортивное оборудование, а ныне сдающей в аренду производственные корпуса на Алтуфьевском шоссе. Кроме того, сын генерала – один из соучредителей «Инвест-строя», той самой фирмы, которая в свое время была создана по инициативе Дмитрия Федорова и на которую записаны многие гектары земли. Напомню: именно Федоров способствовал криминальному сообществу в приобретении любыми методами и любой ценой щелковских земель, а затем бесследно исчез. Его долю благополучно разделили бывшие партнеры. Все соучредители фирмы, говоря милицейским языком, – близкая связь Глыбы.

Совместный бизнес сына и зятя генерала дает основания полагать, что генерал не чужой человек в делах близких родственников. А показания участников покушения на Барченкова делают эту связь еще более прочной. Требуя от Терпана убить бизнесмена, посредники ссылались на Глыбу не только как на влиятельного представителя криминала, но и как на зятя генерала Шаманова.

После покушения и после того, как Храмушина объявили в розыск, развитие событий еще меньше оставило надежд на то, что генерал Шаманов глубоко огорчен поведением зятя. Он не только не дистанцировался от криминала, не только не сделал заявления, уместного в подобной ситуации (я уже не говорю о том, чтобы, использовав весь свой авторитет, заставил обвиняемого в тяжком преступлении зятя сдаться властям), но и, похоже, предпринял шаги, прямо противоположные. Барченков утверждает: на него неоднократно выходили весьма влиятельные люди из правоохранительных органов, утверждая, что представляют генерала Шаманова. От его имени они предлагали полтора миллиона долларов «для решения проблемы». Решение проблемы сводилось к одному: Барченков не должен настаивать на тщательном расследовании уголовного дела и на розыске его зятя.

Не могу утверждать, что люди, выходившие на Барченкова, действительно были уполномочены генералом – этот эпизод не расследовался, и Шаманов не давал по этому поводу показаний. Тем не менее то, о чем заявил потерпевший бизнесмен, встраивается в общую стилистику поведения военачальника. Летом 2004 года средства массовой информации рассказали о скандальной истории, которая произошла на даче тогдашнего губернатора Ульяновской области. После того как местный бизнесмен Хамзя Ямбаев предложил главе администрации уйти в отставку, генерал пригласил его к себе на дачу. Там между Ямбаевым и Шамановым состоялась словесная перепалка, после которой охранники стали избивать бизнесмена. Несколько раз приложился и сам хозяин дачи. Обо всем этом журналистам поведал сам Ямбаев. Скандал, обещавший вылиться в уголовное дело, тогда неожиданно затих: дознаватель не нашла в действиях губернатора состава преступления.

Вполне возможно: именно сановное прикрытие сказалось на том, что вначале уголовное дело по факту покушения на жизнь Барченкова Московской областной прокуратурой расследовалось из рук вон плохо. Только вмешательство депутатов Государственной думы и членов Федерального собрания да неуступчивость самого бизнесмена позволили довести дело до суда.

Но для семьи Шаманова проблема не закрыта: Храмушин-Глыба по-прежнему в розыске. В любой момент он может быть арестован и при тех доказательствах, которые собраны в уголовном деле, вполне может быть отправлен в места не столь отдаленные как минимум лет на 15.

Поскольку Барченков отказывается вступать в переговоры с посредниками, заявляющими, что они представляют интересы генерала Шаманова, вместо попыток подкупа начались угрозы. Через силовые структуры бизнесмену передают: если не согласится на решение проблемы за деньги, покушение может повториться.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 сентября 2008 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: