Главная / Газета 15 Августа 2008 г. 00:00 / Общество

«За маму очень боюсь»

Корреспондент «Новых Известий» встретил в Москве детей из разрушенного Цхинвали

МИХАИЛ БЕЛЫЙ

Из вагона с нулевым номером никто не спешил выходить. Испуганные детские лица, словно отражения, прилипли к окнам. Удивленные глаза разглядывали огромный Казанский вокзал. «Это Москва, вам тут будет хорошо», – вот и все, что сказали вчера детям, приехавшим из разрушенной в Цхинвали школы-интерната.

Первыми руку помощи осетинским детям протянули московские сестры милосердия.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Первыми руку помощи осетинским детям протянули московские сестры милосердия.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Этих ребят назвать счастливчиками не поворачивается язык. Хотя они, как говорят воспитатели интерната, и вправду чудом остались живы. «Все случилось неожиданно: началась стрельба, все кругом стало взрываться, – рассказала «Новым Известиям» Вера Воробьева, сопровождавшая детей. – Эти ребята успели уехать из Цхинвали на первом автобусе. А второй автобус с детьми попал под обстрел. Теперь мы не знаем, где они. Очень надеемся найти их живыми».

В Российском детском фонде «НИ» сообщили, что многие дети действительно пока не найдены. Всего в цхинвальском интернате находились 169 человек, десять из них – круглые сироты. «Сейчас мы ищем потерявшихся ребятишек по домам и разным приютам. Когда началась война, детей увозили и на автобусах, и на попутках», – сказали в фонде.

Из поезда Владикавказ – Москва маленькие жертвы совершенно непонятной для них войны выходят неохотно. Детские глаза сразу упираются в телекамеры, которые встречают их на перроне. От этих героев ждут эмоций и слез ручьем. А они не плачут. «Очень сильно стреляли, – вспоминает 13-летняя Лина Келехсаева. – Но я не боялась. Капельку волновалась только».

В школу-интернат Лина попала не от хорошей жизни, хотя у девочки есть мама. «Она в магазине работает, – рассказывает Лина. – Месяц работает, месяц отдыхает. Позвонить маме я не могу – у нее нет телефона. Я очень за нее боюсь».

Ее сестренка в смешной полосатой футболке молчит и хватает Лину за руку. Детям прямо на вокзале вручают подарки – они в ярких пакетах с надписью «Расправь крылья». Но никто в пакеты не заглядывает – не до того. «Я домой хочу, – признается 11-летний Азамат, опуская глаза. – Не хочу на Красную площадь». А потом внезапно спрашивает: «А почему война? Почему там стреляют?» Взрослые, которые стоят вокруг мальчика, сразу же пытаются перевести разговор на другую тему. Никто не может ответить ему на эти простые вопросы.

«Вы приехали в прекрасное место, вас тут никто не тронет», – говорит председатель Российского детского фонда академик Альберт Лиханов, который первым предложил вывезти детей из края, куда так неожиданно пришла война. Мальчуган в ярко-желтой футболке деловито хватает за руку милиционера на перроне – в большой толпе на вокзале он кажется ему наиболее надежным спутником. «Там большие бомбы взрывались, – рассказывает он. – У меня там друзья остались. А мы правда тут отдыхать будем?»

Проводница поезда № 33 Людмила Салимова, сопровождавшая детей, признается, что никогда еще так не волновалась. «Это самая сложная поездка в моей жизни, ведь такая большая ответственность, – говорит женщина. – Детишки очень хорошие, в дороге не капризничали, вели себя мужественно. В шашки играли и рисовали». Многие дети молчали. Никто не мог вытянуть из них ни слова. «Это вполне естественно, – говорят врачи. – Они находятся в шоковом состоянии, ведь пережили столько потрясений всего за несколько дней».

Вчера в Москву прибыли только первые десять детей из Цхинвали. Вслед за ними приедут и остальные. Полное воссоединение учащихся интерната произойдет в подмосковном реабилитационном центре «Липки-Вешки».

Опубликовано в номере «НИ» от 15 августа 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: