Главная / Газета 15 Июля 2008 г. 00:00 / Общество

Ход конем

Молодая семья за несколько лет спасла от ножа целый табун лошадей

СЕРГЕЙ ПЕРОВ, Краснодарский край

В России все настойчивее звучат предложения о создании центров реабилитации для брошенных и спасенных зверей. Ежедневно горожане находят десятки заблудившихся диких или сбежавших домашних животных и не знают, что с ними делать. Ветеринарные клиники заботятся о них только за большие деньги, зоопарки не принимают без соответствующих документов. Людям остается одно – оставить спасенное животное у себя. А что есть ли это не заморская птичка или грызун, а, к примеру, лошадь? Этот вопрос не смущает супругов Игоря и Галину Чередий, которые живут в станице Азовская Краснодарского края. На собственные деньги они создали частный лошадиный приют, в котором спасают от бойни и породистых скакунов, и рабочих лошадок.

Игорь Чередий души не чает в спасенных животных.<br>Фото: СЕРГЕЙ ПЕРОВ
Игорь Чередий души не чает в спасенных животных.
Фото: СЕРГЕЙ ПЕРОВ
shadow
Найти лошадиный приют в станице Азовской оказалось не просто. Местные жители дорогу показать не могут или не хотят. Приходится колесить меж лесных отрогов гор практически вслепую. Наконец, на уходящей в лес дороге появляются следы копыт. Все отчетливее слышится ржание, и глазам открывается просторный двор. Хозяин и хозяйка выходят навстречу. На вопрос, почему их так трудно найти, Игорь и Галина вздыхают. «Не любят у нас селяне коней, считают их опасными. А наше дело пустой забавой зовут. Недавно бабушка бросилась с вилами на двух кобыл, говорит, боится, что перепрыгнут через изгородь и огород потопчут, – рассказывает Игорь. – А ведь конь – это большой заяц, пугливый и, по большому счету, беззащитный».

На коня сам он сел в пять лет. Кобылка была норовистой, но с ребенком поехала спокойно. Так и началась его дружба с лошадьми. В городе жить не смог. Женившись на краснодарке Галине, которая работала портнихой, Игорь однажды приехал и показал ей станицу Азовскую, горы и леса. Долгих раздумий восемь лет назад не было, собрали денег и купили заброшенную хату на окраине станицы. Вскоре в домашнем хозяйстве появилась первая кобылка. Ее подарила Игорю за работу хозяйка маленькой конефермы. Ее конюх запил, и животные остались без присмотра. Запущенных коней Игорь подлечил, выкормил, ухаживал за ними с лаской.

А потом, два года назад, Игорю, как уже признанному в станице специалисту-лошаднику, позвонили с местной бойни: хозяин сдал на мясо буланую красавицу Реакцию, кобылу буденновской породы. «Может, купишь?» – предложили мясники.

«Когда я приехал и увидел, как она грустно стоит, опустив голову с белой звездочкой во лбу, я и не задумывался – были деньги, отложенные на машину, сразу отдал за нее», – вспоминает Игорь.

Кобылу поставил в своей конюшне. Тогда Игорь и не думал, что станет главным конским заступником. Но звонки посыпались один за другим. «Для меня это вначале было шоком, – вспоминает хозяин приюта. – Я с детства знал, что рабочих лошадей отправляют на мясо. Но то, что мне рассказали, не лезло ни в какие ворота. Богатые хозяева, накупившие коней «для понта», быстро разочаровались в этих игрушках. «Новые русские» даже не догадываются, что породистые кони – это личности со своеобразным характером, которым нужен не только уход, но и подход. Упрямство, главное качество породистой лошади, их не устраивало. Своих питомцев они по дешевке отправляли на бойню. Продавали буквально за копейки. Конина – самое дешевое мясо. Дешевле говядины – всего 80 рублей за килограмм».

Игорь считает, что коней есть нельзя, если только не война и не голод. «Конь – это друг, а не мясо!» – говорит Игорь. Рядом с калиткой у леса он показывает бугорок, там он похоронил трехлетнего жеребца, привезенного с бойни. Как ни бился, а выходить породистого англо-араба не удалось. После «ухода» пьяниц-конюхов, а именно такой контингент по дешевке набирают на работу в конюшни «новые русские», красавец жеребец пал.

…Год назад на бойню завезли сразу почти три десятка породистых коней тракененской породы. Разорилась конеферма в одном из хозяйств. А новые хозяева одним росчерком пера отправили на мясо и маток, и совсем еще беззащитных двухмесячных жеребят. Кони, кстати, были все с родословной, аж с 1946 года. «Этих длинноногих «тараканчиков»,– тут голос у Игоря прерывается, – грузили в машину с помощью электрошокера! Выкупить сразу такое количество я, конечно, не смог, но друзья подсказали дать объявление в Интернете. И чудо произошло. Отовсюду, даже из Москвы, приехали люди и в один день разобрали всех обреченных на убой животных. Я себе взял кобылу Виспу, вон она ходит, пасется».

Виспа, высоченная кобыла, вороная с загаром отмахивается хвостом от мух, и пасется чуть поодаль от остальных коней Игоря. Пока их у него шесть голов. «А вот посмотрите на то, что прокатчики делают с животными, – показывает Галина на копыта маленького ослика, грустно стоящего в сторонке от коней в тени. – Катали на нем целый сезон детей, а потом разбили копыта и бросили умирать на улице. Он лежал на гниющем боку, никому не нужный. Мы его подобрали, выходили, только копыта так и остались изуродованными».

Мы знакомимся с каждой лошадью, треплем по холке, угощаем алычой. Вместе с нами тут же крутятся обе дочки синеглазые Лиза и Настена, помощники папы и мамы. Девятилетняя Настена уже уверенно управляется с лошадьми. На днях родителей не было дома, а кони выскочили на улицу, и ребенок собрал их, загнал обратно. Трехлетняя Лиза вчера напугала отца с матерью, спокойно разгуливая под ногами у рослых коней. После пережитого стресса некоторые кони затаивают обиду на людей, но в заботливых руках супругов Чередий они оттаивают, снова становятся верными друзьями, прежде всего для больных малышей. Их сюда возят со всей области. Кони дарят радость и тем малышам, которые страдают ДЦП и больным аутизмом. Ребятишек катают бесплатно.

Прошлой осенью у Игоря конокрады увели пять голов прямо среди белого дня. Оказывается, на когда-то отправленных на бойню за бесценок лошадей все-таки есть спрос. Нужны породистые скакуны, нужны и рабочие лошадки, особенно на селе. Лошади нужны даже в монастырях. Недавно Игорь подарил двух рабочих лошадок женскому монастырю в Ростовской области. В замен получил вышитые собственноручно обереги, которые одевают на шеи коням. Раз эти животные все же востребованы, их можно спасти от бойни, убежден Игорь. Главное – это наладить обмен информацией между всеми заинтересованными людьми и в России, и за рубежом, между теми, кто так же, как и Игорь, считают, что конь – это друг, а не мясо.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 июля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: