Главная / Москва / 19 Июня 2008 г.

«В Бутове мы строим жилье, а политиканы – карьеру»

НАТАЛЬЯ ЦОЙ

Сегодня, 19 июня, исполняется ровно два года конфликту в Южном Бутове, который до сих пор не разрешен. Напомним, деревянные дома планировалось снести, а на их месте построить социальное жилье для очередников. Однако многие местные жители отказались переселяться в предоставленные городом квартиры и потребовали увеличить размер компенсаций, на что столичные власти не соглашаются. О том, как городские чиновники собираются разрешить затянувшийся бутовский конфликт корреспонденту «НИ» рассказал пресс-секретарь мэра Москвы Сергей ЦОЙ.

shadow
– Сергей Петрович, почему ситуация в Южном Бутове вызвала столько шума и отчего возник конфликт, который до сих пор не может утихнуть?

– Начну с того, что расселение поселка Бутова началось три года, а конфликт насчитывает всего два года. Заметьте, ровно двенадцать месяцев ничего экстраординарного не происходило. Одни жители спокойно переезжали в новые квартиры, с другими шли переговоры. И вдруг разгорелся скандал. Вернее, он не разгорелся, его сознательно и профессионально разожгли люди, которым он был выгоден…

– И кому он был выгоден?

– Тому, кто зарабатывал себе политический капитал, спекулируя на человеческих проблемах. Но давайте обо всем по порядку. Напомню технологию, по которой разжигался скандал. Власти Москвы обвинили в том, что они воюют с людьми. Что город использует ОМОН для разборки с мирными жителями. В стране, которая пережила Тбилиси и массу гражданских войн при распаде СССР, такие императивы действуют безошибочно и стопроцентно. Но в случае с Бутовом обвинения были ложными. Правительство Москвы никакого ОМОНа не вызывало. Мы никогда не воевали с людьми, и мэра Москвы Юрия Лужкова не случайно называют народным мэром, который никогда не набирал меньше семидесяти процентов голосов.

– А что же было на самом деле?

– На самом деле город подал в суд иск по спорным вопросам с жителями, которых не устраивали условия переселения, и суд этот город выиграл. Проигравшие отказались выполнять решение суда, а в таких ситуациях судебные приставы принуждают стороны исполнить это решение. Так происходит в любой цивилизованной стране, и ответственность за судебное исполнение несет не городская администрация, а соответствующие органы государственной власти. Два года назад в Южным Бутове судебным приставам не позволили исполнить решение суда, их попросту забросали камнями. А в следующий раз, как и положено по процедуре, они пришли с ОМОНом для поддержки своих действий. Однако люди, которые активно участвовали в разжигании конфликта, не решились выступать против государственной власти. Куда проще и легче было во всем обвинить правительство Москвы и мэра.

– Я так понимаю, что и тогда, и сейчас необходимость обращаться в суд была связана с тем, что бутовцы не соглашались с компенсациями за снесенное жилье.

– Проблема действительно заключалась в выплатах компенсаций за жилье и огороды. Поэтому бывшие защитники прав бутовцев откровенно лукавят, когда говорят, что они не решали вопросы собственности, а выступали против избиения людей. Что-то я не помню, чтобы в Южном Бутове кого-то из жителей избили. Именно по компенсациям и был выигран иск городской администрацией. Сам факт необходимости переселения никто даже не оспаривал. Спорили только о размерах возмещений. До смешного доходило: люди требовали выплаты денег за землю, на которую у них не существовало ни одного документа. Ну, скажите, как в этом случае платить, по какой статье городского бюджета проводить расходы. Любая контрольная проверка может объявить такие выплаты незаконными. И тем не менее город шел навстречу бутовцам и находил варианты решения не только жилищных проблем переселенцев, но и выплаты денежных средств. Правда, в разумных пределах.
А все, кто старательно подогревал этот конфликт, под маской борьбы за права людей, решали свои проблемы. Некоторые представители Общественной палаты, отдельные депутаты зарабатывали себе политический капитал. Фактически они выступали против закона, а значит, против государственной власти. Они создали прецедент и породили в людях надежду, что проблему можно решать не в судебном порядке, не по закону, а на митинговом ажиотаже. В итоге сходные проблемы получили и другие регионы страны. Процесс строительства нового жилья был остановлен в Астраханской области, в Башкирии... В Бутове мы строили жилье для людей, а политиканы карьеру для себя.

– Но ведь Прокофьевы все же получили все то, что они просили. Теперь в глазах бутовцев они герои сопротивления.

– Прокофьевы получили ровно то, что им предлагали еще два года назад. Вы помните, что писала пресса по поводу семьи Прокофьевых? Я напомню. Сначала писали, что у нее отнимают дом. А когда выяснилось, что мать и сын занимают всего 9,5 квадратного метра в одном из местных домиков, фактически в коммуналке с удобствами во дворе. СМИ стали писать о том, что переселять взрослого сына с матерью в однокомнатную квартиру бесчеловечно. Позвольте, а жить на 9,5 метра взрослому сыну с матерью это человечно? Открою вам секрет. На самом деле в Бутове жил только сын. И тем не менее город и тут пошел навстречу людям, предложив Прокофьевым две квартиры. Одну в собственность, другую по социальному найму. Что, плохая компенсация? Прокофьевы долго требовали больше, а получили ровно то, что им предлагали, но только через два года.

– Власти Москвы обвиняли в том, что они на этом конфликте деньги зарабатывают, что это бизнес-проект. Есть ли в Бутове коммерческое жилье?

– Очередной случай обмана. В Бутове строится только социальное жилье и жилье для очередников. Еще раз повторюсь, правительство Москвы и мэр работают для людей, и это не высокопарная фраза. Если бы два года назад, когда конфликт только начинался, Москва столкнула интересы жителей Бутова и очередников жилья, то последствия даже страшно себе представить. И тогда некоторые горячие головы мэру такое решение предлагали, но он наотрез отказался. Люди не должны быть заложниками сложных конфликтов интересов. Задача власти решать эти конфликты в интересах людей, но, не выходя за пределы разумного компромисса.

– Сергей Петрович, в Бутове осталось еще несколько не расселенных домов. Как будет решаться этот вопрос?

– Точно так же, как этот вопрос решался и ранее. С помощью диалога. И я абсолютно уверен, что город найдет компромиссное решение проблемы оставшихся переселенцев. И если кто-то попытается затеять новую шумиху, то это будет моральным преступлением. Да, Бутово сегодня уже стало именем нарицательным. И нас не устают пугать, что будет второе Бутово. Да хоть десятое! Правота позиции города очевидна.


Конфликт фактически разрешен. На месте снесенных халуп уже выстроено 100 тысяч квадратных метров современного жилья для очередников. Там же живут и те самые бутовцы, которые два года назад митинговали против переселения. Только теперь их дети будут ходить в нормальный детский сад и нормальную школу, которые также уже построены. Время все и всех расставит по местам. Оно собственно уже все и расставило.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 июня 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: