Главная / Газета 20 Мая 2008 г. 00:00 / Общество

«Российские цирки находятся в плачевном состоянии»

ОКСАНА ПРОХОРОВА

Сегодня российская цирковая индустрия испытывает огромный дефицит кадров. Особенно не хватает представителей такой экзотической профессии, как дрессировщик хищников. Профессионально работать с тиграми и львами не учат ни в одном училище. Сегодня манеж принадлежит дрессировщикам из знаменитых династий. Основатель одной из таких династий, заслуженный артист России Михаил БАГДАСАРОВ дал интервью «Новым Известиям».

Дети Михаила Багдасарова – Карина и Артур – тоже дрессируют зверей.
Дети Михаила Багдасарова – Карина и Артур – тоже дрессируют зверей.
shadow
– Михаил Ашотович, если бы вы не стали дрессировщиком тигров, кем были бы тогда?

– Думаю, стал бы бандитом. Я родился и вырос в Баку. Это были сложные времена. К тому же я был старшим ребенком в большей семье – нас шестеро детей было. За мной мало следили, вот и рос хулиганом. Лет до 12 я и не подозревал о существовании цирка. Пока однажды моя соседка, которая там работала, не взяла меня посмотреть представление. Я влюбился в цирк. Несмотря на упреки родных, я решил там работать. Сначала убирал манеж, потом клетки животных. Дрессировкой я начал заниматься только спустя время. Первыми моими подопечными были ослики. Но уже тогда я мечтал работать с хищниками. Через 18 лет мечта моя осуществилась.

– Вы так давно работаете с тиграми. Наверное, уже не испытываете страха перед этими животными?

– Это стереотип, страх присутствует всегда. В момент, когда человек остается один на один с диким животным, у него выделяется гормон трусости, чисто физиологическое явление. Каждый раз, когда я захожу в клетку, я отдаю себе отчет, что в любой момент тигр может броситься на меня. Здесь необходимо повышенное внимание. За много лет работы я хорошо изучил своих питомцев, их повадки, хорошо чувствую их настроение. Но все равно никогда не поворачиваюсь к ним спиной.

– Говорят, что человек всегда сам виноват в том, что на него нападают.

– Человек провинился уже тем, что зашел в клетку к зверю и нарушил тем самым его пространство. Это ведь хищник, который не испытывает привязанности ни к кому, даже к своим сородичам. Работают только природные инстинкты.

– Когда на вашего сына Артура напал тигр, даже директор Цирка на Цветном бульваре Максим Никулин сомневался, что хищник после этого будет выступать. Но вы оставили его в программе. Почему?

– Многие спрашивают меня, почему я тогда не усыпил Цезаря. Но если бы я убивал каждого тигра, который меня рвал, у меня ни одного животного не осталось бы. Например, моя любимая тигрица Бетти рвала меня девять раз. Понимаете, тогда у Цезаря что-то с головой случилось, ведь Артур вырастил его. Уже на следующий день мы продолжили программу вместе с дочерью Кариной, хотя после произошедшего с братом, она не сразу пришла в себя.

– Вам много раз предлагали выступать за границей, но вы предпочли остаться в Москве. Почему?

– Да патриот я! Я так стремился в Москву, и так полюбил этот город, что никуда отсюда не уеду. У меня сейчас даже хобби появилось – изучаю историю Москвы, уже знаю историю названия многих столичных улиц. Раньше этот город был для избранных, а теперь сюда кто попало едет, хамить на улицах стали. Очень бы хотелось, чтобы те, кто сюда приезжает, уважали бы город.

– Михаил Ашотович, в чем разница между российской дрессурой и западной?

– Никакой разницы. У нас одна школа – немецкая. Впрочем, мне кажется, что российские дрессировщики с точки зрения техники сильнее. Но западные специалисты «берут» зрителя своими шоу. Например, в их программах участвуют жирафы, у нас такого не увидишь.

– В российских цирковых училищах не учат на дрессировщиков. Где можно научиться общаться с хищниками?

– Этому нельзя научиться в учебном заведении, в этом надо вырасти. Дрессура – самобытная наука постигается годами упорного труда и наблюдений за животными. Но самое главное, будущий дрессировщик должен любить своих животных.

– Как вы оцениваете нынешнее состояние российских цирков?

– Цирки находятся в плачевном состоянии. Проблемы те же: слабое государственное финансирование, нехватка гостиниц при цирках, старение кадров. Многим артистам уже за шестьдесят, а достойной замены мало. Молодежь не идет работать в цирк, труд каторжный, а платят за него копейки. А стариков отправляют на пенсию…

– Где вы берете своих животных?

– Покупаю в зоопарках. Иногда дарят. Вот недавно случай был в Санкт-Петербурге. Одному бизнесмену на день рождения привезли маленького тигренка. Хозяин решил оставить его себе, но когда малыш стал подрастать и порции его обеда увеличились вдвое, хозяин задумался. Тогда он решил отдать тигренка Максиму Никулину, а тот передал зверя к нам на воспитание. Мы решили назвать малыша в честь него – Максом.

– Вы являетесь руководителем аттракциона, дрессируете тигров, но уже не заходите в клетку во время представлений. Почему?

– Я уже 2 года на пенсии, и пора дать дорогу детям. Они уже вполне самостоятельные и сами могут справиться. Но, безусловно, я страхую их каждый раз, когда они в клетке, будь это репетиция или выступление.

– Во многих интервью вы говорите, что пусть лучше ваши внуки станут врачами, чем цирковыми артистами, лукавите?

– Мои внуки также, как и мои дети, растут в цирке, но окончательный выбор профессии останется только за ними. Конечно, мне бы хотелось, чтобы Ричард и Никита продолжили начатое мною дело. Но независимо от выбранного ими пути, уверен, я буду гордиться ими.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 мая 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: