Главная / Газета 19 Мая 2008 г. 00:00 / Общество

«Причины трагедии Николая II ясны»

БОРИС БАБАНОВ

В России проходят «Царские дни», посвященные 140-летию со дня рождения Николая II и 90-летию расстрела семьи последнего российского императора. О личности государя, о месте, которое он должен занять в современном общественном сознании, и о том, почему необходима реабилитация Романовых, «НИ» рассказала Великая княгиня Мария Владимировна.

shadow
– Хотя Николай II причислен к лику святых, историки продолжают спорить о том, чего больше было в годы его правления – побед или поражений. Можно ли вообще в данном случае сохранять объективность?

– Я почитаю государя как страстотерпца, отдавшего жизнь за свой народ и свою веру. Если же говорить о нем, как о правителе, то, конечно, у него были ошибки. Трагедия заключалась в том, что если в другой исторической обстановке эти ошибки были бы просто досадными недоразумениями, то во время революционного кризиса они подтолкнули страну к катастрофе. Государь был цельной личностью, но так и не сумел создать вокруг себя надежной, слаженной команды, не научился, как его отец Александр III, добиваться от министров исполнения своей программы.

– Одним из главных упреков царю остается то, что он попал под влияние Распутина, который решал за него все вопросы.

– В Распутине царская семья видела представителя народа, который доносил до нее чаяния простых людей. Мой дед Кирилл Владимирович в своих воспоминаниях очень верно написал: «К чести Распутина, ему хватило здравого крестьянского ума до конца остаться сыном народа, о благе которого он радел». Что же касается вмешательства Распутина в государственные дела, то даже Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства констатировала, что в этой области влияние Распутина не прослеживалось.

– Сегодня многие говорят о канонизации Распутина.

– Это уже перегибание палки. Образ Распутина следует очистить от клеветы, но это совсем не означает, что он был святым. На мой взгляд, эту тему поднимают люди, которые просто хотят привлечь к себе внимание.

– Ходят разговоры, что именно к 90-й годовщине расстрела семьи Романовых будет завершена экспертиза найденных не так давно предполагаемых останков Алексея и Марии. Вы верите в их подлинность?

– Мне очень хотелось бы верить. Но, к сожалению, это вопрос не только веры, но и честной работы криминалистов.

– Тем не менее вы по-прежнему не признаете результатов экспертизы 1998 года, признавшей подлинными останки остальных Романовых, захороненные в Петропавловском соборе.

– Тогда оставалось слишком много вопросов, на которые Государственная комиссия не смогла дать удовлетворительного ответа. Для меня была и остается определяющей позиция Русской православной церкви, так как речь идет не просто о моих родных, но о святых. Церковь, как известно, не нашла достаточных оснований для признания «екатеринбургских останков» мощами.

– Однако руководитель пресс-службы Московской патриархии священник Владимир Вигилянский намекнул, что мнение РПЦ может измениться, если новая экспертиза в Дании подтвердит подлинность останков.

– Нужно уважать мнения всех и прислушиваться к ним, но официальную позицию Церкви могут огласить только Патриарх и Священный Синод. Давайте подождем, что по этому поводу скажут они.

– Но если мощи не подлинные, то где же настоящие?

– Насколько мне известно, частицы мощей царственных страстотерпцев, вывезенные благодаря следователю Соколову, находятся в Храме-Памятнике святого Иова Многострадального в Брюсселе. Есть, конечно, и другие версии, но они, по-моему, еще менее правдоподобны, чем история с «екатеринбургскими останками».

– Как-то удивительно получается: вовсю говорят об останках, готовится перезахоронение в Петропавловском соборе, и в то же время Генпрокуратура упорно не хочет признавать царскую семью жертвами политических репрессий. Почему?

– Наверное, кому-то кажется удобным извлекать из народного почитания царственных мучеников политические дивиденды, но при этом не принимать главного решения, символизирующего окончательный разрыв с политикой террора. Патриарх Алексий II недавно сказал, отвечая на вопросы журналистов: «Расстрел царской семьи – это начало репрессий и страшного террора над всем народом России». И этот террор не закончен, пока наше государство оставляет в силе постановление ВЦИК о том, что решение Уральского совета о расстреле царской семьи «признается правильным».

Опубликовано в номере «НИ» от 19 мая 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: