Главная / Газета 7 Февраля 2008 г. 00:00 / Общество

Семь бед – один совет

Зачем России огромное число практикующих психологов-недоучек

АННА СЕМЕНОВА

Накануне заведующий кафедрой общей психологии психфака МГУ профессор Борис Братусь заявил, что в последние годы психология превращается «из науки в сборник готовых рецептов». Эксперты подтверждают: в одной только Москве можно насчитать несколько десятков вузов, готовящих «душеведов». Однако обеспечить достойный уровень знания выпускников получается далеко не у всех: нет единых образовательных стандартов, психологам не требуется обязательная практика, да и обучение может вестись в заочной форме. В итоге в России появилось огромное количество практикующих психологов-недоучек. Как могут повлиять их советы на жизнь пациентов, остается только гадать.

Желающих поступить на соответствующую специальность хоть отбавляй. Эксперты убеждены: психология сегодня стала такой же модной специальностью как некогда юриспруденция и экономика. Это не удивительно. В Москве, например, добрый совет психолога может стоить до 150 долларов.

По данным профессора Бориса Братуся, только в столице насчитывается более 50 вузов, готовящих психологов. И это, не считая специализированных курсов, частных учебных заведений и различных психологических обществ. Чему там учат, остается только гадать. «Дело в том, что в стране не существует единых образовательных стандартов для психологов, – рассказал «НИ» президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – Многие факультеты учат студентов по своей программе, так называемым авторским методикам, и зачастую под видом психологии на лекциях изучают все, что угодно, кроме нее. Более того, у нас сначала идет длительный курс общей психологии, а потом короткая специализация. В США, к примеру, специализация происходит сразу же при поступлении».

О том, что психологическое образование в России далеко от идеала, упоминают и сами специалисты. «Некоторые вузы даже предлагают заочное обучение психологии, что для Запада, к примеру, нонсенс, – рассказала «НИ» кандидат психологических наук Наталья Гурова. – Впрочем, психологическое образование в России не только сейчас, но и всегда не соответствовало мировым стандартам. В России крайне мало специалистов, которые начали принимать пациентов, предварительно отработав необходимое число часов учебной практики».

И ладно бы, если новоиспеченные психологи использовали полученное образование, как приятное дополнение к основной профессии. Но чаще всего специальностью избирают именно психологию.

«Недавно пациентка рассказала, что обратилась к психологу, чьи услуги стоят 150 евро в час, с проблемами в семье, – рассказал «НИ» психолог Дмитрий Синарев. – Так он вместо того, чтобы попытаться разобраться в этом, безапелляционно заявил, что их спасет только развод. И потом два часа консультировал ее, как выгоднее поделить квартиру. Оказалось, что по первому образованию он юрист».

«Моя дочь поссорилась со своей классной руководительницей, потому что пришла в школу в слишком короткой, с точки зрения педагога, юбке, – рассказала «НИ» москвичка Анастасия. – Конфликт простыми переговорами разрешить не удалось, и Марина отправилась к детскому психологу. Когда она пришла домой, то выяснилось, что психолог даже не стала вникать в проблему, сразу посоветовав извиниться перед учительницей, мол, старшие всегда правы».

Хорошо, если человек сам в состоянии понять, что перед ним сидит непрофессионал. Однако в состоянии стресса или депрессии очень сложно разобраться что к чему. «Последствия недобросовестной работы психолога могут быть разнообразными – от психозов и неврозов до самоубийства, – рассказал «НИ» Дмитрий Синарев. – В такой ситуации очень важно, чтобы близкие обращали внимание на состояние человека во время лечения».

По словам экспертов, попасть на прием к некомпетентному специалисту довольно легко, но вот привлечь психолога-вредителя к ответственности крайне проблематично. «Дело в том, что доказать, что пациент пострадал именно по вине психолога, невероятно сложно, – рассказал «НИ» президент Национальной ассоциации по защите прав пациентов Дмитрий Шустов. – В обычном-то медицинском случае крайне сложно разобраться, ошибка врача совершена или нет, а уж в сфере психологии тем более. Кроме того, есть еще одна сложность. Люди, страдающие реальными психическими расстройствами, могут придумать факты «вредительства» врача. Очень сложно разобрать, где кончается фантазия больного и начинается правда».

Опубликовано в номере «НИ» от 7 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: