Главная / Газета 31 Января 2008 г. 00:00 / Общество

Разрешите заложить

В России стремительно растет число доносчиков

АННА СЕМЕНОВА, НИНА ВАЖДАЕВА

Спецслужбы рапортуют: в последние годы число россиян, готовых предоставить «оперативную информацию» о преступлении или правонарушении, постоянно увеличивается. Народ активно жалуется и на фальшивомонетчиков, и на наркоторговцев, и даже на нарушителей Правил дорожного движения. Это неудивительно. Вокруг «горячих линий» развернута целая пиар-кампания.

Власти призывают россиян активнее жаловаться на обидчиков в правоохранительные органы и на «горячие линии».<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Власти призывают россиян активнее жаловаться на обидчиков в правоохранительные органы и на «горячие линии».
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
В некоторых регионах за бдительность даже платят. Эксперты по-разному оценивают рост числа информаторов в стране. С одной стороны, сигналы от граждан помогают раскрыть сотни преступлений. С другой – «горячие линии» все чаще используются для ложных доносов. Люди сводят счеты с более богатыми и успешными соседями и коллегами. Не мудрено, что в этой ситуации подтверждается, по словам специалистов, лишь несколько процентов доносов.

Точной статистики нет. Но эксперты убеждены: в последние пять лет доносить стали в два-три раза чаще. Рост сознательности граждан объясняется, прежде всего, тем, что во многих регионах нашей необъятной родины вошло в практику платить за доносы, вернее, за оперативную информацию.

За пригоршню долларов

Так, в Новгородской области со злоумышленниками предпочитают бороться с помощью бдительных граждан, передает корреспондент «НИ» в регионе Светлана Рассмехина. Они буквально обрывают «горячие линии» и телефоны спецслужб. Благодаря звонкам «куда надо» только за 2007 год было заведено 49 уголовных дел. А объясняется активность новгородцев просто. За помощь в поимке преступника гражданину положена денежная премия – 3 тыс. рублей.

В Архангельской области четко определенного тарифа на своевременно предоставленную информацию нет. За сообщение о замеченных нарушениях закона жители области могут получить порядка 500 рублей, а за данные о серийном убийце до 10 тыс. В Красноярске за такой подвиг положено всего 2,5 тыс. рублей.

Ябедничать за деньги жителей Иркутской области начали призывать еще в прошлом году, после массового отравления некачественным спиртом. Тогда губернатор области Александр Тишанин организовал «премиальный фонд» в размере 700 тыс. рублей специально для граждан, которые будут рассказывать о тех «точках», где нелегально торгуют спиртом и наркотиками. Доходило до смешного: пожилые женщины, желая получить неплохую прибавку к пенсии, устраивали слежку за спиртоторговцами, по нескольку раз в день сообщая милиции о «злодеях». А однажды, как вспоминают милиционеры, к ним обратилась женщина, которая заплетающимся с похмелья голосом спросила, куда приходить за причитающимися 500 рублями. Мол, я вам соседку сдам, сама у нее вчера спирт покупала. Впрочем, бдительные горожане всего за три месяца помогли изъять 284 тонны денатурата. Раньше такой объем удавалось вывести из незаконного оборота за год.

В Тюменской области гражданам предлагают ябедничать на лихачей на дорогах. Пойманным нарушителям грозит штраф. А самым активным доносчикам, указавшим время, место правонарушения, а также марку и номер машины полагаются сувениры на тему безопасности дорожного движения.

«Стучать» – это модно!

Впрочем, плата за информацию для многих регионов пока остается в новинку. Большинство предпочитают мотивировать граждан социальной рекламой и обращениями к сознательности. В Ульяновске, например, местные власти развернули целую пиар-кампанию вокруг электронного ящика, куда граждане должны жаловаться на беспредел чиновников, сообщает собкор «НИ» в регионе Михаил Белый. Эффект оказался налицо. От виртуальных стукачей нет отбоя – в день приходит до 100 сообщений! Когда при получении взятки с поличным были задержаны глава Заволжского района города и его заместитель, мэр Ульяновска Сергей Ермаков пояснил, что это и есть «результат антикоррупционной борьбы».

Похожая ситуация и в обеих столицах. Например, весь 2007 год глаза петербуржцев «радовали» огромные рекламные щиты с изображением мрачного врача, угрюмого спецназовца в черной маске или могильщика с лопатой на фоне кладбища с подписью: «Жду». И соответствующие телефоны доверия наркоконтроля или наркологических служб, сообщает собкор «НИ» в Санкт-Петербурге Наталья Шергина.

Активно жаловаться призывают москвичей и петербуржцев практически все городские ведомства. Военкоматы и военная прокуратура «оживляют» эти линии весной и осенью: с помощью «сигналов» идет борьба с уклонистами и дезертирами.

Комитет здравоохранения предлагает «накапать» на врачей-взяточников или грубиянов. Пресекать взяточничество предлагают также в комитетах по образованию и по науке. Не отстает и налоговая служба, а также служба судебных приставов: если кто-то уклоняется от налогов, но покупает квартиры и роскошные машины и при этом не платит алиментов – соседей просят «сигнализировать». Доносить рекомендуют и на тех, кто незаконно сдает квартиры в аренду.

Если в столицах взывают к самосознанию взрослых горожан, то на Кубани в информаторы пытаются записать детей, передает собкор «НИ» в регионе Сергей Перов. Так, краснодарским школьникам предлагается найти объекты самостроя или нелегальную свалку и незамедлительно сообщить «куда надо». Материального вознаграждения за это не положено.

Портрет «дятла»

Многочисленные призывы сообщать о любых нарушениях правопорядка в последние годы стали раздаваться неспроста. По мнению экспертов, общество представляет собой идеальную среду для развития института ябед. «Наше общество сейчас находится в переходном состоянии, что и характеризует ситуация с доносами, – рассказал «НИ» научный руководитель Института экономики РАН Евгений Гонтмахер. – Люди часто жалуются на соседа, сдающего квартиру вне налоговой инспекции, не потому, что там живет 20 гастарбайтеров или шумные студенты. Они просто завидуют, что у него есть дополнительный источник дохода. И это будет продолжаться до тех пор, пока у людей не исчезнет стимул ябедничать, то есть пока у нас не образуется полноценный средний класс, хотя бы 50% населения, а не 20%, как сейчас».

Психологи даже выделяют особую категорию россиян, которых можно назвать современными Павликами Морозовыми. «Есть отдельная категория людей, которая уверена, что все, что происходит в жизни хорошего, – целиком и полностью их заслуга, а во всем плохом они винят окружающих, – рассказала «НИ» психолог Анна Карташова. – Обычно это мужчины старшего возраста, которые понимают, что многого в своей жизни не добились. А вот молодежи среди современных доносчиков мало. Все-таки молодое поколение воспитывалось, когда к доносчикам относились резко отрицательно, кроме того, у них просто нет потребности ябедничать – вся жизнь еще впереди».

Разыскивается бдительность

Беззаветное стремление сообщить о готовящемся или уже совершенном преступлении, несомненно, можно только одобрить. Все ведомства в один голос заявляют: без помощи граждан многие преступления так и остались бы нераскрытыми.

«Не так давно продавщица продуктовой лавки, расположенной недалеко от трассы Москва – Санкт-Петербург, отказалась принимать деньги у покупателей, заподозрив, что тысячные купюры ненастоящие, – рассказал «НИ» руководитель пресс-службы УВД Новгородской области Владимир Матюшкин. – После того, как посетители ушли, она позвонила своему мужу-милиционеру, который задержал приезжих фальшивомонетчиков. В багажнике их машины было обнаружено 200 тыс. поддельных рублей».

«К сожалению, мы сейчас живем в слишком опасном мире, чтобы закрывать глаза на подозрительные моменты, не желая выглядеть перед собой или окружающими «доносчиком», – рассказала «НИ» председатель комиссии Мосгордумы по безопасности Инна Святенко. – Без участия населения нам очень сложно бороться, например, с терроризмом. Сколько терактов и преступлений было предотвращено благодаря таким звонкам – сложно даже подсчитать».

Многие ведомства отмечают эффективность «горячих линий». Так, только за семь месяцев прошлого года на «горячую линию» ФНС поступило около 260 тыс. сообщений о соседях, сдающих квартиры без уплаты налога. «На наш телефон доверия за прошлый год поступило 22 тыс. сигналов от россиян, – рассказал «НИ» начальник пресс-службы ФСКН Николай Карташов. – По ним возбуждено более тысячи уголовных дел и примерно 2 тыс. административных. Все жалобы, даже анонимные, мы обязаны проверять».

Сторонники тотального стука приводят в пример зарубежный опыт, где информирование властей и полиции рядовыми гражданами – обычное дело. Правда, «стучат» там не от злорадства, а от искреннего желания помочь. «Иностранцы воспринимают родное государство как друга, мы же – как врага, который нас не защищает и с которым мы постоянно боремся, – рассказала «НИ» Анна Карташова. – Причем за рубежом нет денежных вознаграждений за информирование, нет санкций за недоносительство, все на добровольной основе».

Вырыть другому яму

Впрочем, западный опыт доносительства в наших реалиях выглядит совсем по-другому. Эксперты утверждают, что предложения ведомств «стучать» не что иное, как возвращение советской системы. Конечно, по непроверенному доносу на расстрел уже никто не отправляет, но «неприятностей» и без этого хватает.

Просто вопиющий случай произошел в столице пару лет назад. Четыре сотрудника ОВД «Китай-город» подговорили своего знакомого помочь им улучшить статистику раскрываемости дел. Мужчина взял заранее подготовленную милиционерами сумку-барсетку с деньгами, попросил ее подержать случайно оказавшегося поблизости прохожего и убежал. После этого он написал заявление о краже, и прохожий был задержан. Неудачливого прохожего арестовали и продержали под стражей 2,5 месяца, пока не выяснилась его невиновность. Несколько дней назад 30-летняя жительница Йошкар-Олы была приговорена к одному году условно за заведомо ложный донос. Женщина рассказала, что была изнасилована своим знакомым. На мужчину, даже и не думавшего покушаться на девичью честь доносчицы, было возбуждено уголовное дело по соответствующей статье. Впрочем, женщина не смогла вынести угрызений совести и вскоре призналась, что все придумала.

Это, конечно, крайности. Но сотрудники правоохранительных ведомств не устают отмечать: нередко на «горячие линии» звонят, чтобы отомстить соседу. На это жалуются, в частности, самарские налоговики, передает корреспондент «НИ» в регионе Сергей Ишков. «К нам поступает много ложных жалоб на незаконную сдачу жилплощади. У некоторых граждан просто шумные соседи, – рассказали «НИ» в региональном УФНС. – Люди строчат заявление, а потом оказывается, что соседи ничего никому не сдавали. Просто музыку любят громкую послушать». Много заявлений поступает в милицию от граждан, которым мешают чужие машины во дворе. Причем это вовсе не обязательно брошенные легковушки: частенько жалуются на автомобили, имеющие хозяев. Просто люди считают, что двор не стоянка, вот и жалуются во все инстанции. «Попадаются и такие граждане, кто годами пишет жалобы на соседей только за то, что те регулярно выходят курить на лестничную площадку или держат домашних животных», – заявили «НИ» в ГУВД области.

По словам Инны Святенко, подтверждается только несколько процентов от всех тревожных сигналов, поступающих от граждан на «горячую линию» ФСБ. Остальное – дезинформация. Однако пока выяснятся все подробности, может быть уже поздно: подмоченная репутация, испорченная карьера, а, возможно, и жизнь. «Завершать возбужденные уголовные дела у нас обычно никто не спешит, они могут идти годами, и сроков расследования для них просто не существует, – рассказала «НИ» адвокат Екатерина Бугаенко. – Вроде как человек в тюрьме не сидит – и пусть радуется. А если по доносу обвиняют пожилого человека? До момента, когда выяснится, что он не виновен, он может просто не дожить. Это не говоря о вреде для репутации: у нас считается, что если уголовное дело возбуждено, то это неспроста, дыма без огня не бывает».

Анонимный недоброжелатель

Кроме того, поощрение нелегкого труда доносчиков имеет еще одно негативное последствие. Особенно, если донос анонимный, что понятно, если речь идет о серьезных преступлениях. Формально они не обязаны проверяться и уж тем более использоваться в качестве повода для возбуждения уголовного дела. Однако на деле ситуация нередко противоположная. «На своей практике я постоянно сталкиваюсь с несовершенством законодательства, – рассказал «НИ» адвокат Евгений Черноусов. – С одной стороны, анонимные письма не подлежат проверке, а с другой – их могут оформить как оперативную информацию, поступившую от конкретного информатора». Источник, разумеется, сохраняется в тайне. Но разница в том, что анонимки не фиксируют, а оперативную информацию обязаны регистрировать. Источник указывается, но не разглашается.

«Когда я на судебных процессах спрашиваю обвинение, откуда у вас эти сведения о моем подзащитном, мне отвечают, «это оперативная информация», – пояснил «НИ» г-н Черноусов. – Когда пытаюсь выяснить откуда и сделать запрос, сразу же начинают отпираться и говорить: «Вы что, не доверяете нашим сотрудникам?» Ни разу мне не удалось добиться подтверждения того, что сведения были получены не из анонимки, а действительно из оперативного источника».

Статью УК РФ «заведомо ложный донос» никто не отменял. Однако, как утверждают юристы, в стране она применяется в единичных случаях. «Доказать, что не соответствующая действительности информация была распространена преднамеренно, очень и очень сложно, – рассказала «НИ» Екатерина Бугаенко. – А если человек заявляет, что «искренне заблуждался», то ложным доносом это не считается. Как ни крути, с юридической точки зрения доносчик находится в очень выгодном положении».


«СТУКАЧИ» НА СЛУЖБЕ ПРАВОСУДИЯ

Доносительство в Грузии стало актуальным с началом антикоррупционной кампании, стартовавшей сразу после «революции роз», передает собкор «НИ» в Тбилиси Ирина БАРАМИДЗЕ. После бурных событий ноября 2003 года был принят специальный закон, который фактически снимал часть обвинений с коррумпированного чиновника, который доносил на своего не менее коррумпированного начальника. Закон заработал в 2004 году. Тогда-то подчиненные обвинили главу департамента охраны границ Валерия Чхеидзе в мздоимстве, признавшись при этом, что сами жили за счет взяток. А не так давно в уголовно-процессуальный кодекс были внесены поправки, которые позволяют правоохранительным органам возбуждать уголовные дела и на основании анонимного сообщения. Авторы поправок объяснили их необходимость желанием вершить «быстрое и эффективное» правосудие, прежде всего в отношении «воров в законе». Однако оппозиция оценила нововведения в УК как «возвращение в 1937 год».

Официально утвержденной формой доносительства в Польше является так называемый институт главного свидетеля, передает собкор «НИ» в Варшаве Виктор ШАНЬКОВ. Позаимствованный из американского права, он уже несколько лет дает преступникам возможность «встать на путь исправления», сдав своих недавних товарищей по криминальному сообществу. Впрочем, в Польше широко практикуется доносительство и на бытовом уровне. Как сообщали на днях местные СМИ, в стране действуют 16 различного рода спецслужб, которые собирают конфиденциальную информацию о соотечественниках. И, естественно, ни одна из них не обходится без осведомителей – платных либо работающих «из любви к искусству». В МВД Польши «НИ» признались, что органы активно пользуются услугами доносителей, поскольку «это общемировая практика». И подчеркнули, что, по приблизительным оценкам, 30–40% преступлений раскрываются благодаря доносам. Ширится и корпоративное стукачество. Так, руководитель строительной компании не стал скрывать от «НИ», что в условиях жесткой конкуренции внутри фирмы могут появиться «засланные казачки». Поэтому он доплачивает троим сотрудникам компании за информацию о коллегах.

Нетерпимость ко всякому нарушению пресловутого правопорядка является у законопослушных граждан Германии таким же естественным состоянием души, как реакция организма на вторжение болезнетворного вируса, сообщает из Берлина корреспондент «НИ» Сергей ЗОЛОВКИН. Типичная сценка: за неимением свободной стоянки «Опель» перегородил тротуар у магазина. Проходящий мимо господин немедленно обращает на это внимание. «Я всего на минутку!» – оправдывается нарушитель. «Верю, – отвечает прохожий. – Но я все же намереваюсь позвонить в полицию. Ведь вы без разрешения вторглись в мое жизненное пространство». Это пространство в Германии необъятно. Один мюнхенский сыщик признавался: с вербовкой агентуры полиция имеет проблемы лишь в славянских криминальных структурах. Бандиты на востоке страны тесно повязаны между собой и выдают друг друга крайне редко. Зато коренной житель с охотой и бескорыстно сообщит полицейскому обо всем подозрительном. Такое общество тотального доносительства доставляет немало неудобств любителям российской, украинской и тому подобной вольницы. Один из них рассказывал корреспонденту «НИ», как побледнела его жена-немка, когда он по застарелой привычке вышвырнул из окошка машины пачку из-под сигарет: «Видишь, тот, в черном BMW позади нас, набирает скорость!» Худшие опасения оправдались. Сигнал бдительного анонима с пульта приема чрезвычайных сообщений сразу же перебросили ближайшему патрульному экипажу. У бедолаги отобрали права, и он вынужден был проходить дорогостоящее медико-психологическое обследование. Другим нашим бывшим соотечественникам по милости соседей в копеечку влетело тявканье щенка, оставляемого дома без присмотра. Вдобавок им было предписано инспектором из службы защиты животных купить более просторную клетку для хомячков. Прокрустово ложе писаных и неписаных правил может шокировать иностранцев, но со временем жить в Германии становится непередаваемо удобно. Ведь повсюду царят закон, равный для всех, полная безопасность, порядок и чистота.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 января 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: