Главная / Газета 26 Декабря 2007 г. 00:00 / Общество

Восемнадцать им уже

Всех юных заключенных, достигших совершеннолетия, переведут в колонии для взрослых

ЗОЯ СВЕТОВА

В новом году Дума должна рассмотреть законопроект, подготовленный в недрах Федеральной службы исполнения наказаний. Он касается судьбы заключенных, достигших 18-летнего возраста. ФСИН предлагает отменить правило, по которому осужденные, отличающиеся примерным поведением, могли оставаться в воспитательных колониях до достижения ими 21 года. Предложение тюремной службы России уже вызвали большие споры и протесты в среде правозащитников.

Как сообщили «НИ» в Общественном центре содействия реформе уголовного правосудия, не дожидаясь принятия закона, ФСИН РФ уже выпустил директиву, которая предписывает руководству воспитательных колоний перевести во взрослые колонии всех «малолеток», достигших 18 лет. Правозащитники выступают против. Они убеждены, что директива противоречит закону. Согласно статье 139 Уголовно-исполнительного кодекса РФ осужденные, достигшие 18 лет, могли быть оставлены в воспитательных колониях (ВК) до окончания срока наказания для «закрепления результатов исправления». Переводили во взрослые колонии только тех, кто «характеризовался отрицательно». «Многие «малолетки» старались вести себя хорошо, для того, чтобы их оставили в ВК и не перевели к взрослым. Педагоги использовали эту законодательную возможность, чтобы воздействовать на осужденных», – рассказывает писатель Сергей Каледин, который долгие годы был попечителем в Можайской воспитательной колонии.

Он вспоминает, что уже пару лет назад решения о переводе на взрослую зону принимались непросто. Когда глухонемому заключенному Степе Орлову исполнилось 18 лет, по колонии поползли слухи, что его переведут, хотя сидеть ему осталось всего полгода. Орлов не был «отрицательно настроенным осужденным». Просто с ним было трудно общаться. Вероятно, поэтому администрация и хотела от него избавиться. «Ребята боялись, что на «взросляке» Степку «съедят», – объясняет Каледин.– Не поймут, почему его не оставили на малолетке. Решат, что он какой-то монстр и Бог знает, что с ним сделают. Я пошел к начальнику колонии, и глухонемого оставили».

Психолог Марина Поливанова считает, что обязательный перевод 18-летних осужденных на взрослую зону поставит крест на той воспитательной работе, которая ведется в колонии: «Здесь с ними работают психологи, социальные работники, приезжают люди с воли, худо-бедно, но функционирует попечительский совет. А на взрослой зоне? При ее скученности психолог или социальный работник увидит восемнадцатилетнего «взрослого» в лучшем случае один раз в год!»

Интересная деталь. До 95% вновь прибывших в колонию несовершенных заявляют о своем нежелании «исправляться», собираясь продолжать криминальную карьеру во взрослой колонии после того, как им исполнится 18 лет, и не стремятся к условно-досрочному освобождению. Однако в ходе отбывания наказания, большая половина из тех 95% решают, что все-таки лучше вести себя прилично, досидеть срок в воспитательной колонии, а не менять ее на взрослую. И это не случайно, убеждены психологи. «Есть какая-то разница в восприятии, если человек оступился по молодости, повзрослел и осознал, это в социальном контексте более простительно, чем человек, пришедший со взрослой зоны, – «вечный зек», – говорит Марина Поливанова.

А вот сотрудники ВК в неофициальных беседах признаются: разницы между взрослой и воспитательной колонией практически нет. Последняя уже давно не помогает юным осужденным вернуться на пусть истинный. Работник одной из ВК, переживший смену двух начальников колонии, массовый исход сотрудников из-за низкой зарплаты и все-таки оставшийся в этой системе, с горечью заявляет: «Раз мы не в состоянии решить воспитательные задачи, то криминально настроенные массы берут власть в свои руки и руководят по-своему, проповедуя воровские традиции. Появляются сотовые телефоны, связь с криминальным миром на свободе или в других тюрьмах. Ломка режима, навязывание своего. И создается видимость благополучия. Сейчас дети в ВК просто брошенные, варятся в своем соку и пока туда не придут другие люди, пока не станут платить другие зарплаты, ничего хорошего, не будет».

И это не единственный вопрос, который встает перед ФСИН.

«Если из ВК уберут взрослых «малолеток», общая численность населения колоний для несовершеннолетних сократится до 7,5 тыс. Ожидается, что в ходе реформ в сфере ювенальной юстиции, число малолетних осужденных в ближайшие 3–4 года также будет сокращаться, – рассказал «НИ» директор Общественного центра содействия реформе уголовного правосудия Валерий Абрамкин. – В результате численность заключенных в ВК составит не более 3 тыс. В несколько раз возрастут расходы федерального бюджета в расчете на одного воспитанника. Это приведет к необходимости расформирования ВК. По моей оценке, на всю Россию останется 10 ВК для мальчиков. Девочек и сейчас всего три колонии. Тогда большинству подростков придется отбывать наказание за тысячи километров от дома. Кроме того, значительная часть сотрудников, работающих сейчас в ВК, вынуждена будет перейти в исправительные учреждения для взрослых или искать работу в вольных учреждениях. Таким образом, мы потеряем ценный профессиональный ресурс, формировавшийся в течение 15 последних лет, специалистов по работе с молодыми правонарушителями».

Пока практика перевода 18-летних осужденных на взрослую зону законодательно не закреплена, правозащитники собираются оспаривать директивы ФСИН. Ссылаются правозащитники на заключение Независимого экспертно-правового совета, в котором говорится, что эти директивы «противоречат не только положениям Уголовно-исполнительного кодекса РФ, но и международно-правовым стандартам в области защиты прав несовершеннолетних осужденных».

Опубликовано в номере «НИ» от 26 декабря 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: