Главная / Москва / 29 Октября 2007 г.

Москва – архитектурная жемчужина XXI века

АНДРЕЙ ВАРИН, кандидат исторических наук

В последние годы российская столица окончательно вошла в число наиболее динамично развивающихся мегаполисов Европы, встав в один ряд с такими городами, как Лондон, Париж, Рим и Мадрид. Со всеми этими городами Москву роднит не только бурный рост экономики и уровня жизни населения, но и колоссальное архитектурно-историческое наследие, запечатлевшее в камне многовековую историю.

Характерно, что именно наличие богатого исторического прошлого и его материальных свидетельств в виде различного рода памятников истории и архитектуры, помимо всемирной славы, порождает также и массу противоречий. Все они базируются на извечной дилемме – как в рамках города с многовековой историей совместить почтение к «седым камням» и неизбежную его устремленность в будущее.

С давних пор нерешенность этого вопроса порождает в обществе массу самых противоречивых взглядов и мнений. Достаточно вспомнить, что нынешний символ Парижа – Эйфелеву башню – еще не так давно принято было считать уродливым «новоделом», что едва не привело к ее демонтажу. Более современным примером подобных противоречий можно считать глобальную реконструкцию Лондона в начале–середине 80-х годов прошлого века. Тогда британской столице пришлось пережить серьезные перемены, вследствие которых большая часть знаменитой промышленной застройки Викторианской эпохи была преобразована в современное жилье – «лофты». Аутентичные промышленные корпуса и знаменитые лондонские доки сохранили лишь внешнее свое обличие, вместив в себя первоклассное жилье, офисные помещения и художественные галереи. То, что поначалу многие критики сочли не иначе как варварство, достаточно быстро стало новым лицом и еще одной визитной карточкой Лондона, притягивающего к себе ничуть не меньшее внимание, чем Тауэрский мост или Биг-Бен.

Подобного рода тернии уготованы и Москве. К сожалению, консерватизм занимает достаточно значимое место в сознании жителей исторических городов. Многим из них кажется, что любое действие, проводимое над постройкой, простоявшей на своем месте чуть более полувека, – несказанное варварство по отношению к истории. При всем при этом такие люди обычно забывают, что сами в большинстве случаев живут отнюдь не в каких-либо исторических палатах или аутентичных русских избах, а в нормальном современном жилье, сооруженном в том числе и на их (изб и палат) месте. Как справедливо говорит председатель Москомнаследия В.А. Шевчук, «современное использование исторических зданий делает их практически востребованными, заставляя владельцев и арендаторов вкладывать средства в содержание исторических зданий, что препятствует процессу естественного разрушения. Ни один бюджет ни в одной стране не в состоянии поддерживать в должном состоянии целый город-музей».

Впрочем, надо признать, что с каждым годом отношение москвичей к происходящему в их городе становится более разумным и взвешенным. Сегодня уже не так часто можно услышать умопомрачительные заявления о тотальном разрушении исторического центра Москвы, столь характерные для конца прошлого и первых лет начала нынешнего века. Возможно, это стало одним из следствий политической стабилизации в городе и стране. Политикам мелкого и среднего масштаба в большинстве случаев уже нет необходимости «подымать» народ под всеми мыслимыми и немыслимыми предлогами, как это было еще год-два назад. Да и сами москвичи начали смотреть на происходящее более здраво, все меньше поддаваясь на явные провокации. Еще совсем недавно некоторым политикам удавалось «купить» наиболее наивных на страшилки, типа вырубки Царицынского парка и застройки его территории коттеджами. Сегодня, когда перед москвичами во всей красе предстал возрожденный Музей-заповедник «Царицыно» с полностью восстановленным и облагороженным парком, способных поверить в различного рода глупости становится все меньше и меньше.

Надо отдать должное и столичным властям, уделяющим первостепенное внимание историческому облику города. Именно по их решению над Москвой вознесся воссозданный храм Христа Спасителя, ознаменовав собой новый подход к культурно-историческом наследию российской столицы. Сегодня город пытается максимально вернуть себе неповторимые черты, утраченные в ходе реализации архитектурных концепций эпохи развитого социализма. С центральных московских улиц и площадей постепенно исчезают такие «пережитки прошлого», как открытый бассейн «Москва», гостиницы «Интурист» и «Россия» и т.п. Их место занимают пусть и вновь созданные, но куда более органично вписывающиеся в облик исторического московского центра объекты.

Сегодня с полной определенностью можно сказать, что Москве удалось-таки прочувствовать и перенять, адаптировав под собственные особенности, философию гармоничного развития современного мегаполиса. Так, московские власти решили полностью отказаться от любого высотного строительства в историческом центре города. Что же касается глубокой реконструкции ряда исторических или просто почтенного возраста зданий, против которой периодически выступают различные «любители старины», то этот процесс сам по себе неизбежен. Подавляющее большинство исторических зданий по всему миру (за исключением разве что храмов и нескольких известнейших дворцов) сегодня имеют совершенно иную внутреннюю планировку, имеющую мало общего с той, что была на момент их постройки. В этом нет ничего удивительного. Во все века внутренние пространства зданий переоборудовались под требования и задачи того или иного исторического периода. Практически каждый московский дворец или особняк успел за свою жизнь сменить по нескольку предназначений. Дворцы знати или купеческие дома превращались в больницы и конторы, после чего вновь становились дворцами или музеями. Подобный круговорот свойственен городской архитектуре и, более того, является залогом ее сохранности на протяжении многих веков. Только то здание, которое нужно городу для тех или иных целей на каждом историческом отрезке времени, постоянно поддерживается в жизнеспособном состоянии и имеет все шансы «войти в историю». Тогда как законсервированные в одной-единственной роли и «застывшие же во времени» памятники рано или поздно приходят в запустение и оказываются на грани гибели. Это правило относится не только к Москве – ни один город мира не может на протяжении длительного времени поддерживать жизнь в сотнях и тысячах старинных зданий, не пригодных для повседневного использования из-за необходимости сохранения их аутентичности.

Другой важнейшей составляющей современной философии развития мегаполиса с многовековой историей является сохранение и восстановление абсолютно уникальных памятников. Первым московским примером тому стало уже упомянутое выше «Царицыно». Следующими на очереди должны стать такие московские жемчужины, как музей-заповедник «Коломенское», Марфо-Мариинская обитель и Петровский путевой дворец. Сейчас на всех этих объектах активно идут реставрационно-восстановительные работы. Опыт «Царицыно» показал, что горожанам пришлось по душе то, что было сделано в последние годы с этим историческим местом. И если еще несколько лет назад о царицынских развалинах и запущенном парке имели четкое представление лишь жители окрестных районов, то сегодня «Царицыно» стало всероссийской достопримечательностью. Нет сомнений в том, что похожая судьба ждет сегодня и малоизвестные среди москвичей Марфо-Мариинскую обитель и Петровский путевой дворец.

Одним словом, то, что происходит сегодня вокруг архитектурно-исторического наследия Москвы, можно расценивать как неизбежный и объективно положительный процесс. Несмотря на еще кое-где раздающиеся стенания «любителей старины», а по сути, сторонников превращения города в огромный пыльный музей, Москва в последние годы достаточно органично сочетает свое стремительное развитие с заботой о собственном историческом наследии. И примеров тому великое множество…

Опубликовано в номере «НИ» от 29 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: