Главная / Газета 18 Сентября 2007 г. 00:00 / Общество

«Дед любил звезды и коньки»

АНДРЕЙ ЛЕОНОВ

Вчера исполнилось 150 лет со дня рождения «отца отечественной космонавтики» Константина Эдуардовича Циолковского (на фото). Великий ученый на десятилетия опередил свое время, разработав теорию движения реактивных аппаратов, предложив схемы космических ракет. Он первый выдвинул идею создания орбитальных станций и межпланетных путешествий. А ведь тогда об этом могли только мечтать писатели-фантасты. «Новые Известия» расспросили правнучку великого ученого и философа, директора Дома-музея им. К.Э. Циолковского Елену ТИМОШЕНКОВУ о знаменитом предке.

shadow
– Говорят, Циолковский обладал пророческим даром. Он смог невероятно точно предсказать направление развития современных космических исследований. Что именно он сумел спрогнозировать?

– Прадед мыслил большими категориями, масштабно. В 1924 году он составил план освоения космоса из 16 пунктов на десятки лет вперед: от запуска первого искусственного спутника до глобальной экспансии человечества в космос, освоения малых небесных тел, астероидов. Задолго до начала космической эры ученый решил задачу посадки космического аппарата на поверхность других планет, описал влияние атмосферы на полет ракеты, вычислил запасы топлива, необходимые для преодоления сил сопротивления атмосферы земли. Основоположник теории межпланетных полетов, он выдвинул идею создания околоземных станций-поселений. Так, восьмым пунктом были обозначены биологические эксперименты на орбитальных станциях с живыми организмами, устройство оранжерей. Фактически он описал станцию «Мир», за 50 лет до ее появления.

– Долгое время считалось, что Циолковского «сделали» большевики?

– Долгое время считалось, что Константин Эдуардович до 1917 года перебивался с воды на хлеб и получил признание только в новую советскую эпоху. Действительно, Февральскую революцию прадед, как и многие другие люди, принял с восторгом. Однако то, что началось после Октябрьских событий, его разочаровало. Семья голодала. В 1919 году умер его сын, а он сам по доносу оказался на Лубянке. Прадеду хотели дать год лагерей. Только чудом он избежал этого. Отношение властей к нему изменилось ближе к его смерти: ему назначили повышенную пенсию. В 1932 году Циолковскому вручили орден Трудового Красного Знамени. Впрочем, научное сообщество заинтересовалось его исследовательскими работами только после его смерти. Так сложилось, что всю свою жизнь Циолковскому приходилось «писать в стол».

– Сохранились ли семейные предания о том, каким великий ученый был в быту?

– Большую часть времени прадеда отнимала наука и педагогика. В Калуге он был известен, прежде всего, как великолепный учитель. Учительству он посвятил 40 лет своей жизни и до революции даже получил ордена Св. Станислава и Св. Анны третьей степени. Это очень серьезные награды за педагогическую деятельность. В 1880 году он женился на Варваре Евграфовне Соколовой, которая родила ему семерых детей. Отцом Циолковский был замечательным, хотя и строгим – все знали, что во время работы отвлекать его нельзя. Единственным, кому позволялось все, был его младший сын Эдуард. Прадед был очень спортивным человеком: занимался плаванием, бегом, много ездил на велосипеде, катался на коньках. Кроме семьи и учеников Циолковский мало с кем тесно общался. У него был небольшой круг ученых, с которыми он переписывался. Однако мало кому из них были интересны исследовательские работы, написанные провинциальным учителем арифметики и геометрии, да еще о том, о чем в то время писали фантастические рассказы.

Опубликовано в номере «НИ» от 18 сентября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: