Главная / Газета 30 Августа 2007 г. 00:00 / Общество

Крысы интерната № 6

Отдав отца на лечение, сын получил назад изуродованное тело

НАТАЛЬЯ ШЕРГИНА, Санкт-Петербург

Дикая история произошла с семьей петербуржца Михаила Ильичева. Мужчина положил в психоневрологический интернат своего отца – подлечить. Через две недели ему выдали изможденное и обглоданное крысами тело. Городские чиновники, отреагировав на жалобу убитого горем сына, объявили директору интерната замечание.

Несчастья на семью Михаила Ильичева начали сыпаться около года назад. Сначала умерла мама. А потом, тяжело переживая смерть жены, заболел 76-летний отец. Он стал терять память, заговариваться, – в такое пограничное состояние впадает немало пожилых людей. Сын пытался помочь отцу. Сначала нанимал сиделок, потом решил положить старика в стационар, где ему стало значительно лучше. Но до полного выздоровления руководство больницы держать Николая Михайловича отказалось. Больных принято выписывать на долечивание домой, во имя более интенсивного койко-оборота. Но дома за больным стариком было некому присматривать. Тогда врачи предложили сыну перевести отца на долечивание в психоневрологический интернат № 6 – не лечебное, а социальное учреждение.

«Встретили меня сочувственно, отца обещали подлечить и заверили, что его можно не только навещать, но даже забирать на выходные домой, – рассказал «НИ» сын погибшего Михаил Ильичев. – Правда, они предупредили, что первые десять дней всех новых пациентов здесь помещают в карантин и приходить к ним не положено». Зато можно было звонить, что сын исправно и делал. Спустя три дня Михаилу сказали, что Николай Михайлович стал «вялым», а еще через два дня – что он все время спит. Встревоженный сын тут же хотел примчаться, привезти витамины, еду, лекарства. Его заверили, что ничего не нужно и отказали во встрече с отцом до окончания карантина.

Когда Михаилу, наконец, разрешили прийти, он обнаружил, что отец не спит, а находится в бессознательном состоянии. При этом было видно, что за эти дни он сильно похудел – килограммов на 15. «В этом карантине моего отца, похоже, не кормили, – возмущен Михаил. – Он безумно похудел, а был нормальным человеком. Я думаю, что его пичкали сильнодействующими снотворными, чтобы спал и не мешал».

Михаил стал требовать вывести погибающего человека из комы или перевести отца в больницу, но сотрудники интерната № 6 взялись сами провести лечение. Через три дня Николай Михайлович Ильичев умер, не приходя в сознание…

В день похорон Николая Ильичева в морге интерната сестра- хозяйка смущенно сообщила Михаилу, что у усопшего «крысы погрызли уши». Когда сын увидел тело отца, у него случился шок: грызуны обезобразили его лицо. Как потом узнал Михаил, в двух метрах от морга стоит контейнер для пищевых и бытовых отходов, в котором крысы просто кишели.

Разразился грандиозный скандал, завершившийся составлением акта осмотра и фиксацией этих ужасных подробностей. Михаил Ильичев обратился с заявлением в городской комитет по труду и социальной защите, в чьем ведомстве находится психоневрологический интернат № 6. Чиновники отреагировали немедленно: создали комиссию и провели служебное расследование по необычной жалобе. «Знаете, что они мне сообщили? – со злостью спрашивает Михаил Ильичев. – Что «за имеющие место нарушения в организации работы по хранению умерших в морге учреждения директору психоневрологического интерната объявлено замечание»! Всего лишь замечание!».

Комиссия комитета по социальной защите населения, по его мнению, не стала расследовать причин быстрого угасания и внезапной смерти Николая Ильичева. Второе заявление Михаил Ильичев написал в прокуратуру, но и оттуда получил короткий отказ в возбуждении уголовного дела. «Мне посоветовали судиться, то есть самому доказывать дикость царящих в наших лечебных заведениях нравов и порядков!», – с горечью говорит Михаил. За помощью пришлось обратиться в гражданскую комиссию по правам человека в Петербурге, где обещали помочь подготовить бумаги для судебного процесса. «Дело действительно очень странное, – говорит исполнительный директор организации Роман Чорный. – Психоневрологический интернат – это социальное заведение, а не больница, так почему они держат больных людей в изоляции и не пускают к ним родных? Что они там с ними делают?».

Сам директор интерната Николай Задвинский суда не боится. Он сам готов подать иск на Михаила Ильичева и его защитников. «Его слова о том, что его не допускали к отцу в карантинное отделение – ложь! – заявил «НИ» г-н Задвинский. – Сын не торопился навестить отца, а страсти, о которых теперь вы пишите, наносят нашему заведению репутационный вред».

Директор согласился с тем, что крысы в морге – это недопустимо, но он сам не понимает, как они туда проникли. «Накануне похорон у нас в интернате проводилась плановая дератизация, разложены отравленные приманки, – рассказал Николай Задвинский. – Как крысы прогрызли пол в морге и стенку холодильной камеры, я не понимаю. Для нас самих это было шоком, это впервые за 50 лет работы учреждения. Правда, помещения и оборудование у нас старые, но после этого скандала мы сделали капитальный ремонт».

Что же касается спасения жизни Николая Ильичева, то, по словам директора интерната, это было почти невозможно. «Он к нам поступил из диспансера, в состоянии средней тяжести, и все лекарственные назначения ему делали не наши врачи, – говорит Николай Задвинский. – Мы давали Николаю Михайловичу все, что ему прописали, наши сестры кормили его с ложечки, но ведь у него уже отсутствовал глотательный рефлекс. Все это зафиксировано в медицинской карте, которая прошла экспертизу».

Кто прав, кто виноват, разберется суд. Но после громкого скандала жители Петербурга остерегаются отдавать своих пожилых родителей в какие-либо интернаты.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 августа 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: