Главная / Газета 28 Августа 2007 г. 00:00 / Общество

Золотая молодежь

В погоне за зарплатой российские учителя переманивают друг у друга учеников

АННА СЕМЕНОВА, КИРИЛЛ ШУЛЕЖКО, КАРИНА НАРАЕВСКАЯ

В преддверии Дня знаний большинство региональных департаментов образования дали пресс-конференции о подготовке к учебному году. Увы, итоги оказались неутешительными: в этом году общее количество учеников сократилось на 300 тыс. А это серьезно ударит по карману педагогов. Большинство регионов успели перейти на подушевое финансирование образовательных учреждений.

Педагоги делают все возможное, чтобы привлечь в школу хотя бы одного ученика.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Педагоги делают все возможное, чтобы привлечь в школу хотя бы одного ученика.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Новая система подразумевает, что средства выделяются не на школу, а на каждого ученика в отдельности. Чем меньше учеников – тем меньше средств к существованию получает школа. В условиях демографического кризиса под угрозой закрытия оказались не только сельские, но и городские школы. Чтобы не остаться без гроша, российские учителя начали схватку за учеников.

Раньше школы финансировались по совершенно другому принципу. Ежегодно они получали фиксированные суммы на ремонт, оплату коммунальных услуг, приобретение мебели, учебников и наглядных пособий. Однако эта схема была признана нерентабельной. С 1 января 2006 региональным властям была предоставлена возможность перейти на так называемое подушевое финансирование образовательных учреждений, то есть выделять средства из расчета на каждого ученика. В среднем за одного школьника государство платит общеобразовательному учреждению 26 тыс. рублей в год. Впрочем, сумма может доходить и до 200 тыс. рублей, если речь идет о школе с дополнительными услугами, например, о санаторно-лесном образовательном центре.

«Теперь они зашевелятся»

По задумке разработчиков, нормативная система финансирования должна навести порядок в российской системе образования. Эксперты соглашаются: у идеи есть ряд неоспоримых плюсов. «Теперь деньги будут выделяться не школе и не директорам, а все-таки ученикам, – рассказал «НИ» заведующий Центром социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер. – Будет действовать система: ученик пришел в школу – за ним пришли деньги. Ученик ушел – деньги перешли в другое учебное заведение».

Большие средства, которые выделяются на учеников коррекционных школ, будут стимулировать их работать с детьми, к которым нужен особый подход. Еще один плюс – здоровая конкуренция между образовательными учреждениями, которая позволит, в конечном счете, повысить качество образования. Новая система хороша еще и тем, что противоположна «популярной» сейчас практике отказывать ученикам в приеме. Школы теперь сами заинтересованы привлекать как можно больше детей, открывать новые классы. «В этом году наша школа получила практически в полтора раза больше денег, чем в предыдущем, – сообщил «НИ» директор московской школы №1947 Константин Овсеенко. – Это позволит нам купить новые учебные пособия, современное оборудование, сделать ремонт».

Кроме того, новая система заставит отстающие школы зашевелиться. В Москве таких образовательных учреждений насчитывается около 300. Отдавать свои чада в эти школы родители не хотят, а потому в таких учебных заведениях число учеников не превышает 500 человек. Но теперь, по словам экспертов, все должно измениться. «Если раньше некоторые образовательные учреждения никак не заботились о привлечении детей, потому что им гарантированно выделялась какая-то сумма, то теперь им придется задуматься над этим, – пояснил «НИ» Евгений Бунимович. – Либо заняться школьным менеджментом, либо завидовать соседней школе, где руководство грамотнее. Хорошая школа привлекает больше детей, а значит, получает больше денег».

Неравноправные регионы

Впрочем, как отмечают эксперты, у нормативного финансирования больше минусов, чем плюсов. Дело в том, что даже в столице нормативное финансирование покрывает потребности в обучении ребенка примерно на 70% от необходимого. А в регионах и того меньше – на 30–40%. Более того, некоторые регионы ввели одинаковый норматив и для общеобразовательных школ, и для лицеев, и для гимназий. «Это привело к тому, что все гимназии и лицеи автоматически становятся платными, – пояснил «НИ» г-н Бунимович. – То есть если родитель хочет, чтобы ребенок ходил на дополнительные часы – он должен платить за это из своего кармана. И это, в свою очередь, приводит к сокращению числа таких специальных школ, к тому, что там учатся теперь не самые одаренные, а самые обеспеченные».

По словам экспертов, если регион считается дотационным, то на одного ученика в нем будет выделено в несколько раз меньше денег, чем в регионе, который является донором. «В Калужской области на одного ученика сельской школы приходится в месяц 600 с лишним рублей, – рассказал «НИ» президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – Легко представить, что если в этой школе 25–30 учеников, то этих денег не только не хватит на закупку оборудования и ремонт, но и на зарплату учителей и школьное питание. Многие школы в регионах из-за этого норматива становятся банкротами».

В некоторых классах – один учебник на троих.
shadow Школа станет биржей

Еще один момент, который вызывает сомнение у опрошенных «НИ» экспертов: по задумке создателей системы нормативного финансирования, детям станет легче попасть в престижные образовательные учреждения. В действительности это не так просто: классы и так заполнены до предела. Поступить в «хорошую» школу сейчас не легче, чем в МГУ. Детям, чьи родители не имеют ни средств, ни времени, чтобы обеспечить учебу в престижных учебных заведениях, придется идти в школы попроще. «Школа, в которой учится 1,5 тыс. человек, находится за два квартала от ученика, – рассказал «НИ» г-н Комков. – А рядом с ним находится образовательное заведение, куда ходит 300–400 человек. Фактически ученику придется ездить за два квартала, потому что в близлежащей школе он ничего не сможет получить: там попросту не будет денег ни на дополнительные занятия, ни на кружки, ни на секции, ни на факультативы».

«Здоровая» конкуренция между школами оборачивается дракой за учеников. В пылу «битвы за количество» качеству образования уделяется минимальное внимание. «У нас в классах обучается не больше 20 человек, чтобы была возможность объяснять материал в индивидуальном порядке, – сообщила «НИ» директор столичной гимназии №178 Наталья Банчукова. – И у нас денег будет меньше, чем, например, в соседней школе, где в классах – 35–40 человек. И это с учетом того, что в больших классах материал усваивается значительно хуже».

Педагоги опасаются еще и за то, что погоня за учениками лишит школу атмосферы «второго дома». «Не будет больше таких теплых отношений между учениками и учителями, встреч выпускников, настенных плакатов, – пожаловалась «НИ» директор школы №40 Нина Журбенко. – Будет исключительно образовательный процесс, причем не самый продуктивный: все-таки от личных отношений зависит многое».

Лишние люди

Но от нововведения страдают не только школьники. «Достанется» от нормативного финансирования и учителям. Главным образом из-за того, что школьному руководству будет выгоднее сделать вместо четырех классов по 25 человек – три по 33 ученика, сэкономив тем самым на зарплате «лишнего» классного руководителя. И без того не престижная профессия – лишь 30% выпускников пединститутов идут работать по специальности – в рамках нововведения становится просто никому не нужной. «Перед началом прошлого учебного года директора получили «письма счастья», как их уже успели окрестить, подписанные главными бухгалтерами соответствующих окружных управлений образования, – пояснил «НИ» Сергей Комков. – В них было написано, что в связи с переходом на новую систему финансирования школам предлагается сократить штат преподавателей информационно-вычислительной техники, ставки дополнительных преподавателей физкультуры, организаторов внеклассной работы, психологов, социологов, руководителей кружков и секций».

Но педагоги уйдут из школ не только потому, что их «попросили». Преподавать, само собой, выгоднее в престижных школах. Но вакансий там ограниченное количество, а в «плохих» школах при новой системе оставаться бессмысленно. В итоге учитель может просто переквалифицироваться и найти себе совершенно другую работу. А ученики непрестижных школ останутся даже без надежды получить достойное образование.

Учениками не дотянули

По мнению экспертов, нововведение чревато и фактическим уничтожением школ с небольшим количеством учеников. Образовательных учреждений, в которых учатся около десяти человек, в России более 5 тыс. «На малокомплектных школах эта реформа скажется крайне отрицательно, – рассказали «НИ» в комитете по образованию и науке Госдумы. – Это спасение для нашей страны, очаг культуры и просвещения, рабочие места. Места таким школам после этого нововведения уже не останется».

Серьезные опасения у экспертов вызывает судьба авторских школ, которые специально предусматривают небольшое количество учеников и индивидуальный подход. «Их немного, они штучные, и вполне можно сделать им особую систему финансирования в порядке эксперимента», – убежден г-н Бунимович. Но если у авторских учебных учреждений есть хоть какая-то надежда выжить, то сельские школы могут с ней распрощаться. Равно как и страна – с понятием «деревня». «Малокомплектные школы – единственное, на чем держится деревенская жизнь, – рассказал «НИ» член комиссии Общественной палаты по вопросам интеллектуального потенциала нации Александр Адамский. – Их и так недостаточно финансируют, а сейчас и вовсе перекроют кислород».

Выбраться из демографической ямы

Ситуация с каждым годом становится все хуже и хуже, мрачно отмечают эксперты. «Для того чтобы соблюдать этот принцип на все 100%, нам необходимо в 2 – 2,5 раза увеличить финансирование, – убежден Евгений Гонтмахер. – Денег таких у государства пока нет, поэтому на начальных этапах конкретной пользы эта реформа не принесет».

Не добавляет оптимизма и ежегодное уменьшение числа школьников. Чем их меньше – тем более скудные суммы начнут получать школы. В 2007 году общее количество школьников сократилось на 300 тыс. Слабым утешением служит тот факт, что эта цифра чуть лучше, чем могли рассчитывать чиновники. «До 2010 года Россия будет идти в постоянном минусе, попав в демографическую яму, причиной которой стал дефолт 98-го года, – считает Сергей Комков. – Количество детей в школах будет сокращаться, соответственно, и денег будет выделяться намного меньше. Когда же мы из этой ямы выйдем, учить детей будет просто некому. Введение нормативного принципа финансирования школы – гуманитарная катастрофа, при которой мы практически лишимся среднего образования».


В РЕГИОНАХ ИДЕТ ДРАКА ЗА УЧЕНИКОВ

Руководители учебных заведений Великого Новгорода с замиранием сердца ждут последствий перехода на подушевое финансирование, передает корреспондент «НИ» Светлана РАССМЕХИНА. В городе уже существует практика закрытия образовательных учреждений с малой численностью учеников. Так, в 2005 году были реорганизованы две начальные школы. Тогда родители, не желавшие водить детей в удаленные от дома школы, и учителя, боявшиеся потерять работу, безрезультатно вышли на митинг. С тех пор стало понятно: каждый ученик для школы – залог финансирования и занятости учителей. «Когда я забирала документы дочери, чтобы отдать ее в школу с углубленным изучением математики, наш директор стала меня пугать, что ребенка там «сломают», – рассказала «НИ» мама тринадцатилетней Анны, Елена Бокова. – Говорили о психологическом давлении на ребенка, о том, что она не выдержит нагрузки. Сейчас уже год прошел, но когда прежние учителя встречают мою дочь на улице, они уговаривают девочку вернуться обратно».

В министерстве образования Ставропольского края во всю идут обсуждения перехода на подушевое финансирование, передает корреспондент «НИ» в регионе Артур ИНДЖИЕВ. Пока противников реформы больше, чем сторонников. «Подушевое финансирование погубит образование в сельской местности. Ведь малокомплектные школы будут закрыты, а дети вынуждены будут учиться в районных школах и проживать в интернатах. А это грозит ослаблением института семьи, и так уже нуждающегося в срочном укреплении», – считает заслуженный учитель РФ Лидия Горина.

В конце минувшей недели глава комитета по образованию правительства Петербурга Ольга Иванова сообщила о том, что в Северной столице будут постепенно закрывать нерентабельные школы, передает собкор «НИ» Наталья ШЕРГИНА. В освободившихся зданиях будут работать творческие кружки и спортивные секции до новой демографической волны, когда в них можно будет опять открыть школы.

С января 2007 года все петербургские школы перешли на хозрасчет и подушевное финансирование, которое вызвало волну недовольства среди учителей. «Если раньше мы могли отчислять нерадивых и неспособных к усвоению углубленных программ учеников, то теперь это будут существенно ударять по нашему карману», – говорит учитель физико-математического лицея № 30 Михаил Шифман.

Петербургская школа бурлит от навязываемых реформ в системе образования с 2002 года. Именно тогда в городе на Неве стали появляться укрупненные школьные комплексы. На деле это выглядело банальным поглощением слабых школ директорами более сильных и богатых гимназий. В 2005 стало известно, что вместо 700 школ в Петербурге будет 230 образовательных комплексов. Это привело к большим скандалам, протестам и конфликтам, а дети закрытой школы № 142 даже перекрывали движение на Литейном мосту.

Подушевое финансирование в Краснодарском крае пошло на пользу детям с отклонениями в развитии, передает собкор «НИ» Сергей ПЕРОВ. В городские школы охотно берут детей, которым ранее отказывали в приеме. В школы стало проще попасть детям с ограниченными возможностями, от которых раньше педагоги просто отказывались. Идет борьба и за детей, родители которых переехали в другой район Краснодара, им советуют, дабы не травмировать психику ребенка, продолжать их возить на занятия в старую школу.


ПЯТЕРКА ПО «МУСОРОВЕДЕНИЮ»

Согласно медицинским исследованиям, 100% российских школьников хронически недосыпают, 65% – страдают неврозами. Это связано как с чрезмерными нагрузками, особенно в младших классах, так и с введением новых предметов в рамках регионального образовательного компонента. Причем подавляющее большинство новых предметов служат интересам не столько школьников, сколько местных чиновников, желающих щегольнуть перед соседями.
Так, в школьную программу Красноярья введен предмет «История родного края», в Иркутской области преподается «Байкаловедение», в 40 школах Екатеринбурга и в 20 школах Свердловской области с 1 сентября будет введен курс «Духовная культура Урала». Пожалуй, всех перещеголяла Ярославщина: там несколько лет назад появилось «Кацковедение». Жители 80 деревень Мышкинского района, бывшей Кацкой волости, считают свою землю государством в государстве, себя же – не ярославцами, а кацкарями. Придумал «Кацковедение» молодой учитель из деревни Мартыново Николай Румянцев, а потом его примеру последовали многие коллеги. В 5–6-х классах изучается кацкий диалект и фольклор, в 7–8-м – география, в 9-м – история.
«НИ» уже рассказывали о том, что в Министерстве образования и науки готовится документ о включении шахмат в школьную программу. Тем временем на гроссмейстеров уже учат в младших классах не только школ Калмыкии, но и Нижегородской области, Набережных Челнов, а теперь к ним присоединятся 230 школ Томской области.
В Башкортостане, славящемся медом, дети уже четыре года изучают пчеловодство. Сначала опробовали новый предмет в сельских районах, потом подключились города. По мнению педагогов, преподавание пчеловодства не только помогает получить востребованную на рынке труда профессию, но и воспитывает силу воли.
В Самаре начинается осуществление проекта «Менеджмент отходов в школе как инструмент формирования экологической культуры». Авторы проекта предлагают начать изучение путей переработки мусора с малых лет. Предполагается проведение как теоретических, так и практических занятий.
Впрочем, не только наших школяров огорошивают чиновники-новаторы. Так, во всех начальных и средних школах КНР с этого учебного года вводятся уроки коллективных танцев, специально разработанных известными хореографами. Среди них – «Малая белая лодка», «Хорошие друзья» и «Мелодия молодости». А в Англии в изучении иностранных языков акцент перенесли с французского и немецкого на арабский и хинди.




В ШВЕЦИИ ШКОЛЫ ТРАТЯТ ПО 20 ТЫС. ЕВРО НА РЕКЛАМУ

«Двадцать бесплатных уроков вождения!» «Ноутбук в подарок!». «Каждую неделю – билеты в кино!» Похожими листовками покрывается весь Стокгольм в преддверии нового учебного года. Так средние школы бьются за учеников. По статистике, гимназии шведской столицы в среднем тратят около 20 тыс. евро в год на рекламу. Дело в том, что финансирование школ основано на количестве учеников. В год из районного бюджета на одного ученика поступает порядка 4 тыс. евро. Если в школе недобор, приходится экономить: увеличивать стоимость обедов, сокращать число учителей. Чем больше учеников, тем больше денег из бюджета. С приходом к власти в стране и в ряде регионов в конце прошлого года коалиции буржуазных партий в Швеции началась волна тотальной приватизации общественных школ. Преподавательским коллективам предлагают образовать частную компанию и вести свою деятельность по рыночным законам. Педагогическое сообщество раскололось. Одни считают, что приватизация приведет к деградации образования, другие приветствуют нововведение, считая, что и сами заработают, и учить смогут лучше, поскольку появится еще большая свобода в перераспределении «поголовных денег», выдаваемых на учеников.



Алексей СМИРНОВ, Стокгольм



НЕМЕЦКИЕ УЧИТЕЛЯ ВНАКЛАДЕ НЕ ОСТАЮТСЯ


По уровню расходов на одного школьника ФРГ занимает лидирующие позиции в мире. Так, например, в Тюрингии на каждого ученика общеобразовательной школы ежегодно тратится около 6,5 тыс. евро. Частные школы тоже не остаются внакладе, хотя конституция Германии и предписывает им принимать даже тех детей, родители которых не могут платить за обучение. За небогатых учеников платит государство, выделяя частной гимназии две трети того объема финансирования, что причитается школе бюджетной. В той же Тюрингии это будет примерно 2,5 тыс. евро на каждого ученика в год. Федеральные земли и местные власти осуществляют финансирование школ в пропорции 8 к 2. Что касается зарплат педагогов, которые в Германии традиционно высокие, то за них отвечает министерство образования и культуры той или иной федеральной земли.



Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

Опубликовано в номере «НИ» от 28 августа 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: