Главная / Газета 11 Мая 2007 г. 00:00 / Общество

И стар и млад

Россияне все чаще сталкиваются с дискриминацией по возрасту

Михаил ПОЗДНЯЕВ, Нина ВАЖДАЕВА, Анна СЕМЕНОВА

Международная организация труда (МОТ) представила 10 мая доклад о новых формах дискриминации в сфере занятости. В частности, в докладе говорится об ущемлениях при приеме на работу пожилых людей и молодежи. Эта новость для западного мира – явление, хорошо знакомое россиянам.

После пятидесяти и работа зазывалой в ресторан кому-то может показаться большой удачей.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
После пятидесяти и работа зазывалой в ресторан кому-то может показаться большой удачей.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Большинство из них склонно подозревать руководство предприятий и компаний в так называемом эйджизме, дискриминации по возрастному признаку. В этом убеждены 53% людей старше 45 и 40% младше 24 лет. Возраст обычно служит помехой и при получении кредитов. Эксперты считают, что всему виной наш менталитет: на Западе любой намек на дискриминацию подрывает репутацию фирмы. Работодатели и кредиторы же утверждают, что так они страхуют себя от рисков. Но особенность нашего национального эйджизма еще и в том, что его проявления практически невозможно оспорить.

В своем последнем послании Федеральному собранию Владимир Путин предложил создать в России «систему стимулов, чтобы люди при достижении пенсионного возраста добровольно могли продолжить трудовую деятельность». Между тем дискриминации по возрасту в нашей стране подвергаются уже те, кому около пятидесяти. С проявлениями эйджизма сталкиваются, впрочем, и двадцатилетние. Ни статья 19 Конституции, гарантирующая всем равные права, ни статья 64 Трудового кодекса РФ, запрещающая при приеме на работу любые необоснованные отказы, в данном случае не служат препятствиями. Впрочем, стоит отметить, что речь идет только о частных структурах. В бюджетной сфере не до жиру: дефицит кадров настолько велик, что возраст уже никакой роли не играет.

«У моих коллег были случаи, когда они выигрывали дела, связанные с увольнением по возрастному признаку, – рассказал «НИ» адвокат Антон Лелявский. – Однако в широкую практику такие процессы не вошли, потому что работодатели крайне редко увольняют человека, объясняя ему в письменном виде, что он, «извините, староват». А только в этом случае можно выиграть дело».

В одной из московских психоневрологических больниц корреспонденты «НИ» побеседовали с пациенткой Ларисой Ш., страдающей тяжелой формой депрессии. Почти 30 лет из своих 47 она проработала на одном месте – в крупном спортивном магазине. Когда в позапрошлом году магазин сменил хозяина и название, ей предложили подать заявление об уходе. Опешившая Лариса не нашла ничего лучшего, как напомнить о своем звании «Заслуженного работника торговли». Это вызвало у директора саркастическую усмешку: «Мы ценим ваши былые заслуги, но вы же сами видите, что у нас теперь другой стиль, молодежный. Наши продавцы должны служить лучшей рекламой здорового образа жизни, а вы будете на их фоне музейным экспонатом и всех клиентов распугаете».

По совету подруги Лариса Ш. отправилась в юридическую консультацию, но адвокат ее разочаровал: хотя Трудовой кодекс РФ не допускает увольнения по возрастному признаку, работодатель вправе оговаривать «кондиции», которым должен соответствовать персонал, – возраст, коммуникабельность, привлекательность и даже рост и внешний вид. Уволившись и проведя полгода в поисках нового места работы по специальности, Лариса оказалась... в больничной палате.

Впрочем, не меньшей нервотрепкой обернулись попытки устроиться на работу и для 22-летнего пиарщика Романа Б. Пройдя все этапы собеседования в крупной компании, он все же не смог получить заветную вакансию – руководителя службы внешних связей. Работодатель, просмотрев все документы, резюмировал: «Заходите к нам лет через пять! Мы не можем назначать на солидные должности вундеркиндов».

Графы «профессионализм» в паспорте нет

«Случаи дискриминации по возрасту встречаются сплошь и рядом, – рассказала «НИ» директор кадрово-консультационной компании «Рекконс» Эльмира Давыдова. – Подавляющее большинство работодателей хотят видеть у себя сотрудников до 45 лет. Мы можем еще «пропихнуть» 46-летнего, но 55-летнего специалиста лучше не предлагать. У нас был клиент – 56-летний специалист в области строительства, блестящий инженер. Ему везде отказывали, не называя причин. Но у него не осталось сомнений, что всему виною возраст. Самое страшное, на мой взгляд, даже не сама дискриминация. А то, что в сознании людей «невостребованного возраста» крепнет уверенность, что они никому не нужны или стоят меньше, чем есть на самом деле».

Правозащитник Лев Пономарев видит корень зла в том, что ветеранам труда сложнее сегодня получить высокооплачиваемую работу, чем людям следующего поколения. 50-летний специалист, занимающий ту же должность, что и 30-летний, будет получать, скорее всего, в два-три раза меньше. По наблюдениям г-на Пономарева, более чем на 500 долларов в месяц ветерану, ищущему работу, рассчитывать не приходится.

Психологи объясняют то, что работодатели останавливают свой выбор чаще всего на 30–35-летних, сломом эпох: люди старшего возраста не свободны от рудиментов советского сознания и трудовых навыков, а «молодняк», выросший уже при другой власти, еще не обладает достаточным психосоциальным опытом. К тому же понятие «средний класс» подразумевает и средний возраст – наиболее активный и перспективный. Как раз в этом возрасте сегодня находится большинство руководителей в сфере предпринимательства и финансов – там, где больше всего вакансий. Молодой директор предпочитает видеть вокруг себя подчиненных-сверстников. С высоты среднего возраста 50-летний кажется старцем, эффективно работать которому просто не по силам.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow Рубеж № 45

Однако другие эксперты, опрошенные «НИ», утверждают: эти случаи – все-таки исключение из правила. «Вообще считается, что человек старше 45 лет по умолчанию зрелый и опытный, – рассказала нам партнер рекрутинговой компании Antal International Наталья Мирская. – Но тут уже все индивидуально: кто-то и в 25 может казаться зрелым, а кто-то не повзрослеет и к пенсии. К примеру, то, что работодатели не слишком охотно берут молодых, объясняется тем, что у вчерашних студентов нет никакого опыта, зато амбиции огромные».

Что касается людей предпенсионного возраста, то г-жа Мирская не склонна говорить об их тотальной дискриминации: «Сотрудники после 45 лет, как правило, меняют работу в последний раз. И работодатель может быть уверен: да, они звезд с неба не хватают, не продвинут компанию резко вперед, зато надежны, не сбегут через несколько месяцев. Хотя, например, есть мнение, что женщины после 45 лет становятся склочными. А умение поддерживать теплую атмосферу в коллективе, общаться с клиентами ценится высоко».

С тем, что ситуация вовсе не выглядит однозначно, согласна корпоративный психолог Ольга Осипова. По ее наблюдениям, положение в последнее время даже меняется к лучшему: «В конце 90-х на хорошее трудоустройство 45–50-летним рассчитывать не приходилось. Сейчас же работодатель стал лучше адаптировать «стареньких новеньких» к коллективу. Впрочем, не секрет, что люди после 45 лет нередко становятся психологически негибкими, они могут не согласиться с какими-то решениями руководства. Вот и получается, что многие компании предпочитают сотрудников молодых, пусть и с квалификацией похуже, зато покладистых».

Кредит недоверия

Проблемы с трудоустройством после 45 чаще всего связаны с тем, что на стартовых позициях ветераны смотрятся «белыми воронами», а все руководящие должности уже заняты 30-летними. Да и когда «без пяти минут пенсионер» с солидным послужным списком приходит на собеседование в солидную фирму, он поневоле вызывает подозрения: с чего это он, специалист экстра-класса, лишился места? С этим отношением пришлось столкнуться Константину М., журналисту с 25-летним стажем, выброшенному на улицу, когда телекомпания, где он работал, сменила владельца. Новым хозяевам Константин показался «слишком серьезным». В переводе – «старым».

Полтора года ушло у бедолаги, прежде чем он смог устроиться по специальности. Вскоре его репортажи были отмечены высокой профессиональной премией. Теперь нужно было как-то решать «квартирный вопрос» – после развода с женой он оставил жилье дочерям. Однако во всех банках, куда Константин обращался за ипотечным кредитом, он узнавал, что комиссия при рассмотрении бумаг зарубит его кандидатуру по возрасту. «Мы отдаем предпочтение семейным людям 30–35 лет, владеющим недвижимостью и зарабатывающим не меньше 5 тысяч долларов в месяц», – объясняли Константину, как сговорившись, менеджеры. С такой же ситуацией он столкнулся и при попытке получить кредит на строительство домика под Москвой.

Адвокат Антон Лелявский не видит в данном случае никакой дискриминации. По его словам, отказ банков в кредитах людям старше 40 лет не противоречит закону. Банк понимает, что человек, уйдя на пенсию, вряд ли сможет выплатить кредит. «Конечно, в случае невыплаты квартира становится собственностью банка, но ведь чтобы банк вступил в права собственности, нужно пройти судебную волокиту, – пояснил «НИ» начальник департамента общественных связей Ассоциации российских банков Александр Кондрашов. – Да и вообще ипотека сама по себе рассчитана на молодых. Это объективный показатель. Хотя у каждого банка свои условия. Обычно ограничения по возрасту нигде не прописаны, но на практике банки отдают предпочтение молодым».

«Беспредельное» уважение к годам

Несогласие с таким порядком вещей демонстрируют не только «клиенты второго сорта». Федеральная антимонопольная служба (ФАС) недавно призвала менеджеров банков, занимающихся ипотекой, разработать кодекс ипотечного кредитора. Документ призван обязать кредиторов относиться с пониманием к проблемам заемщиков, предоставлять им полную и достоверную информацию о жилищных кредитах и не допускать их дискриминации по ряду признаков, в том числе по возрасту. Но представители банков, опрошенные «НИ», относятся к инициативе ФАС с иронией: «Даже если среди нас найдутся нарушители конвенции, которая нигде не прописана, – заявил один из менеджеров, – кодекс чести так и останется на бумаге. Что мы, сумасшедшие – выдавать кредиты из уважения к старости?»

Между прочим, с «ипотечной дискриминацией» сталкиваются, как ни странно, и молодые. Дуня К., студентка МГУ, обратилась в три банка в надежде, что они помогут ей обзавестись собственной жилплощадью. И во всех ей задали вопрос: «А если вы вдруг забеременеете?» – «Ну и что?» – резонно удивилась Дуня. – «Так вы же на три года станете нетрудоспособной! Как же мы с вас наши деньги взыщем?» После чего девушке предложили кредит на значительно менее выгодных условиях. «Наверное, с их точки зрения, все это законно, поскольку защищает их права, – говорит Дуня. – Но мои-то права при этом ущемляются».

Если вопрос об ипотечном кредитовании людей в возрастных категориях «до и после» дискуссионный, то в целом эйджизм в России все-таки стал распространенным явлением. Так, указание возраста в рекламных объявлениях о свободных вакансиях можно обнаружить в 20% случаев. Это в крупных городах, а в тех, что удалены от областных центров, – в 90%. Сплошь и рядом читаешь: «Требуется секретарь. Девушкам старше 30 себя не предлагать». Или: «Нужна женщина-бухгалтер. Не старше 40». В США за такие объявления можно попасть и на скамью подсудимых. У нас же агентства по трудоустройству даже не берутся оказывать помощь женщинам 48 лет и старше и мужчинам за 50. «Единственное, что мы реально можем предложить им, – говорит сотрудница агентства из Набережных Челнов, – это работа распространителя рекламной продукции, расклейщика объявлений и зазывалы в ресторане».

Между прочим, наша старая знакомая Лариса Ш., готовясь к выписке из больницы, склоняется именно к такому варианту трудоустройства. И с горькой усмешкой пересказывает свежие новости из тех же рекламных изданий. Например, в Англии на работу в магазины – вроде того, где 30 лет проработала Лариса, – предпочитают брать людей под 50 и старше. Как выяснилось, клиенты больше доверяют людям в возрасте – они спокойнее, внимательнее и терпимее. Возможно, потому, что законы у них не вступают в противоречие с практикой, то есть с жизнью.


ДИСКРИМИНАЦИЯ БЕЗ ГРАНИЦ

В большинстве объявлений о трудоустройстве на Украине указывается желательный возраст сотрудников – до 40 лет. Нижняя возрастная граница определяется формулировкой «опыт работы не менее трех (пяти) лет». Если человеку исполнилось 50, то искать работу без протекции – пустая трата времени. Никто даже резюме не станет рассматривать. По статистике, в украинских частных компаниях работают 2% людей старше 45 лет. В госструктурах эта цифра достигает 70%. Зато чиновники могут не рассчитывать на то, чтобы продолжать работать после 60 лет. Буквально через несколько дней после юбилея их выпроваживают на пенсию.
В 2004 году украинских пенсионеров поделили на две категории. Те, кто имел неосторожность родиться раньше 1944 года и вышел на пенсию до 2004-го, получают пенсию 306 гривен (60 долларов), а те, кто родился позже и вышел на пенсию уже после 2004 года, – 735 гривен, т.е. почти в 2,5 раза больше при прочих равных условиях.
Печально обстоят дела и с молодежной ипотекой. Деньги на жилье для молодых раньше давали только тем, кто еще не отпраздновал 30-летний юбилей. Недавно планку подняли до 35 лет. Однако немногие успевают получить деньги на квартиру до достижения ими этого возраста. Ведь если очередь еще не подошла, а претенденту исполнилось 35, то его из нее просто «выбрасывают».
Европа стремительно стареет и ищет спасения в трудовой иммиграции из стран за пределами ЕС. При этом миллионы пожилых опытных специалистов остаются невостребованными из-за предубеждений работодателей к «сениорам». Социологические опросы показывают, что до 80% нанимателей не хотят брать на работу людей старше 55 лет. Этот парадокс констатируется и в докладе комиссии ЕС «Европа для всех возрастов». Брюссель предлагает европейским странам принять меры, которые позволят пожилым людям занять свое место на рынке труда.
Наиболее последовательно советы Еврокомиссии реализовала Дания. Граждане с 61 года могут получать полную зарплату, но работать 90% обычного трудового времени. С 60 лет пожилые люди получают пятидневную прибавку к отпуску. Существуют и меры удержания стариков от соблазна уйти на пенсию раньше положенного срока. Например, 10% зарплаты сотрудников с 60 до 65 лет переводятся на специальный накопительный счет, которым можно воспользоваться лишь по достижении пенсионного возраста.
Что касается Швеции, то она типичный европейский середнячок в деле борьбы с дискриминацией пожилых. Государство пытается стимулировать возвращение к активной жизни безработных старше 55 лет, предлагая работодателям щедрую скидку с социальных отчислений на каждого такого сотрудника. Например, если «сениор» числится в безработных год, наниматель не платит социальные отчисления на него в течение двух лет. Обычные суммы таких сборов в Швеции составляют 30% от зарплаты сотрудника.
На пенсию в Германии уже скоро будут уходить с 67 лет. Но и преждевременный, вынужденный уход на отдых в ФРГ является распространенным, поскольку немцу, перешедшему 45-летний рубеж, в плане поиска работы почти ничего «не светит». Фирмы всегда найдут благовидный предлог для того, чтобы отклонить резюме пожилого специалиста.

Яна СТАДИЛЬНАЯ, Киев, Алексей СМИРНОВ, Стокгольм, Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

Опубликовано в номере «НИ» от 11 мая 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: