Главная / Газета 27 Марта 2007 г. 00:00 / Общество

Возвращение блудного гражданина

Отечественные законодатели пытаются заманить бывших соотечественников в депрессивные регионы

АННА СЕМЕНОВА, ДАНИЛ СЕДЛОВ

В Госдуме прошел «круглый стол», посвященный проблеме репатриантов. Законодатели готовят проект по возвращению бывших соотечественников на Родину. Программа преследует благую цель: за счет «возвращенцев» выйти из демографического кризиса, помочь депрессивным регионам с трудовыми ресурсами, а заодно избавить репатриантов от ностальгии по Родине.

Многие вернувшиеся в страну россияне живут в тесноте и обиде на Родину.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Многие вернувшиеся в страну россияне живут в тесноте и обиде на Родину.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Заработать программа должна к 1 июня 2007 года. Однако эксперты убеждены: вернуться захотят немногие. В России бывших соотечественников ждут ужасы бюрократии, плохие жилищные условия, неприятие местных жителей и ограниченный выбор работы.

Сегодня законодатели клянутся: государственная программа «Соотечественники» решит все проблемы сразу. Правда, распространяться этот проект будет только на тех, кто переехал в Россию после 1 января 2007 года. «Каждый репатриант получит специальный сертификат, который обеспечит содействие властей при переезде, – сообщил «НИ» заместитель начальника по связям с общественностью Федеральной эмиграционной службы Денис Солдатиков. – Человек будет обеспечен пятитонным контейнером для перевозки вещей, ему компенсируют расходы на дорогу, и в некоторых регионах предоставят «подъемные», или единовременное пособие. Все репатрианты смогут получить официальный статус временно проживающих в России в течение недели, а оформление гражданства займет максимум полгода».

Репатриантам собираются предоставлять не только гражданство РФ, но и жилплощадь. Очередников на жилье ради такой благой цели предполагается немного подвинуть. Правда, такие подарки ожидают только тех соотечественников, которые согласны переселиться в один из 12 регионов, которым требуется помощь «извне». Очевиден конфликт между соотечественниками, желающими селиться поближе к центру, и государством, заинтересованным в развитии депрессивных регионов.

Семья Жариновых оказалась в Ульяновске в 1994 году как вынужденные беженцы из Таджикистана, сообщает собкор «НИ» Михаил Белый. Спасая детей от войны, они продали за бесценок квартиру и переехали в Россию. Но там они вынуждены ютиться в крохотной квартирке: пятеро детей, четверо взрослых. На четырнадцати квадратных метрах одновременно смотрят телевизор, отдыхают, едят, делают уроки. На каждого члена семьи приходится полтора метра жилплощади – меньше, чем в тюремной камере. Говорят, что очень сильно дует из-под входной двери. «Дети все время болеют. У нас же только холодная вода, горячей нет. Стоит одному ребенку простудиться, так вслед за ним все чихать начинают, – рассказала «НИ» Наталья Жаринова. – К нам уже даже участковый врач ходить перестала». Сейчас семья Жариновых готовится к тому, чтобы объявить голодовку. «Если нам не хотят выделить квартиру, пусть тогда дадут денег, чтобы мы уехали из России, – рассказала «НИ» Наталья Жаринова, мать пятерых детей. – Я считаю, что для страны я сделала достаточно. Наверное, я имею право хотя бы на двухкомнатную квартирку».

Вас здесь не проживало

Законодатели утверждают, что согласно этой программе Россия сможет принять первые 50 тыс. репатриантов. Однако неизвестно, захотят ли они приехать. В регионах «приезжим», пусть и бывшим соотечественникам, устраивают настоящую травлю. «Он получил квартиру раньше меня, его обеспечили работой, выплатили деньги» – чем не повод для вражды? В итоге репатриантам приходится отстаивать свое имущество в боях с соседями. Алкоголизм, типичный в сельской местности, еще больше осложняет адаптацию репатриантов.

Егор Исаев родился в Грузии. Родители в свое время решили, что фрукты и солнечный свет гораздо комфортнее сибирских морозов, и отправились в тогда еще советскую республику на постоянное место жительства. Получив достойное образование, Егор собрался обратно, к медведям и мерзлоте. Однако суровые сибиряки вовсе не спешили его встречать с распростертыми объятиями. «Квартиру худо-бедно удалось снять, – рассказал «НИ» Егор. – Наверное, скоро придется ее менять, потому что соседи просто не дают проходу. Постоянно называют террористом и чуть ли не врагом народа. Не показывать же каждому генеалогическое древо до седьмого колена. С работой тоже не очень везет. Как только потенциальный начальник видит место моего рождения – сразу захлопывает дверь перед носом. Говорит, мы с Грузией в напряженных отношениях».

Чек на паспорт

Конфликт с местным населением – лишь одна из проблем, с которыми сталкиваются репатрианты при возвращении на родину. Главный бой в битве за гражданство РФ – в бюрократической паутине, сквозь которую удается прорваться редкому счастливчику. Недавние поправки в закон «О гражданстве» еще больше запутали репатриантов. Теперь получить российский паспорт можно только при наличии прописки. Где ее взять без гражданства – неизвестно.

Иван Носков родился в Узбекистане, куда его семья переехала в поисках высокооплачиваемой работы и дешевого жилья. Еще при советской власти родители развелись, и отец вернулся на родину – деревню под Воронежем. Через несколько лет, после развала СССР, Иван решил последовать по стопам отца, и приехал в Россию. Увы, здесь его никто не ждал. «Я потратил 8 лет своей жизни в честных попытках получить гражданство. Все справки имеют срок от одного до трех месяцев – то есть собрать их одновременно и в срок – практически невозможно. Причем даже если они будут собраны воедино – гарантии получения гражданства нет. В итоге я просто плюнул на все это и поступил так же, как и многие другие: купил штампик о гражданстве и паспорт. На все это я потратил два года и чуть более 5 тыс. долларов».

«Спасение утопающих – дело рук самих утопающих», так считают репатрианты и предпочитают браться за ситуацию самостоятельно. «В стране около 1 млн. людей пытаются получить российское гражданство, – рассказала «НИ» председатель исполкома «Форума переселенческих организаций» Лидия Графова. – Бюрократическая паутина фактически вынуждает многих людей заплатить взятку чиновнику за паспорт, чем получить прописку и гражданство официально».

Порой дело доходит до откровенного вымогательства. «Есть у меня знакомая женщина, которая приехала в Чечню вместе с мужем, – рассказал «НИ» руководитель организации «Гуманитарный центр помощи беженцев» Юрий Федяев. – Он там погиб, а она решила вернуться в Россию с сыном. Так им прямым текстом сказали: хотите получить гражданство – помогайте деньгами».

Пока гром не грянет

Эксперты убеждены: бить тревогу нужно было 15 лет назад, когда пошла основная волна «возвращенцев». В советские времена люди уезжали в союзные республики по многим причинам. Например, после землетрясения в Ташкенте в Узбекистан отправляли насильно: восстанавливать полностью разрушенный город. Многие тогда решили остаться из-за комфортных природных условий. Традиционно в республики СССР уезжали желающие работать по специальности: в те времена каждый регион занимался своей областью промышленности.

Обратно в Россию репатрианты хлынули в начале 90-х. После развала Союза в республиках начались националистические настроения. Многие тогда просто не выдержали нападок соседей и уехали домой. Сейчас за рубежом осталось около 30 млн. наших потенциальных соотечественников. В основном это работники интеллектуального труда, которые представляют большую ценность для их нынешней родины. Некоторые республики уже успели оценить, что с ними будет, если они лишатся таких специалистов. И дальновидно стали прикладывать усилия, чтобы оставить носителей языка у себя. В России же учителям предлагают работать в непопулярных областях экономики, например, в сельском хозяйстве. Помимо педагогов, в республиках остались и пенсионеры, которым переехать тяжело просто физически. Ни поднять рождаемость, ни компенсировать нехватку специалистов они не смогут. Ответственную миссию возрождения отечественной демографии и экономики государство возлагает на молодежь. Но юноши и девушки вместо того, чтобы лететь спасать Россию, предпочитают учить иностранные языки и искать работу на Западе.

Искусственное заселение

Эксперты убеждены: проект «Соотечественники» еще сырой. «Если бы действительно был избран курс на привлечение в страну русских из соседних стран, то было бы целесообразно использовать израильский пример, – рассказал «НИ» научный руководитель Центра социальных исследований и инноваций Евгений Гонтмахер. – Если человек хочет приехать туда на постоянное место жительства, то ему достаточно сойти с трапа самолета и он тут же получает временное удостоверение личности. Уже через полгода, если он утвердился в своем желании остаться, ему выдается паспорт. У нас же до сих пор людей, которые хотят вернуться в Россию, воспринимают в штыки».

Насильно мил не будешь – эти слова в полной мере отражают и ситуацию с репатриантами. Вызывать искусственно волну миграции, пусть и с благой целью, – все равно, что гладить кота против шерсти. Регионы просто не готовы к реализации программы. «Калужская область, несмотря на все заверения, может предложить репатриантам какие-то полуразвалившиеся бараки для жилья, – сообщила «НИ» председатель организации «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. – Правительство собирается вести настоящее «крепостное право»: граждане уезжают из неблагополучных регионов, стремясь поменять условия проживания на более комфортные. А государство почему-то уверено, что соотечественники приедут в местность с ужасной инфраструктурой с радостью».


СКАНДИНАВЫ ЖДУТ НЕ ТОЛЬКО РЕПАТРИАНТОВ, НО И МИГРАНТОВ
Репатриация соотечественников в странах Северной Европы – явление ограниченное и носит исключительно гуманитарный характер. Финляндия с середины 90-х годов приняла около 40 тыс. родственных финнам ингерманландцев, проживающих на территории Ленинградской области и Эстонии. В Норвегию переселились две сотни норвежцев, «застрявших» еще со времен царской России на Кольском полуострове. Швеция открыла двери для тысячи так называемых старошведов, живших с XVIII в Херсонской области. Этнических переселенцев во всех этих странах ждал щедрый социальный пакет «жилье–пособие–обучение языку». Однако соотечественники не решают главную проблему Североевропейских стран – растущую из-за старения населения нехватку трудовых ресурсов. Сейчас в Швеции, Норвегии и Финляндии обсуждаются возможности открытия дверей для трудовой иммиграции из стран за пределами ЕС, в том числе из России. Для этого правительство собирается сделать правила получения гражданства более либеральными. Например, Швеция собирается отменить согласование с профсоюзами, которые пока обязательно должны подтверждать, что иностранец не заберет рабочее место у жителя страны. Кроме того, после четырех лет временная виза перейдет в постоянный вид на жительство.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

С ПРЕЖНЕЙ НАСТОЙЧИВОСТЬЮ НЕМЦЕВ В ГЕРМАНИЮ УЖЕ НЕ ЗОВУТ
Многие годы ФРГ являлась самым гостеприимным после США государством. В Германии с населением в 82 млн. человек проживают более 15 млн. приезжих. Наиболее ожидаемыми гостями считаются этнические немцы. Основным поставщиком репатриантов традиционно считались республики бывшего Советского Союза. Только за 1999 год оттуда приехали 103 тыс. человек. Всех их ждало бесплатное жилье, медицинская страховка, языковые курсы и денежные пособия, на которые можно беззаботно существовать. Сегодня германское правительство внесло некоторые ужесточения в законодательство. Это вызвано тем, что все чаще приезжать стали пожилые, нетрудоспособные люди. В итоге в прошлом году репатриантов из России было уже не более 35 тыс. человек.

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

УЗБЕКСКАЯ ДЕРЕВНЯ ПОД КАЛУГОЙ
В Тарусском районе Калужской области обосновалось несколько десятков семей из Узбекистана, работавших на обогатительном комбинате в Навои. Сначала в деревню Похвиснево, на руины развалившегося колхоза приехал инженер Владимир Чуприна. Брошенных и недостроенных домов в деревне было предостаточно, а цены на землю совсем не кусались. Владимир купил недостроенный дом, выписал из Навои свою семью, маму, семью брата. Добрая молва о Тарусе быстро дошла до Узбекистана. И вскоре несколько десятков семей этнических русских, украинцев, татар из Навои самостоятельно перебрались в деревню Похвиснево, образовав целый квартал из бывших репатриантов. Работу они нашли в Тарусе, Серпухове, Протвино. А наиболее активные и предприимчивые из переселенцев уже давно перебрались в Москву.

Всеволод БОГДАНОВ

Опубликовано в номере «НИ» от 27 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: