Главная / Газета 8 Марта 2007 г. 00:00 / Общество

Мы с чаем не церемонимся

Как раскрыть все секреты вкусного бодрящего напитка

Подготовила Екатерина НАДРОВА

Трудно представить себе праздничное застолье без завершающего торжество «аккорда» – чаепития с тортом, пирожными или конфетами. Да и в будни нет, наверное, таких офисов и контор в стране, где хотя бы раз в день не заваривали чай. И хотя в России чай на протяжении уже нескольких веков остается одним из самых популярных напитков, пить его мы так и не научились. По крайней мере об этом говорили владельцы чайного клуба «Ист» Владимир ПЕРПЕТА и Сергей АНДРЕЕВ, ставшие гостями очередного выпуска программы Матвея ГАНАПОЛЬСКОГО «Кухонные тайны» на радио «Эхо Москвы».

shadow
Матвей ГАНАПОЛЬСКИЙ: Друзья, тема нашего сегодняшнего разговора – чайные церемонии. И по этому случаю у нас в гостях руководители чайного клуба «Ист» Владимир Перпета и Сергей Андреев. Что касается названия, то «Ист», насколько я понимаю, это «восток», да?

Сергей АНДРЕЕВ: В данном случае это институт социальных технологий.

Ганапольский: Серьезно? Речь ведь идет о чае, при чем тут социальные технологии?

Андреев: При том, что чай – это великолепнейшая социальная технология, потому что везде – и в Китае, на родине чая, и в Японии, и в России, и в Средней Азии – чай используется для общения. А что такое общение? Это социальная технология и есть.

Ганапольский: Честно говоря, вы правы. Потому что мы обычно и говорим: «Садись, попьем чайку…» А вот моя жена почему-то говорит: «Выпьем кофе, поговорим».

Андреев: А вы знаете, есть такой чай, который очень даже хорошо заменяет кофе?

Ганапольский: Неужели?

Андреев: В прошлом году, в декабре, мы ездили на Тайвань и там, на острове, нашли совершенно удивительный чай. Когда его пьешь, полное впечатление, что пьешь такой легкий кофе с молоком…

Ганапольский: По вкусу?

Андреев: По вкусу. За счет естественной технологии обработки чая: без ароматизаторов и добавок. Это искусство.

Владимир ПЕРПЕТА: В Китае говорят так: «Вкус чая улучшить нельзя, его можно только ухудшить». Поэтому они никогда не купажируют чай, то есть не составляют на его основе никаких смесей, что, кстати, очень развито в Европе – ароматизация, придание ему чужого вкуса. Ведь хороший чай сам по себе обладает огромным потенциалом вкуса и аромата: нет нужды его портить.

Ганапольский: А вот у нас в Москве сейчас очень модно пить зеленый чай, но в местных магазинах он недостаточно хорош. Где же тогда найти чай приличного качества?

Андреев: Лучший зеленый чай делают, конечно, на его родине – в Китае. Есть очень неплохой чай в Японии, но все равно японцы предпочитают пить зеленый китайский чай, ведь там представлено великое множество сортов. Есть стереотип, что чай – это бодрящий напиток. Но на самом деле чай обладает огромным количеством других воздействий – все зависит от сорта.

Ганапольский: Понятно, но вы так и не ответили на вопрос, где купить хороший чай и какой чай считается хорошим? К примеру, мы заходим в большие сетевые магазины, про лавочки я не говорю, и там, естественно, безумное разнообразие чая. Как в нем ориентироваться и есть ли там подделки?

Андреев: Чаще всего подделок нет. Но вопрос в том, что в эти сетевые магазины поступает, скажем так, хороший середняк. И если человек хочет чего-то лучшего, то ему нужно идти в специализированный магазин.

Ганапольский: Ну, вы все-таки помогите сориентироваться. Ведь чаще всего мы, к сожалению, пользуемся пакетным чаем, и, на мой взгляд, его качество в последнее время выросло: уже перестала появляться всякая труха. В любом случае в магазине мы видим как знакомые, так и незнакомые марки. Так что лучше: экспериментировать и покупать какую-то незнакомую марку или выбирать одну и ту же?

Андреев: Без сомнения, лучше, поэкспериментировав некоторое время, найти свой чай. Потому что они все разные, хотя порой кажется, что одинаковые. Я, например, предпочитаю, настоящий красный чай.

Ганапольский: Прямо листы?

Андреев: Конечно. Листовой чай. Причем я вижу, какого размера листочек, я могу оценить на вид его качество. Это элементарно делается! Вы пять раз завариваете чай и выбираете лучший. Если же говорить о стандартах, то самым лучшим считается чай, собранный из маленького, в большинстве случаев верхнего листочка. У нас в России чай, рубленный в мелкую крошку, почему-то стали называть мелколистовым. Но на самом деле настоящий мелколистовой чай – это мелкие листочки.

Ганапольский: Сергей, вы сказали для многих загадочную фразу. Я вот ее смысл понимаю, но хотел бы, чтобы вы рассказали: «Заварили один раз, заварили второй раз, заварили третий раз…» Многие думают: «Это как понять, что заварили несколько раз?» Это спитой чай получается?

shadow Перпета: Дело в том, что чай, о котором мы говорим, заваривается многократно. Те люди, которые об этом знают, даже в ресторанах просят просто добавить кипятка в чайник. Ведь с каждым разом чай раскрывается и меняет свой вкус.

Ганапольский: А что такое настоящий английский чай?

Андреев: Это в первую очередь определенный стандарт. У англичан есть такая страсть к стандартизации. Английский чай – это обычный черный, в европейском понимании, чай, причем заваривается он довольно крепко. Именно поэтому он доливается потом в молоко, которое скрашивает немножко этот вкус избыточной терпкости, и чай становится возможно пить. Он дает бодрость – опять же потому, что достаточно крепкий. Туда и сахар иногда по вкусу добавляется.

Ганапольский: А вот я люблю один чай производства Германии, но, на мой взгляд, тоже очень качественный.

Андреев: Знаете, я предпочитаю, если «Мерседес» покупать, то собранный в Германии, а не в Китае. А чай – собранный в Китае, а не в Германии.

Ганапольский: Ну, все-таки обрабатывают-то хорошо.

Андреев: Китайский чай очень разнообразный, и его всегда можно подобрать под свой вкус. Вот этим гигантским разнообразием он и отличается от всех остальных.

Ганапольский: А с другой стороны, этим он и плох. Бывший советский человек, как буриданов осел – стоит, не знает, что выбрать.

Перпета: Но все-таки хочу заметить, что в Германии чай не растет.

Ганапольский: Как и в Англии.

Андреев: По поводу Англии я могу сказать, что в связи с потеплением климата один любитель посадил чай в Великобритании и выпускает его под маркой «английский чай». Настоящий английский чай, прямо из Англии.

Ганапольский: Хорошо, поехали дальше. Расскажите, что такое чай матэ.

Андреев: «Матэ» – это чай… опять же напиток, получаемый путем заваривания, потому что к чайному дереву, к кусту он не имеет никакого отношения. Его основа – «падуб широколистный». Так как он распространен в Южной Америке и обладает опять же тонизирующим действием, то его стали использовать как напиток, который бодрит и дает определенное состояние.

Ганапольский: Но это не чай, да?

Андреев: Это не чай.

Перпета: Как мы уже сказали, чай стал настолько популярным напитком, что все, что заваривается, стали называть «чай», и в России тоже – «Иван-чай», который к чайному кусту не имеет никакого отношения…

Ганапольский: А вообще каково происхождение слова «чай»?

Андреев: Это от китайского «чхае» – «чайный лист». Потому что китайцы про сухой чай так и говорят – «чхае».

Ганапольский: Здорово. А у меня следующий вопрос: что такое байховый чай?

Андреев: Байховый – это от китайского «бай-хао», что означает «белые ворсинки». На хорошем чае, когда собирается верхний листочек или верхняя почка, присутствует белый ворс. И от этого пошло название «байховый». Но произошел парадокс. Дело в том, что когда в Россию китайцы начали поставлять чай, они его хвалили: «Бай-хао! Бай-хао! Посмотри, какой я тебе чай даю, на нем столько белых ворсинок!». А русские до этого имели дело только с прессованными чаями и как-то неправильно тогда поняли этих торговцев. Поэтому сейчас байховыми называются все рассыпные чаи.

Ганапольский: Понятно. Вы знаете, я недавно видел китайский чай в форме клубков и сам чай – как нитки.

Андреев: Да, есть такая вещь – «связанный чай». В провинции Фудзянь еще в XVII–XVIII веках начали делать подарочный чай, когда из чаинок собирался дракон. Но этот чай был очень дорог в производстве, и некоторое время его даже не выпускали. Потом, в связи с тем, что за рубежом, да и в самом Китае вдруг возникла мода на такой чай, его опять начали производить. Причем появилось огромное количество видов, когда чай связывают, а внутрь кладут цветок какой-нибудь. Я даже видел семиэтажный экземпляр, причем он раскрывался и из него выплывал один цветок, потом еще один. Как матрешка. Мы его в шутку называем «шоу в стакане».

Ганапольский: А я видел цветок, который бросаешь в заварочный прозрачный чайник, и он открывает лепестки, а там тоже лепестки... Что ж, давайте уже подводить какие-то итоги.

Андреев: Совсем забыл! Я же хотел сказать, что чай очень благодарный. И чем больше внимания ему уделишь, тем больше пользы от него получишь. Потому что даже самый дорогой, самый элитный чай, выпитый на бегу, невнимательно, покажется не лучше чая из пакетика. Но если делать все это с расстановкой, то получишь несоизмеримо лучший вкус. Не зря китайцы говорят, что чай надо пить тогда, когда уже всюду опоздал.

Перпета: Еще говорят так: когда начинаешь пить чай, уже никуда не опаздываешь, потому что никуда не торопишься.

Ганапольский: По-моему, он помогает отстраниться.

Перпета: Да, вырывает из водоворота будней и помогает успокоиться, адаптироваться к внешним воздействиям. Начинаешь смотреть немножко по-другому на весь водоворот, беготню. И немножко успокаиваешься.

Андреев: А если бодрящего чаю выпить, то, наоборот, можно еще быстрее бегать.

Перпета: Возбуждающего? Конечно, да.

Андреев: По поводу возбуждающего. В России очень любят женьшеневый чай, а это мощный тоник. Но к нему надо внимательнее относиться, а у нас с ним немножко перебарщивают.

Ганапольский: Спасибо вам большое за то, что вы открыли нам этот замечательный и чудесный чайный мир.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: