Главная / Газета 5 Марта 2007 г. 00:00 / Общество

Бизнес на скорую руку

Россиянам все чаще приходится платить за услуги бесплатной «Скорой помощи»

ДАРЬЯ ОКУНЕВА, АНДРЕЙ ЛЕОНОВ

В столице стремительно растет число людей, пользующихся услугами платной «Скорой помощи». Причина проста – городу катастрофически не хватает карет «Скорой», бесплатных врачей. Даже в главных мегаполисах страны дефицит бригад «Скорой помощи» достигает 20%.

Дыра в боку «Скорой» – только одна из тысяч проблем неотложной помощи.<br>Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Дыра в боку «Скорой» – только одна из тысяч проблем неотложной помощи.
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
Люди, находящиеся в безвыходной ситуации, начинают вызывать бригаду врачей за деньги. Им приходится или платить «в черную» доктору из государственной «Скорой» или официально вызывать платную карету. Однако качество услуг в обоих случаях одинаково невысокое.

Если 5 лет назад платных врачей вызывали порядка 3–5% москвичей, то сейчас эта цифра достигает 10%. «Сегодня в столице порядка 20 компаний, оказывающих срочные медицинские услуги. Первоначально рассчитанные на клиентов страховых компаний они, тем не менее, сегодня получают половину вызовов непосредственно от физических лиц, – заявил «НИ» заведующий Центром социальной политики Института экономики РАН Евгений Гонтмахер. – Число их пациентов растет год от года».

Эксперты называют эту тенденцию настоящим парадоксом. Дело в том, что частная «Скорая помощь» по большинству показателей проигрывает службе бесплатной. Во-первых, частники нередко перестраховываются и не выезжают на критические вызовы. «Если случай очень тяжелый или мы явно не успеваем по времени – нам приходится отказывать пациенту и просить его звонить на 03. – пояснил «НИ» заместитель генерального директора платного медицинского центра Сергей Рябинин. Во-вторых, платные бригады будут ехать дольше, чем государственные. В состав государственной службы «Скорой помощи» входит 52 подстанции, разбросанные по всему городу. Такой инфрастуктурой не может похвастаться ни одна частная компания. По нормативам, госврачи обязаны прибыть на место за 15–20 минут. При этом частные компании не скрывают, что окажутся на месте только через 30–40 минут. Наконец, цены у частников заоблачные. Вызов по городу обходится в среднем в 3,5–4 тыс. рублей. Если необходимо забрать пациента в Подмосковье, в 25–30 км от МКАД, выезд врача обойдется в 5 тыс. рублей.

Одним из главных преимуществ платной «Скорой» является то, что она может отвези клиента по желанию – в частную или городскую больницу. Но плюс этот очень сомнительный: большинство платных клиник не принимают людей, поступивших по «Скорой». Они работают по системе страховки или записи. Так что вполне возможно, пациента положат в больницу, «где есть места», то есть туда же, куда и бесплатная.

Почему же все больше москвичей доверяют свое здоровье частникам? Ответ прост: в платную обращаются те, кто бесплатной «неотложки» так и не дождался. А таковых, увы, уже сотни. Ежедневно в Москве на 840 бригад муниципальной «Скорой помощи», по экспертным оценкам, приходится от 5 до 7 тыс. выездов. Не лучше картина и в Северной столице. Сейчас в петербургских бригадах «Скорой помощи» работают только по два человека – врач и фельдшер. Город, в котором живут почти 5 млн. человек, обслуживает 440 бригад «экстренных медиков». По словам председателя комитета по здравоохранению Юрия Щербука кадры укомплектованы примерно на 78%, а значит, нужно еще как минимум 100 бригад.

Ни минуты покоя

И дефицит этот с начала года пациенты стали ощущать еще сильнее. С января действуют новые драконовские стандарты для врачей экстренных бригад. Так, в список обязательных пунктов включены измерение глюкозы в крови и лечение прямо на месте кишечных инфекций. Специфика процедур, возложенных на плечи врачей, растянет время обслуживания пациента с 15 минут до 40–45. Между тем за это время может не дождаться и умереть человек, действительно нуждающийся в немедленной помощи.

По словам самих врачей, новые стандарты способны дискредитировать саму идею «Скорой» и еще сильнее подорвать имидж ее сотрудников. «Почти 80% вызовов не требуют «скорой помощи», – рассказал «НИ» фельдшер одной из Московских станций «Скорой помощи» Сергей Маслов. – Звонят, когда палец нарвал, насморк начался, глаз заслезился, голова заболела. Около 10% вызовов – ложных. Оставшиеся действительно требуют нашего вмешательства. Прибавьте новые стандарты, а также вечные пробки, и сами подумайте, насколько пострадает наша оперативность».

Сэкономить на здоровье

Есть и другая причина, почему люди обращаются в частные фирмы, – экономия. «Если бы государственная «Скорая» была действительно бесплатной, а ее услуги были качественными, в коммерческих фирмах не было бы нужды, – пояснил «НИ» председатель Комитета защиты москвичей Алексей Навальный. – А так, люди понимают, что платить все равно придется. Учитывая это, некоторые выбирают сразу платную службу. Благо там качество и персонал гораздо лучше, чем в казенной».

Зарплаты врачей по-прежнему не сопоставимы с тем объемом работ, которые они выполняют. Сумма вместе со всеми подработками, без выходных еле-еле дотягивает до 20 тыс. рублей. Поборы со стороны врачей уже давно стали закономерностью.

Вызов бригады «Скорой помощи» для заболевшей тети влетел родственникам жительницы Петербурга Елене Кириленко в копеечку, передает собственный корреспондент «НИ» в регионе Наталья ШЕРГИНА. Недовольный врач сменил крик на любезность, как только в его кармане случайным образом оказались 500 руб. Фельдшеры, транспортировавшие женщину на носилках, получив по 200 руб., донесли пациентку до машины со всей осторожностью.

«Моя бабушка болела астмой, – рассказал педагог Александр Кротов из Нефтекамска. – Раз в неделю у нее случались приступы, и приходилось вызывать «Скорую помощь». Через месяц «неотложка» перестала принимать вызов на наш адрес. После скандалов и разбирательств они стали приезжать вновь, но с опозданием чуть ли ни на два часа. И это при том, что город у нас совсем небольшой! Через какое-то время один из врачей дал номер своего мобильного и посоветовал не звонить в «Скорую», а обращаться сразу к нему. Если, конечно, нам не будет жалко заплатить ему сто рублей за укол и полтинник шоферу».

Абонент временно недоступен

В условиях дефицита средств сводить концы с концами каждая подстанция «Скорой помощи» пытается своими силами. В Москве, например, на помощь врачам пришли высокие технологии. «Мой друг сильно порезал ногу стеклом. Кровь хлестала, как из ведра. Городского телефона под рукой не было, и я начала звонить с мобильного в Единую службу спасения, – рассказала «НИ» студентка Ольга Афанасьева. – Увы, в течение часа прорваться к оператору мне так и не удалось. В трубке механический голос сообщал, что все каналы заняты и настоятельно рекомендовал мне набрать платный номер вызова «Скорой помощи». Другу становилось все хуже и хуже. Я набрала заветные цифры и тут же дозвонилась. Весь разговор занял 2 минуты, «скорая» приехала довольно быстро, другу удалось помочь. Но на следующий день я обнаружила, что баланс моего телефона равен нулю».

Удивляться таким чудесам, как оказалось, нечего. В пресс-службе «МТС» «НИ» объяснили, что при дозвоне на номер 112 идет переключение на оператора Московской службы спасения. Этот номер бесплатный, однако случаются часы пик, когда все операторы службы заняты. «Чтобы человек не терял времени, автоответчик Службы спасения предлагает набрать платный номер 09-11, – объяснила «НИ» сотрудник пресс-службы МТС Ольга Осадчая. – По нему звонок уже переадресовывают на «Скорую помощь». Минута общения с такого платного номера службы обойдется в 2 доллара».

Такая схема дает возможность заработать и операторам службы спасения, и бесплатной «Скорой помощи». «Скажем, на станции МСС сидят 10 операторов, – объяснил «НИ» Андрей Тимошин. – 9 из них отвечают по звонкам на бесплатные номера, а один работает с платным номером. Часть денег от звонка идет в карман оператору, а часть учреждению, с которым заключен договор. В данном случае – станции «Скорой помощи». Юридически в этом нет ничего предосудительного, но возникает вопрос морали: насколько оправдано делать деньги на здоровье человека».

Заработать на теле

В регионах, где телефонизация не столь массовая, подстанции «Скорой помощи» изобретают более хитроумные схемы заработка. Так, в Ульяновске на днях разгорелся скандал: медиков обвинили в тесных связях с представителями агентств ритуальных услуг, передает собственный корреспондент «НИ» в регионе Михаил БЕЛЫЙ. Выяснилось, что на всех ульяновских подстанциях «Скорой помощи» были подготовлены кабинеты, в которых планировалось разместить похоронщиков. Для последних это было бы просто сказкой: свой человек на подстанции – залог получения надежной информации об умерших или стоящих у порога смерти ульяновцах. Любую кончину, даже если она наступила в отсутствии медиков, должны засвидетельствовать врачи «Скорой». Скандал удалось замять, но, как утверждают знающие люди, подобный бизнес не исчез. Цинизм ситуации порой достигает высочайшей планки: представители ритуальных агентств, получая очередной адрес находящегося в тяжелом состоянии пациента, зачастую приезжают на место раньше кареты «Скорой помощи», еще к живому пациенту. По некоторой информации, диспетчеры на подстанциях и врачи, оперативно «сливающие» информацию о смерти, получают от похоронщиков по 500 руб. за труп.

Зачастую зарабатывать подстанциям помогают главы городов и областей. Так, долгое время происходило, например, в Тевризском районе Омской области. Главой администрации района обязанности по транспортировке больных были возложены не на станции «Скорой помощи», а на самих граждан. В итоге в районе сложилась практика доставки пациентов в больницу на автомобиле сельской администрации за счет самих граждан. Мало того, постановление разрешало выезд «неотложки» для транспортировки тяжело больных с «периферии» только после звонка фельдшеру. Таким образом, необходимость выезда «Скорой» ставилась в зависимость от субъективного решения медицинского сотрудника.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow В октябре 2006 года в Ставрополе решением мэра города была введена плата за вызов «Скорой помощи» – 150 рублей. При этом ветераны Великой Отечественной войны, блокадники, чернобыльцы, дети, инвалиды и некоторые другие категории граждан получили льготы в размере 50 или 100%. После перехода на платную основу на 40% сократилась среднесуточная нагрузка на бригаду, увеличилась скорость прибытия «неотложки» на место – 70% бригад доезжает на вызов меньше, чем за 15 минут. В январе 2007 года распоряжение мэра опротестовала прокуратура Октябрьского района города.

Плата за взрыв

Рынок платных услуг будет увеличиваться, убеждены в ряде фирм служб спасения. «Люди все больше свыкаются с мыслью, что бесплатная медицина закончилась. Разумеется, городская «Скорая помощь» никуда не денется, но со временем будет ощущать все большую конкуренцию с коммерческими компаниями», – убеждены врачи, работающие в платных клиниках. Но так думают далеко не все. «80% населения просто не способны оплачивать медицинские услуги, – заявил «НИ» президент Лиги защитников прав пациентов Александр Саверский. – Если же будет продолжаться отход от бесплатной медицины, это приведет к настоящему социальному взрыву, последствия которого трудно поддаются прогнозам».


«СКОРАЯ» В ГЕРМАНИИ РАБОТАЕТ БЕЗОТКАЗНО И БЫСТРО

По немецким нормативам «Скорая» должна приехать не позже, чем через 7 минут после вызова. Среди первых обязательных вопросов при звонке – номер медицинской страховки. Хотя это и не означает, что бездомный или нелегальный эмигрант останутся без помощи при несчастном случае или приступе аппендицита. Безденежных и не застрахованных безотказно спасают за счет больничных касс, благотворительных организаций и частных пожертвований.
Машины государственной «Нотдинст», а также частных «Общества рабочих самаритян», «Мальтийского креста» или «Ордена Ионитов», выезжают в тот или иной район в зависимости от заранее оговоренного и четко продуманного графика. Никаких препятствий на пути спецтранспорта в Германии практически никогда не встречается. Службе «Скорой помощи» все уважительно уступают дорогу.
На дом в Германии можно также вызвать «Амбуланц» – медицинскую организацию, где работают студенты-практиканты и специалисты со средним медицинским образованием. Их задача – оказание первой помощи в несерьезных ситуациях с последующей доставкой в лечебное учреждение. Ни об одном случае отказа от оказания скорой медицинской помощи в Германии не известно.

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин

Опубликовано в номере «НИ» от 5 марта 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: