Главная / Газета 7 Февраля 2007 г. 00:00 / Общество

Валерий Выжутович: Кузькина мать-героиня

shadow
Российская пресса опять бьет тревогу: апелляционный суд Версаля отказался вернуть ребенка нашей соотечественнице Наталье Захаровой. То есть признал законным решение, по которому женщина была лишена во Франции родительских прав, а ее малолетняя дочь отдана в приемную семью. Захарова раздает интервью, обещая во что бы то ни стало добиться своего, пройти все уровни французской и европейской юстиции, включая Страсбург.

Жестокая мелодрама о судьбе заброшенной во Францию молодой русской женщины, насильно разлученной с дочерью, уже несколько лет разрывает сердца миллионов наших зрителей. Краткое содержание предыдущих серий. Бывшая актриса МХАТа им. Горького Наталья Захарова вышла замуж за французского врача-стоматолога Патрика Уари. В 1995 году у них родилась дочь Маша. Но уже через год супруг потребовал развода. Суд оставил ребенка матери, разрешив отцу навещать дочь по выходным и забирать ее на каникулы. Своим правом видеться с Машей мсье Уари воспользовался лишь однажды. После чего мать с ужасом обнаружила на теле девочки следы побоев. В результате длительных разбирательств суд принял решение поместить Машу в детский приют, чтобы уберечь от тяжелого семейного конфликта. Но после каждого свидания с матерью девочка приходила в сильное возбуждение, у врачей возникли серьезные опасения за ее психику. И в августе 1999 года суд постановил отдать Машу в приемную семью. С тех пор она там и живет. Видеться с ней Захаровой разрешено не более двух часов в месяц.

Таков этот сюжет в сухом, бесстрастном изложении. Сентиментальная же версия, тиражируемая на телеэкране, выглядит ярче. «В новогодние праздники Наталья Захарова даже не сможет услышать голос своей дочери Маши»... «Наталья Захарова до сих пор не знает ни адреса, где живет ее дочь, ни телефона, ни кто ее новые родители»... «Вы звери, мадам и месье!» – звучит в подтексте. Да какой там подтекст! В одном из выпусков программы «Однако» французские судейские чиновники впрямую были названы «подонками».

Захарову жалко. Даже самой пропащей матери, лишенной родительских прав, никто не пожелает такого испытания. Но из двух (не считая отца) сторон, страдающих в этом конфликте, французская юстиция все же больше блюдет интересы не матери, а ребенка. Что гуманно само по себе. К тому же при всем к ней сочувствии Захарова оставляет впечатление... ну, деликатно говоря, не вполне уравновешенной особы. Пожалуй, лишь одно и остается – оградить девочку от тиранической, агрессивной, близкой к умопомешательству материнской любви, сочетаемой со столь же беспредельной и ничуть не скрываемой от Маши ненавистью к ее отцу.

Охотников поспорить с таким мнением найдется немало. Тогда, сказал бы я, милости прошу в телепрограмму «Лолита. Без комплексов», где продвинутые феминистки вынесут свой прогрессивный вердикт. Или добро пожаловать в ток-шоу «Пусть говорят» – там можно всласть посудачить о женах и мужьях, публично перетряхнуть чужое и собственное грязное белье. Так сказал бы я, да не могу. Произошла подмена жанра. Вместо «женских историй», куда ей, казалось, прямая дорога, Захарова прочно прописалась в политической хронике. Сперва она сама, хотя, возможно, не без чьей-то авторитетной подсказки, обратила свой семейный кошмар в предмет международной дипломатии, забросав душераздирающими письмами президентов России и Франции, а также премьеров обеих стран. Ну, а после уж ей помогли мастера современного отечественного агитпропа. Только Америка, что ли, на государственном уровне стремится «спасти рядового Райана»? Мы тоже умеем постоять за сограждан своих!

И пошло-поехало. Российские посольство и МИД периодически выражают французским властям свою «озабоченность». Госдума обращается к депутатам Национального собрания Французской Республики с просьбой «способствовать решению вопроса». Этот же «вопрос» поднимается на варшавском совещании ОБСЕ по правам ребенка. Путин «затрагивает проблему» в личной беседе с Шираком в ходе официального визита во Францию.

Не будь французский президент скован рамками дипломатических приличий, он, возможно, сказал бы: «Дежа вю». В том смысле, что подобную патриотическую комедию в нашей постановке мир уже видел. В 1979-м, когда американские власти «незаконно удерживали самолет с находящейся на его борту советской гражданкой Власовой». Та всем сердцем стремилась на Родину...

А гражданку Захарову пытаются сделать живой иллюстрацией президентского тезиса: «Сотни тысяч людей, проживающих и работающих за пределами своей страны, должны быть уверены, что Россия их не бросит, если они оказались в трудной ситуации». Из сугубо частной истории, в основе которой житейская коллизия, и больше ничего, создается политический плакат: «Родина слышит, Родина знает». Хорошо узнаваемого советского образца. И с пафосом, направленным в два адреса. Для наших соотечественников парижская страдалица – натуральная мать-героиня. А для французов и разных прочих немцев – та самая, незабвенная кузькина мать, которую мы им покажем, если будут вести себя не по-людски.

О такой роли русская актриса Наталья Захарова прежде не могла и мечтать. Даже во МХАТе им. Горького.

Автор – публицист, политический обозреватель «Российской газеты»

Опубликовано в номере «НИ» от 7 февраля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: