Главная / Газета 6 Февраля 2007 г. 00:00 / Общество

Дожить до аттестата

Только психически и физически здоровый школьник может выдержать тяготы среднего образования

НИНА ВАЖДАЕВА, АНДРЕЙ ЛЕОНОВ

То, что школа не только учит, но и калечит, известно давно. Тяжелые ранцы, постоянное переутомление на уроках и некачественное питание становятся основными причинами хронических заболеваний среди подростков.

Не все родители могут поднять портфели своих детей.<br>Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Не все родители могут поднять портфели своих детей.
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
Борьба за здоровье школьников началась во всем мире. Вчера стало известно, что французским ученикам начали выдавать электронные карты памяти объемом 512 мегабайт, которые должны заменить тяжелые учебники. Это новшество очень подошло бы и России, где за последние годы из школ не вышло ни одного здорового выпускника. Полтора года назад столичное правительство объявило о начале борьбы за легкие портфели, удобную классную мебель и полезные завтраки в столовой. Похожие заявления были сделаны и в других городах страны. «Новые Известия» решили проверить, как выполняется директива чиновников. Выводы оказались неутешительными.

Мэр Москвы Юрий Лужков потребовал принять меры по облегчению школьных портфелей еще летом 2005 года. В результате начался выпуск «тонких» учебников, где предмет делился на четверти или полугодия. Но до сих пор вес школьных портфелей выше нормы почти на 2 кг. «Я взвесила рюкзак своей дочери-пятиклассницы и пришла в ужас – он весит 6 кг, – рассказала «Новым Известиям» москвичка Марина. – Даже я еле доношу его до школы».

Гранит науки за плечами

Реализовать программу «тонких» учебников пока вряд ли удастся. «Облегченные книги – это палка о двух концах, – рассказал «НИ» президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – С одной стороны портфель школьника заметно разгружается, с другой – такой учебник через три месяца уже можно выбрасывать. Срок жизни книги в мягкой обложке, напечатанной чуть ли не на газетной бумаге, недолговечен. Особенно в руках ребенка». Кроме того, облегченные учебники могут негативно сказаться и на процессе образования. «Ребятам часто приходится возвращаться к уже пройденным материалам, – рассказал «НИ» председатель комиссии по образованию Московской городской Думы Евгений Бунимович. – Так что учебники, разделенные по четвертям, могут негативно сказаться на усвоении материала. Именно поэтому против них выступают составители методик преподавания».

Проблема еще и в том, что в России пока нет четких ограничений по весу школьного рюкзака. «Никаких установленных нормативов, какой груз может носить в ранце или портфеле ребенок, не существует, – рассказал «НИ» Комков. – Медики могут только рекомендовать, но не предписывать. Теоретически ученик до 14 лет не может поднимать вес, превышающий одну двадцатую веса его тела».

Летом прошлого года на заседании московского правительства демонстрировался рюкзак, который сам по себе практически ничего не весил. «Чтобы такие рюкзаки вошли в практику, нужно, чтобы на портфелях, так же, как и на учебниках, ставился гриф «Допущено министерством образования», – пояснил «НИ» г-н Бунимович. – А так получается, что дети выбирают тяжелые ранцы из-за того, что у них яркий рисунок или на них изображен популярный герой. А ведь не каждый рюкзак правильно сидит на спине и безопасен для здоровья школьника».

В позе лотоса

К искривлению позвоночника может привести не только тяжелый ранец, но и школьная мебель, не учитывающая особенностей физиологии ребенка. «У нас в школах принята кабинетная система, то есть вся мебель одинаковая, без учета роста детей, – рассказал «НИ» физиолог Фарид Абдрашитов. – 70% учащиеся вынуждены сидеть за партами, которые совершенно для них не годятся. Существует специальная классификация школьной мебели и формулы маркировки для подбора. Однако по какой-то причине ею практически никто не пользуется. Минобразования, школьные директора и учителя предпочитают закрывать на все нарушения глаза».

По словам г-на Абдрашитова, к парте предъявляется 10 обязательных требований. К ним, например, относится соответствие мебели росту учащегося. Школьник должен полностью сидеть на стуле со спинкой, стопы ребенка должны опираться на пол или подставку, расстояние до учебника у младшеклассников должно составлять 24–26 см, у учащихся средних классов 28–30 см, а у старшеклассников – 32–35 см.

При нарушении этих правил у школьников портится зрение и осанка. Более чем у 40% выпускников школ фиксируется близорукость, а более 60% зарабатывают за 10 лет учебы искривление позвоночника. «Фабрики должны выполнять заказы школ, однако, как правило, учебные заведения требуют только один стандарт, – рассказал «НИ» г-н Абдрашитов. – Классная мебель должна изготавливаться из качественной древесины. Однако в основном в школы идут парты из синтетических веществ, вроде ДСП. Даже спустя продолжительное время они выделяют ядовитые испарения. Это может привести к аллергии и даже некоторым хроническим болезням у детей».

В целом же, по словам г-на Комкова, из 64 тыс. российских школ 27 тыс. не приспособлено для проведения занятий. Из них с начала года только 900 учебным заведениям было запрещено принимать детей.

Не хочу учиться, хочу выпивать

Учителя вынуждены признать, что для детей школа ассоциируется не только с физическими нагрузками, но и с психологическими. Семь уроков по сорок пять минут без последствий может выдерживать только каждый третий ребенок. Остальные начинают жить в постоянном стрессе. «По данным ЮНЕСКО, 2,5 млн. российских детей школьного возраста нигде не учатся, – рассказал «НИ» г-н Комков. – Из них 60% алкоголики, а 20% – наркозависимые. Школа – источник постоянного стресса. Это и перегрузки, и общение учеников с учителями и друг с другом. Раньше школьники могли снимать стресс в бесплатных кружках, секциях, но сегодня таких учреждений почти не осталось. В итоге детям приходиться снимать стрессы по-взрослому, то есть с помощью курева и алкоголя. Возраст зависимых от алкоголя катастрофически снижается. Если 10 лет назад выпивать начинали с 12–13 лет, теперь приобщаются к выпивке с 9–10. 12–15% детей 10–14 лет уже сейчас зависимы от алкоголя. К 16 годам хроническими алкоголиками становятся 16% детей».

Психологи отмечают, что хронические перегрузки в школе могут оказать влияние на всю дальнейшую жизни человека. Переутомление приводит к ухудшению сна, замедленному развитию и потере мотивации к учебе. «В российских школах внимание уделяется, прежде всего, развитию логического мышления, – сообщила «НИ» психолог Светлана Крисько. – Очень мало предметов, которые способствовали бы творчеству. Если расписание построить правильно, можно избежать перегрузок. К сожалению, большинство наших школ не обеспокоено такими проблемами».

Масла в огонь подливают и родители. «Успеваемость малыша становятся для мам и пап самоцелью, в результате ребенок превращается в невротика, – пояснила «НИ» психолог Оксана Старостина. – Он вроде бы нормально общается, нормально учится, но вместе с тем испытывает множество внутренних переживаний и конфликтов».

Путь к знаниям лежит через желудок

Желудочные болезни уже стали самыми распространенными среди школьников. И это неудивительно. Бесплатные завтраки в школе только для младшеклассников. Остальным за кашу, булочку и чай приходится выкладывать почти 30 рублей в день. Комплексный обед (овощной салат, суп, второе с гарниром, сок и хлеб) обходится почти в 60 рублей. Пообедать и позавтракать бесплатно могут только дети из социально незащищенных семей. Впрочем, не все дети хотят тратиться на завтраки и обеды. Многие предпочитают просто перекусывать шоколадными батончиками и газировкой. Благо и того, и другого в школьных буфетах предостаточно. Классные руководители контролируют питание малышей лишь формально: загоняют всех в столовую на перемене.

Заставить детей есть в школьных столовых могут специальные пластиковые карты, которые в качестве эксперимента уже ввели в 39 столичных школ. Положив деньги на карту, родители смогут быть уверены, что их ребенок не будет покупать себе газировку или сигареты. Только вот желудок ребенка вряд ли станет работать лучше. Дело в том, что далеко не во всех школах рацион составляется с учетом возраста ребенка.

«Меню в школьной столовой для учеников 7–10 и 11–17 лет должно быть разным, – рассказал «НИ» руководитель отдела детского питания Института питания РАМН Игорь Конь. – Но мало кому удается составить рацион для разных возрастных групп. Есть села, где в школе учатся от 5 человек. Конечно, там этого добиться просто нереально. Кроме того, если ребенок учится примерно до часу дня, то завтрак в школьной столовой должен включать в себя 25% от суточной нормы потребления всех необходимых пищевых веществ, в том числе витаминов и микроэлементов. Если дети остаются на продленку, то им должно быть обеспечено питание, которое бы включало до 55–70% суточной нормы. Денег на такое питание просто не найти».

Эксперты признают, что в ближайшие годы решить все школьные проблемы не удастся. Они упираются прежде всего в низкое финансирование. У школ нет денег, чтобы заказывать дополнительные комплекты учебников и удобную для детей мебель. А из тех средств, которые выделяются на школьное питание, просто невозможно составить полноценный рацион.


НЕМЕЦКИЕ УЧЕНИКИ ЗАКАЗЫВАЮТ ОБЕД ПО ИНТЕРНЕТУ

В Германии школьники имеют возможность заранее выбирать по Интернету один из трех вариантов комплексного обеда. При этом стоимость столовской еды не превышает четырех евро в день. Столь низкие по местным меркам расценки обусловлены дотациями из бюджета федеральной земли.
Этим же объясняется и замена простых столов в аудиториях на специализированные парты с закругленными, безопасными для детворы углами. Мебель, снабженная несколькими регуляторами, способна «подрастать» вместе с учеником, а ее формы согласованы со специалистами по эргономике и ортопедии.
Большое внимание в Германии уделяется и ранцам, с которыми бегают в школу первоклашки. Рюкзаки имеют удобную ортопедическую спинку, воздухонепроницаемые, впитывающие влагу лямки и светоотражающие элементы, которые делают малышей даже днем заметными для водителей.

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин


ШВЕДСКИЕ ШКОЛЬНИКИ НЕ ЗНАЮТ, ЧТО ТАКОЕ РЮКЗАК

Портфелями в Швеции ученики вообще не пользуются. Нет надобности. Дети вплоть до восьмого класса не получают домашних заданий. А для личных вещей, в том числе пеналов и тетрадок, у каждого в школе есть собственный запирающийся шкафчик. Домашние задания появляются только в старших классах. Но объем их символический: вполне хватает одного-двух учебников, которые можно взять под мышку.
У шведских школяров нет и сутулости от многочасового сидения за неудобной партой. В младших классах ученики пользуются столами, высота и наклон которых регулируются индивидуально. Лишь в старших классах, когда скелет уже вполне сформировался, юные шведы пересаживаются за стандартные унифицированные парты.
Беда шведских школ – бесплатные обеды. Государственный Институт питания разрабатывает требования к столовской еде. Следят за их соблюдением районные власти. Газеты регулярно печатают меню на неделю, которое выбрала для себя каждая школа. Ответственные за питание учеников, анализируя выбор «конкурентов», вносят коррективы в рацион своих учеников. Но скоромный школьный бюджет не позволяет кормить детей по-настоящему вкусно. Картошка, макароны, мясные тефтельки, вареная разогретая колбаса – вот обычный обед ученика. Дети наотрез отказываются от горячих блюд, набивая животы чипсами и газировкой.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

Опубликовано в номере «НИ» от 6 февраля 2007 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: