Главная / Газета 5 Февраля 2007 г. 00:00 / Общество

Больной вопрос

Врачебные ошибки становятся одной из доминирующих причин высокой «смертной статистики» в России

АННА СЕМЕНОВА, НИНА ВАЖДАЕВА, АНДРЕЙ ЛЕОНОВ

Едва ли не каждый второй россиянин когда-либо в своей жизни сталкивался с врачебными ошибками. Таковы результаты недавнего опроса, проведенного специалистами Фонда «Общественное мнение».

Чиновники собираются следить за каждым движением рук хирурга.<br>Фото: АР
Чиновники собираются следить за каждым движением рук хирурга.
Фото: АР
shadow
Сегодня даже сами медики признают, что каждый третий диагноз в России ставится неверно. Причины все те же: нехватка кадров и перегруженность врачей, низкий уровень подготовки специалистов и мизерные зарплаты. Необходимость системной реформы здравоохранения уже стала очевидной для всех: и медиков, и пациентов. И только чиновники продолжают закрывать глаза на проблему, твердя «об ужесточении контроля над врачами».

Среди причин врачебных ошибок 39% пострадавших от неверного диагноза или лечения назвали непрофессионализм врачей. 33% россиян считают, что дело в том, что люди «перестали идти в медицину по призванию». Некоторые респонденты (4%) убеждены, что бесплатная медицина качественной не бывает. А отдельные оригиналы (1%) объясняют частоту врачебных ошибок свободным доступом сотрудников больниц к медицинскому спирту. Количество тех, кто оправдывал ошибки врачей, гораздо меньше. По результатам опроса, 5% респондентов говорили, что больницам просто не хватает качественного оборудования. О сильной загруженности медиков вспомнили только 2% опрошенных. И 3% сочувственно заявили, что врачи – тоже люди и имеют право на ошибку.

Летальная беременность

Негативное отношение россиян к отечественной медицине имеет под собой веские основания. В последнее время новости о преступной халатности врачей появляются едва ли не еженедельно. Причем чаще всего ошибались те доктора, чьи промахи фатальны, – гинекологи, акушеры и педиатры.

На прошлой неделе было передано в суд дело против сотрудника Амурской районной больницы, передает собкор «НИ» во Владивостоке Дмитрий Климов. Медик обвиняется в причинении смерти по неосторожности. По версии прокуратуры, акушер неправильно вел роды и ошибся с массой плода. В результате вызванного травматического и геморрагического шока роженица и ребенок умерли.

Месяц назад в Цильнинском районе умерла 33-летняя беременная женщина Елена Мусорина, передает собкор «НИ» в Ульяновской области Михаил Белый. Родственники женщины утверждают, что врач вовремя не определила у Елены внематочную беременность. Более того, медики не сделали даже УЗИ. В итоге решение об операции было принято, только когда женщине стало совсем плохо. У нее открылось внутреннее кровотечение, и спасти ее могло бы переливание крови. Однако врачи сказали родственникам, что у них нет возможности хранить скоропортящиеся компоненты крови. В итоге Елена Мусорина скончалась прямо в больнице.

Смертью девочки закончилось на днях промедление врачей в больнице Санкт-Петербурга, передает собкор «НИ» Наталья Шергина. Восьмилетней Лене Комиссаровой стало плохо на уроках, и ее отправили домой, списав недомогание на простуду. Однако вечером девочке стало хуже, и ее положили в больницу. Врачи долго сомневались в постановке диагноза и решили ждать анализов, которые получили только утром. Когда пришли результаты, школьницу срочно отправили в детскую больницу с диагнозом «менингококкцемия», но было слишком поздно. Малышка впала в кому и через полтора дня скончалась. Специалисты отметили, что причиной смертельной задержки стал не дилетантизм врачей, а отсутствие ночной лаборатории, которая позволила бы сделать необходимые анализы вовремя.

Не утихает шум по поводу трагедии двухмесячной Софии Куливец, передает собкор «НИ» в Краснодаре Сергей Перов. В предновогодние дни она поступила в краснодарскую больницу с диагнозом «коклюш». Медсестра пробила девочке вену иглой капельницы, из-за чего началась гангрена. Малышке срочно пришлось ампутировать правую руку вместе с плечевым суставом.

Ни денег, ни желания

Подавляющее количество новостей повествуют об ошибках акушеров. Однако эксперты отмечают: такие сообщения вызывают максимальный шок у населения и поэтому просачиваются в СМИ. Это вовсе не значит, что в остальных областях медицины все хорошо. «На первом национальном конгрессе терапевтов академик Чучалин отметил, что неправильным в России является каждый третий диагноз, – сообщил «НИ» президент Национальной ассоциации защиты прав пациентов Дмитрий Фустов. – Сейчас к нам поступает огромное число жалоб на врачебные ошибки. По большинству дел суд выносит положительное решение, однако делу это помогает мало. Вернуть близкого решением суда нельзя, так же, как и полностью компенсировать потерю кормильца. За смерть человека выплачивается всего 300–500 тыс. рублей».

Ключевым фактором, увеличившим количество врачебных ошибок, остается низкая заработная плата специалистов. Кардиологи, гастроэнтерологи, хирурги и все остальные специалисты, кроме терапевтов и участковых врачей, остались при своих мизерных окладах. В результате вместо заботы о состоянии здоровья пациента в голове у медика только мысль, как бы свести концы с концами. «Для того чтобы доктор не ошибался, ему постоянно необходимо повышать квалификацию: посещать курсы, семинары, – пояснила «НИ» травматолог Виктория Шумова. – Мне приходится работать на трех работах, чтобы выжить. Даже читать специализированную литературу некогда. Врачам реанимационного отделения приходиться подрабатывать таксистами. По сравнению с копейками, которые они получают в больнице, частный извоз приносит им гораздо больший доход».

Жизнь на грани выживания устраивает далеко не всех. Именно поэтому государственные поликлиники испытывают постоянную нехватку кадров и, как следствие, перегруженность докторов. В день врачу государственной клиники приходится принимать в два раза больше человек, чем положено. Соответственно, количество времени, которое медик готов уделить каждому пациенту, уменьшается в обратной пропорции. Талонная система только увеличивает время ожидания приема. Из-за того, что некоторых специалистов не хватает, очередь в нужный кабинет может растянуться на неделю.

Карточные фокусы

Бесконечная бумажная волокита свободного времени медикам не прибавляет. «Врач вынужден большую часть времени уделять выписке рецептов, – рассказал «НИ» заведующий Центром социальной политики Института экономики Российской академии наук Евгений Гонтмахер. – Пациент приходит на прием и ждет тщательного осмотра. Но вместо этого он видит, что врач сидит и занимается какой-то писаниной. Человек не понимает, что терапевт просто физически не может уделить ему необходимого внимания. А откуда взяться вниманию, если помощи в выписке рецептов ждать неоткуда и приходится все делать самим?»

Пишут, пишут, а все зря. Путаница с медицинскими картами, столь типичная для российских поликлиник, также повышает вероятность врачебной ошибки. При смене места жительства гораздо проще завести новую карту, чем требовать выдачи старой. Однако в ней могут быть ценные записи об анализах, результаты кардиограмм, отметки о перенесенных в детстве болезнях – в общем, все то, что существенно облегчает постановку диагноза в дальнейшем и уменьшает вероятность неправильного лечения.

Врач-недоучка

Даже частные клиники, обеспечивающие своих специалистов достойной зарплатой и не испытывающие дефицита кадров, не могут гарантировать должного уровня образования своих специалистов. Эксперты отмечают, что уровень подготовки в медицинских вузах стремительно снижается. По заявлениям экспертов, квалификация около 80% выпускников медицинских вузов на очень низком уровне. «Сертификат, который им выдается, просто не соответствует их подготовке, – сообщил «НИ» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. – Неудивительно, что многие врачи ставят неверные диагнозы и понятия не имеют, какое лечение назначить пациентам».

В августе прошлого года в Москве 35-летней женщине с бронхиальной астмой сделали инъекцию анальгина, который астматикам категорически противопоказан. В итоге через 15 минут женщина умерла на руках своего 14 летнего сына. Специалисты полагают, что этот случай лишний раз подтверждает необходимость модернизации медицинских вузов. «Во многих институтах просто устарело оборудование, – рассказал «НИ» г-н Гонтмахер. – Проблема квалификации кадров связана еще и с тем, что сейчас преподают в основном люди пенсионного возраста. В большинстве случаев они не в курсе новейших технологий в медицине и даже не знают о новых лекарствах».

Контролировать, а не реформировать

В здравоохранении давно пора навести порядок, отмечают эксперты и предлагают детально разработанный проект реформы отрасли. Начинать предлагается с кадров. «В каждой больнице должны быть лечебно-контрольные комиссии, комиссии по изучению летальных исходов, – рассказал «НИ» заместитель председателя комитета по образованию Государственной думы Александр Чухраев. – Сейчас они работают лишь в некоторых клиниках. А ведь на этих комиссиях разбираются методы лечения, анализируются ошибки. Таким образом, врачи приобретают новый опыт и знания».

Те же больницы, которые будут упорно не отправлять своих специалистов на дополнительные курсы, по мнению экспертов, должны быть наказаны рублем. Помочь тут может система обязательного страхования для клиник. «Больница обязана будет заключить договор со страховой компанией, которая станет выплачивать компенсации, в том числе и за врачебные ошибки, – пояснил «НИ» Дмитрий Фустов. – А поскольку страховая компания не заинтересована в выплатах, то она сможет устанавливать для клиники разные тарифы, в зависимости от статистики ошибок. Если жалоб на больницу практически нет, то цена страховки будет небольшой. Если же на врачей подают в суд регулярно, то и сумма страховки сильно возрастет».

Эксперты убеждены, что сложившуюся ситуацию также может разрешить договор информационного согласия. «Это убережет от ошибок как со стороны врача, так и со стороны пациента, – объяснил «НИ» Александр Саверский. – Достаточно прописать в нем обязанности и права сторон, чтобы в дальнейшем избежать конфликта или проблемы. Кроме того, необходимы и контролирующие органы, куда обиженный пациент может обратиться за помощью. К сожалению, в нашей стране ничего такого не существует».

С разумными словами экспертов в полной мере согласны и врачи, и пациенты. Только до чиновников их аргументы никак не доходят. Вместо того чтобы бороться с причинами, они снова и снова обращают свой праведный гнев на следствия. Крайними в этой ситуации оказываются рядовые врачи. «Мы обязательно будем проводить мероприятия по усилению контроля над медиками. Мы уже начали заниматься всеми инфекционными центрами, начали наводить там порядок», – сообщила помощник министра здравоохранения и социального развития Елена Волохова.

У независимых экспертов такие заявления вызывают лишь грустную улыбку: чиновники в очередной раз выбрали самый малоэффективный способ решения проблемы. Даже такая мелочь, как упрощение бумажной волокиты, могло бы немного разгрузить врачей, а значит, и снизить количество врачебных ошибок. Усиление же контроля только усугубляет ситуацию.


В ГЕРМАНИИ ВРАЧЕБНАЯ ОШИБКА СТОИТ ДОРОГО

По количеству судебных штрафов с врачей Германия занимает четвертую позицию после США, Канады и Австралии. При этом большинство исков связано с анальгетиком, который в 70–80-е врачи выписывали беременным от головной боли. Препарат имел побочные действия – дети рождались с отклонениями. Сколько именно врачебных ошибок совершается в год, достоверно не может сказать никто. Наиболее распространенные данные – 100 тыс. неправильных диагнозов. Но есть и другие цифры. По данным юриста Шарлотты Хенкель, это число в четыре раза больше. А по информации врачебных профсоюзов и страховщиков, в два раза меньше, поскольку из-за «невроза завышенных требований» каждая вторая жалоба пациента под собой почвы не имеет.
Действительно, у пациентов есть резон подавать на врачей в суд. Компенсации составляют заоблачные суммы. Так, например, несколько лет назад суд обязал гинеколога из Карлсруэ до 18 лет оплачивать содержание ребенка, который появился на свет вопреки гормональному противозачаточному средству, вшитому под кожу истицы.
С поиском доказательств тоже проблем нет. Немцы имеют право знакомиться с любой медицинской документацией по своему делу. Копия истории болезни передается в его больничную кассу. За счет страховщиков независимые эксперты проводят исследование. В случае подтверждения ошибки касса требует от виновного как возврата выплаченного ему гонорара, так и возмещения материального, а также морального вреда. Если врач с выводами не согласен, он может потребовать новую экспертизу в объединенной Медицинской службе больничных касс. Ее результаты передаются в земельную врачебную палату, где и решается, как правило «полюбовно», проблема компенсации. Все это также не связано для пострадавшего с какими-либо расходами. Если же консенсус так и не был найден, дело уходит в суд.

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин


В ШВЕЦИИ ПОБЕДИЛО ВРАЧЕБНОЕ ЛОББИ

Датское исследование, которое применимо ко всей Скандинавии, показало, что каждый десятый пациент в той или иной степени страдает из-за совершенных в его отношении врачебных ошибок. Примерно в 12% случаев ошибка оборачивается смертью.
Поликлиники и больницы обязаны заявлять о серьезных нарушениях при лечении отдельных пациентов в Социальное управление. В год поступает около 1 тыс. жалоб. В подавляющем большинстве случаев виновные эскулапы отделываются лишь служебным порицанием. Лишение права заниматься врачебной практикой – самое суровое наказание, какое может ждать шведского врача. Но таких единицы. Как признаются главврачи ведущих клиник Швеции, обычно это не связано непосредственно с врачебной практикой наказанного. Удостоверений лишают психически больных и преступников.
Недовольные пациенты могут жаловаться в Комиссию по здравоохранению. В этот орган ежегодно поступает более 3 тыс. жалоб, но 95% из них оказываются «под сукном». В последние годы в Швеции идут интенсивные дебаты о необходимости усилить контроль над медработниками и ужесточить наказание виновных. Но пока верх одерживает врачебное лобби. Союз врачей Швеции уверяет, что, если начнется «охота на ведьм», врачи станут бояться оперировать и браться за лечение тяжелых пациентов, а, совершив ошибку, вместо ее исправления начнут «заметать следы».

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

Опубликовано в номере «НИ» от 5 февраля 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: