Главная / Газета 19 Января 2007 г. 00:00 / Общество

Вперед в эпоху неолита

Археологи пытаются понять, как жили люди четыре тысячи лет назад

АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ, Хабаровск

Когда каменный топор врезается в ствол, удивляешься, как могли древние пользоваться таким неудобным инструментом? Оказывается, наши предки не только работали, но и мыслили по-другому. Четыре года молодые сотрудники Хабаровского археологического музея Андрей и Аня Малявины занимаются не совсем обычными экспериментами. Каждое лето они превращаются в людей каменного века. Строят древнюю стоянку и пользуются только теми предметами, которые были в ходу у жителей Приамурья четыре-пять тысячелетий назад.

Аня Малявина осваивает женскую профессию каменного века – скорняка.<br>Фото: АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Аня Малявина осваивает женскую профессию каменного века – скорняка.
Фото: АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
shadow
«Нашу работу иначе можно назвать «археологией без раскопок», – объясняет «НИ» Андрей Малявин. – Основной ее принцип – моделирование процессов производства, быта, промыслов людей, живших на Дальнем Востоке в древности. Предметы древней культуры, которые мы находим при раскопках, дают один-два процента информации. Такой материал не позволяет в полной мере понять, как протекала древняя жизнь. Насколько орудия труда, которыми пользовался человек, были эффективны? Каковы были его возможности? Все это нужно проверять на практике. Это не эксперимент на выживание. Это чистая наука».

Малявины изучают неолит – поздний каменный век. Их работа основывается на материалах археологических раскопок, полученных ранее. Молодые ученые построили древнее жилище и попытались в нем пожить.

Железным топором Малявины пользовались до тех пор, пока не изготовили каменный, а металлические котелки уступили место глиняной посуде, которую сделали сами. Питались тем, что могли добыть в лесу: рыбой, дикоросами. Учились обрабатывать камни, ловили рыбу с помощью костяных крючков. Выделывали рыбью кожу и шили одежду.

«Каменные орудия по некоторым характеристикам превосходят современные,– продолжает рассказ Андрей. – Только ими по-другому нужно работать. Мы привыкли стальным топором, ножом делать что-либо определенным образом, но для того, чтобы каменный инструмент эффективно действовал, нужны другие способы и приемы. Нам пришлось переучиваться. Иначе не поймешь, как работали люди каменного века. Навыки пришли в ходе самого эксперимента.

Как истинная женщина «каменного века», Аня Малявина молчит, пока мужчина занят беседой, но только до тех пор, пока разговор не касается женской работы.

«У нас было условное разделение, Андрей занимается каменными орудиями, а я – тем, чем занимались женщины четыре тысячи лет назад: изготовлением посуды, выделкой шкур. В начале было любопытно: каменный скребок, шкура и я – женщина неолита выделываю ее. Мы думали, что большие скребки предназначены для больших и грубых шкур, например, лося, маленькие – для пушного зверя. Оказалось, что маленькими каменными скребками выделывать грубые шкуры легче. Растворы для выделки шкур готовили по этнографическим аналогам, которые до сих пор применяют народы Севера».

Всегда считалось, что для изготовления каменного топора необходимо много времени: начинал отец, продолжал сын, заканчивал внук. Андрей попробовал. Оказалось, сделать топор можно за несколько дней. Рубить им деревья также можно. Чтобы повалить дерево толщиной около метра, уходило четыре дня, по три-четыре часа работы в день.

«Археология – наука замкнутая, – объясняют Андрей и Аня, - она ограничивается только вещами. Скажем, нашли кучу скребков, и главная цель археолога – разложить их по классам, по видам, по формам, чуть ли не по цвету – это ни в коей мере не отражает древних реалий. Поэтому самого знания о древней жизни как такового нет. Того материала, который найден при раскопках, недостаточно, чтобы сказать о древней культуре. Мы же хотим наполнить этот материал смыслом».

Опубликовано в номере «НИ» от 19 января 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: