Главная / Газета 11 Октября 2006 г. 00:00 / Общество

Жертвы красоты

Стремление россиянок изменить внешность превратилось в масштабное социальное заболевание

АННА СЕМЕНОВА, АНДРЕЙ ЛЕОНОВ, АЛЕКСАНДР ПОЗДНЯКОВ

Общества защиты прав пациентов бьют тревогу. В последнее время в столице стремительно растет число людей, пострадавших от скальпеля пластического хирурга. Статистики врачебных ошибок в этой сфере не ведется. Однако, по оценкам экспертов, число жертв эстетической хирургии в России перевалило за тысячу. Причин этому множество. В стране нет ни одного вуза, выпускающего специалистов по эстетической медицине. Российское законодательство также фактически не регламентирует деятельность частнопрактикующих врачей. А добиться компенсации за обезображенное лицо или фигуру до сих пор удавалось лишь единицам.

Один укол красоты может приковать человека к больничной койке.<br>Фото: ИГОРЬ ХАРИТОНОВ
Один укол красоты может приковать человека к больничной койке.
Фото: ИГОРЬ ХАРИТОНОВ
shadow
Причины увеличения числа врачебных ошибок в сфере пластической хирургии кроются в несовершенстве отечественного законодательства. Дело в том, что законы РФ в области таких понятий, как «независимый медицинский эксперт», «вред, нанесенный пациенту медперсоналом в результате нарушения медицинских стандартов и норм», «контроль качества медицинской помощи», практически отсутствуют. Также в России нет закона, регулирующего деятельность частнопрактикующих врачей. «На Западе частный врач может зарегистрироваться, так сказать, «соло», купив профессиональную страховку, – рассказал «НИ» председатель Совета Общественной организации защиты прав пациентов пластической хирургии Андрей Хромов. – Соответственно, зарубежному специалисту нужно оплатить только аренду кабинета и работу секретаря. В России не существует закона, регламентирующего порядок получения лицензии на частную практику. Специалисту требуется зарегистрировать клинику со всеми сотрудниками, вплоть до уборщиц. Для этого необходимо арендовать большую площадь за соответствующую плату. Поскольку деньги все-таки нужны, то врач не отказывается от любой возможности заработать, не обращая внимания на негативные потенциальные возможности для здоровья клиента».

По словам г-на Хромова, пластических хирургов не выпускает ни один вуз страны. В российских медицинских институтах готовят докторов, способных восстановить лицо пациента при несчастном случае. Но совершенствовать внешность вполне полноценных клиентов не учат нигде. В реестре медицинских специальностей отсутствует понятие «специалист по эстетической хирургии», вследствие чего к операционному столу может встать даже терапевт, окончивший месячные курсы повышения квалификации. Отличить недобросовестных врачей, которые за две недели из проктологов переквалифицировались в пластических хирургов, можно по слишком яркой и многообещающей рекламе, убеждены эксперты.

«Практически во всех развитых странах мира закон официально запрещает рекламу врачей-частников. В России эти пробелы в законодательстве используют всевозможные дельцы от медицины, которые не просто обманывают своих пациентов, но подвергают их здоровье и жизнь опасности. Недавно в каком-то глянцевом журнале попалось на глаза объявление – «Хирургия без разрезов», – привел пример Андрей Хромов. – Это заведомая ложь, потому что хирургия уже подразумевает под собой вмешательство в организм человека. Или, допустим, клиника, которая открылась всего месяц назад, громко заявляет о такой услуге, как повторная ринопластика, то есть исправление неудачно сделанного носа. А это самая сложная операция, которая вообще существует в пластической хирургии. Представьте себе, что все косточки уже раздроблены до вас и их надо каким-то образом привести в приличный вид, не испортив дела еще больше. Максимальный опыт таких «специалистов» - просмотр процесса операции на видеокассете. Ну, и результат будет соответствующий».

Чаще всего жертвами неквалифицированных хирургов становятся, как это ни странно, материально обеспеченные женщины. Они идут на поводу у рекламы, причем исключительно яркой, броской, но не всегда гарантирующей качество. Пациентка приходит с желанием сделать себе «пластику», а у нее просят вместо 10 тыс. долларов (обычная стоимость операции) все 20. В голове у женщины возникает логическая цепочка «дорого – значит, качественно», и она с радостью ложится под нож. Однако после хирургического вмешательства в подобных клиниках у пациенток могут начаться разнообразные негативные последствия.

Например, своеобразным рекордсменом по осложнениям считается липосакция, то есть откачка подкожного жира. Если он удаляется неравномерно, на коже появляются борозды, вызванные физической деформацией тканей. Проблемные места после такой операции напоминают на ощупь стиральную доску. Также довольно опасное осложнение – некроз ткани, когда удаляют слишком много подкожного жира. Кожа практически срастается с мышцами, и начинается омертвение тканей. Это очень опасное явление, которое требует немедленного повторного хирургического вмешательства, в том числе и обратной имплантации жира, с таким трудом удаленного накануне. Впрочем, пластическая операция может привести и к более тяжелым последствиям, вплоть до летального исхода. В 2003 году вице-мисс России-99 Екатерина Сумина сделала липосакцию в клинике «Лазерный центр». Врачи не сделали пациентке пробы на переносимость новокаина, усиливающего действие других лекарств, и продолжали проводить операцию, при которой жировые отложения отсасываются из-под кожи, несмотря на тяжелое состояние девушки. Сердце пациентки остановилось на 20 минут, что привело к тяжелому тотальному поражению мозга. Девушка до сих пор находится в состоянии комы.

Даже отечественные звезды не застрахованы от недоброкачественной продукции, которая в любой момент может оказаться у них под кожей. «Я никогда не была против пластической хирургии, наоборот, считаю, что если позволяет здоровье и финансы, не следует отказываться от возможности улучшить себя, – рассказала «НИ» телеведущая Оксана Пушкина. – Три года назад я удачно вырезала грыжи под глазами. Была очень довольна результатом, это действительно улучшило мой внешний вид. Но в последнее время стала казаться себе усталой, стала хуже выглядеть в эфире. Я решила избавиться от носогубных складок и обратилась к одной женщине-косметологу по рекомендации друзей. Она приехала ко мне домой и там сделала мне так называемые уколы красоты. По ее словам, это был дорогой препарат, который вскоре должен был рассосаться. Однако мало того, что он оказался длительного воздействия, так еще и контрафактным. После инъекции у меня началось воспаление. Тогда я предложила врачу решить дело полюбовно, чтобы она оплатила мне операцию по исправлению ее ошибки. Но косметолог отказалась, и тогда я решила судиться. Воспаление длится до сих пор. Моя внешность безвозвратно испорчена, скрыть следы от этих уколов помогает только толстый слой грима».

Любое воспаление из-за неправильных инъекций требует либо длительной гормональной терапии, либо хирургического вмешательства. Оксана Пушкина, по словам врачей, сильно рискует, если решится на повторную операцию. «Поскольку носогубные складки входят в так называемый треугольник смерти, оперативное вмешательство в этой области настоятельно не рекомендуется, – говорит телеведущая. – Врачи сказали мне, что тот гель, который на данный момент растекся по моему телу, может выплыть где-нибудь еще, например, на спине».

shadow Юристы считают, что решение Оксаны Пушкиной судиться с мастерами красоты – крайне важно для тысяч россиянок. До сегодняшнего дня жертвы пластической хирургии по понятным причинам старались не придавать огласке свою беду. Иски по таким делам до сих пор единичны. Однако теперь все может измениться. «Это называется эффект лавины, – рассказал «НИ» адвокат Антон Лелявский. – Кто-то первый решил добиться справедливости, и остальные, осмелев, тоже будут требовать возмещения материального и морального ущерба». При этом г-н Лелявский подчеркнул, по закону о защите прав потребителей, врачи обязаны обеспечить услуги надлежащего качества. Если операция сделана плохо, видны какие-то бросающиеся в глаза изъяны, которые мешают жить пациенту, это является поводом для подачи иска в суд.

«Основой взаимоотношений клиники и пациента должен стать документ добровольного информированного согласия, – пояснил «НИ» президент Национальной ассоциации защиты пациентов Дмитрий Фустов. – В нем в обязательном порядке прописывают все противопоказания, неблагоприятные последствия, срок реабилитации и место проведения операции. С одной стороны, о возможных последствиях в достаточном объеме информируется пациент, с другой – сама клиника, таким образом, застраховывается от возможных претензий своего клиента». В случае врачебной ошибки и невозможности повторно провести операцию клиент вправе потребовать у клиники компенсации за причиненный ущерб. В компенсацию войдет стоимость услуги хирурга, а также возмещение за моральный ущерб.

Однако некоторые моменты, которые настораживают всех здравомыслящих людей, не могут остановить сторонников хирургической красоты. 60% людей, один раз прооперировавшихся у пластического хирурга, идут «под нож» снова. «Внешность становится инструментом для карьеры, и многие просто вынуждены подгонять свою внешность под стандарты и стереотипы, – рассказал «НИ» пластический хирург Дмитрий Слоссер. – Это вполне закономерное явление».

Между тем независимые эксперты утверждают, что при принятии решения, делать операцию или нет, следует руководствоваться исключительно чувством меры. «Существуют случаи, когда недостатки внешности основательно портят жизнь, – рассказала «НИ» психолог Мария Стишова. – Если женщине мешает какой-то один недостаток, избавившись от него, она действительно чувствует себя счастливее. Если это ее грамотное, взвешенное решение, то отговаривать не требуется. В случае, когда человек насыщает свое эстетическое чувство, он может вовремя остановиться».

Есть и противоположные случаи, когда человек невротически стремится к совершенству. Обычно это происходит из-за чувства неприятия себя, которое доходит до абсурда. Тогда пластические операции становятся настоящей манией. «Яркой иллюстрацией этого тезиса служит Майкл Джексон, – пояснила «НИ» Мария Стишова. – Конечно, лицо – это собственность человека, и он вправе делать с ним то, что ему захочется. Но вопрос в том, стоит ли приносить его в жертву собственным комплексам. Для простых людей, которые не зарабатывают своим лицом деньги, пластическое изменение внешности, на мой взгляд, является непринципиальным».

Однако вопреки распространенному мнению о тотальном засилье пластических хирургов в шоу-бизнесе многие публичные персоны относятся к этому явлению отрицательно. «Наверное, современная женщина должна быть в курсе всех тенденций в области пластической хирургии. Но лично я гоню от себя мысль, что когда-то мне придется воспользоваться ее достижениями, – призналась «НИ» телеведущая Елена Ищеева. – Даже рыбкам в новом аквариуме нужно прижиться, а что говорить об имплантантах в такой сложной системе, как человеческий организм! Просто страшно вживлять в свое тело какой-то инородный предмет».

«Иногда нужно идти к пластическому хирургу, – заявила «НИ» фигуристка Мария Бутырская. – Но это касается только серьезных дефектов или травм, которые мешают человеку нормально жить, дышать полной грудью. Использовать пластику для того, чтобы поддерживать имидж секс-бомбы, или по какой-то сиюминутной прихоти – просто глупо».

Звезды отмечают, что еще один из весомых аргументов отказаться от пластики, является тот факт, что сами пластические хирурги не спешат делать своим вторым половинкам новые носы, губы и груди. «В принципе, если мои родные захотят сделать себе пластическую операцию, я буду не против, – говорит Дмитрий Слоссер. – Но сам бы я под нож не лег, потому что я не считаю это необходимым». Хирург отмечает, что ему нравится делать своих пациенток лучше, но сам ценит естественную красоту. Действительно, порой небольшой недостаток лица или фигуры превращается в изюминку женщины, а сделанные по шаблону губы и носы зачастую только отталкивают поклонников.


ТОЛЬКО ЛУЧШИЕ СПЕЦИАЛИСТЫ

Во Франции около 700 врачей имеют специальный диплом Национальной ассоциации пластической восстановительной и эстетической хирургии. Это мастера высшей квалификации. Всего же в этой стране практикуют пластические операции около 3 тыс. медиков. Их право подтверждено местными союзами медиков на уровне департамента. Как сообщили «НИ» в Национальной ассоциации, обучение мастерству пластического хирурга занимает 15 лет: 7 лет общего медицинского образования, потом после конкурсного отбора еще 5 лет специализации. Диплом с занесением в Национальный регистр выдается после еще двух лет работы ассистентом практикующего хирурга-пластика. В 2002 году во Франции принят специальный закон, регламентирующий услуги пластической хирургии. Операцию может осуществлять только врач, записанный в регистр. После обследования пациента составляется договор на операцию, в котором установлена цена, обязательства и гарантии, в том числе профессиональная гражданская ответственность врача на случай неудачи. Такие операции разрешены только в оборудованных клиниках с участием нескольких ассистентов.

Александр МИНЕЕВ, Париж


ПЛАСТИКА ЗА СЧЕТ СТРАХОВКИ

Жители Скандинавии меняют свою внешность едва ли не чаще, чем автомобили. Опросы показывают, что более 200 тыс. жителей Швеции, Дании и Норвегии успели побывать в клиниках пластической хирургии, но еще больше потенциальных клиентов этих заведений. Каждая пятая женщина недовольна собой и в принципе готова пойти под нож хирурга. Среди мужчин эта цифра в два раза меньше. Рынок пластической хирургии ограничивается лишь относительной дороговизной операций, самая простая из которых – незначительная корректировка формы губ стоит около 1 тыс. долларов. И здесь в ход идут страховые мошенничества. Как сообщает организация SOS International, созданная крупнейшими скандинавскими страховыми компаниями для приема заявлений их клиентов, в последние годы лавинообразно растет число заявлений от лиц, которые якобы подверглись нападениям или попали в автомобильную аварию. Эти люди просят возместить им расходы по пребыванию в больнице и операциям по восстановлению сломанных носов, разбитых подбородков и раскрошенных тазобедренных суставов. На самом деле ничего страшного не произошло. Просто человеку захотелось за чужой счет «подправить» нос, нарастить грудь или удалить излишки жира. Страховые компании предполагают, что примерно десятая часть всех обращений за возмещением расходов – мошенничество, связанное с посещением «клиник красоты». Для «качественного» обмана страховщиков необходимо, чтобы врач действовал в сговоре с пациентом. Больше всего малощепетильных специалистов в Иране и странах Ближнего Востока, куда и устремляется основной поток мошенников. Чаще всего скандинавы поправляют там «сломанные» носы за 5–8 тыс. долларов. Поскольку раскрыть обман, совершенный по договоренности с врачом, крайне трудно, некоторые страховые компании недавно перестали оплачивать лечение травм определенного типа.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

Опубликовано в номере «НИ» от 11 октября 2006 г.


Актуально


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: