Главная / Газета 8 Сентября 2006 г. 00:00 / Общество

Грязная агитация

Политики и рекламщики борются за новый носитель информации – стены домов и заборы российских городов

АНДРЕЙ ЛЕОНОВ

В минувшую среду во время предвыборной кампании в городе Бийске был осквернен Мемориал славы у Вечного огня. Неизвестные художники-граффити разрисовали мемориал именами алтайского губернатора и одного из кандидатов в мэры. Также агитационными лозунгами были испорчены стены нескольких жилых домов. Дело получило столь широкий резонанс, что местный избирком был вынужден обратиться к кандидатам с просьбой прекратить вандализм. Случай в Бийске показательный.

Правящая партия тоже пытается угнаться за молодежной модой на граффити.<br>Фото: AP. MISHA JAPARIDZE
Правящая партия тоже пытается угнаться за молодежной модой на граффити.
Фото: AP. MISHA JAPARIDZE
shadow
Из-за относительной дешевизны и полной безнаказанности для исполнителей и заказчиков политические и рекламные граффити все чаще появляются на российских улицах. Обороты новой отрасли бизнеса в Москве уже достигают сотен тысяч долларов в месяц. А впереди еще выборы в Государственную думу.

По одной из версий, культура граффити произошла от политических прокламаций, которыми покрывали стены города римские ораторы. Об этом в преддверии выборов в Государственную думу вспомнили и российские политики, решившие использовать стрит-арт в агитационных целях. Сегодня в каждом районе столицы можно найти стену, украшенную лаконичными, но многозначительными лозунгами, вроде «Москва для москвичей!» или «Слава КПСС!», а также аббревиатурами тех или иных партий, фракций и неформальных организаций.

Реклама для бедных

Особенно часто этим грешат политические организации, которые не имеют доступа на телевидение и на страницы печатной прессы. «Да, наша партия широко прибегает к такой форме политического пиара, – рассказал «Новым Известиям» пресс-секретарь официально незарегистрированной партии НБП Александр Аверин. – Наши граффитчики активно разрисовывают город, пишут электронный адрес нашего сайта, название партии и таким образом привлекают внимание окружающих». Правда, по словам г-на Аверина, из-за нехватки денег нацболам приходится все рисовать самим, не привлекая к этому профессионалов.

Депутат Госдумы от фракции КПРФ Олег Куликов тоже признал, что во время выборов в Мосгордуму компартия использовала такую форму политпиара. При этом он отметил стихийность пропагандистского арт-движения. «На ограждения вдоль наземных линий метро, на некоторые торцевые стороны домов и в переходах действительно были нанесены наши граффити, – пояснил «НИ» г-н Куликов. – Разумеется, мы не давали каких-то указаний нашим сторонникам, поэтому авторство тут установить трудно. Мы, конечно, можем предполагать, кто это сделал, но вплотную этим вопрос не занимались. Сами понимаете, это на грани административного нарушения». Вместе с тем депутат посетовал на низкую художественную ценность и даже «примитивный уровень» граффити сторонников КПРФ, что, «безусловно, играет отрицательную роль на имидже коммунистов».

В Москве можно найти даже граффити «единороссов». В большинстве спальных районов города представители партии разрисовали трансформаторные будки. Правда, пейзажи в патриотическом стиле и лозунги «Сильная Россия – единая Россия!» появились на серых стенах абсолютно законно, по согласованию с районными администрациями. «Веселые картинки», по мнению чиновников, призваны серьезно разнообразить тоскливый урбанистический пейзаж.

Наскальная живопись по цене шедевра

Как пояснили «НИ» в Центре политических технологий, несмотря на то, что граффити все чаще используются политическими течениями, перспектива этой формы пиара сомнительна. Подобная агитация в большинстве случаев не служит избирательным целям и носит, по сути, декларативный характер. Впрочем, политики не оставляют надежды таким оригинальным способом подтолкнуть молодежь к активности. «Как правило, основной избиратель достаточно консервативен, – рассказал «НИ» заместитель директора политических технологий Алексей Макаркин. – Его отношение к тому, что помещают граффитчики на стенах, отрицательно. Поэтому подобный способ пиара в большинстве случаев используют лево- и праворадикальные партии, которым абсолютно не обязательно бороться за симпатии основного электората. Им важно привлечь молодежь для участия в каких-то своих акциях».

Рекламное и политическое граффити «цепляет» только молодежь.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow Кстати, по словам самих граффитчиков, они в основном достаточно аполитичный народ. Имидж важнее, поэтому, как правило, на нелегальные политические акции, ограниченные аббревиатурами и лишенные всякой художественности, известные граффитчики не идут. «От имени своей граффити-команды я бы никогда не стал рисовать политические лозунги, – поделился с «НИ» художник группы «Зачем» Кирилл. – От себя лично, может быть, и согласился, но только в случае, если денег предлагают много и партия мне симпатична. Гораздо охотнее граффитчики соглашаются на рекламные заказы. Более того, на деньги различных маркетинговых агентств большинство профессиональных уличных художников и живет. В среднем метр граффити стоит 50–100 евро. Эта сумма серьезно превышает цену штрафов. Как правило, с милицией удается договориться за 100–500 рублей. Впрочем, если райтер, т.е. художник, сам разрабатывает рисунок граффити, который «зацепит» широкую аудиторию, стоимость его услуг может составлять более 20 тысяч евро».

Бой с собственной тенью

Нелегальные случаи использования граффити в коммерческих целях на городских объектах широко известны и обсуждаемы. В начале года на улицах страны появилось множество качественно выполненных графических и трафаретных сюжетов к фильмам «Ночной дозор» и «Бой с тенью». А в конце лета сотни домов и заборов столицы оказались покрытыми логотипом пива Brahma. Несмотря на то, что всем было понятно, что это часть рекламной кампании, представители маркетинговых агентств активно отрицают свою причастность к такому вандализму.

«Мы эту рекламу не делали и ничего про нее не знаем! – заявила «НИ» младший бренд-менеджер марки Brahma Наталья Колпакова. – Мы делали наружную рекламу на растяжках, автобусах, но не эту». Похожие ответы на вопрос о граффити мы получили в дирекции общественных связей Первого канала и в рекламном агентстве Max Brandson, занимающихся продвижением упомянутых выше фильмов.

Скоро в столице не останется ни одного неразрисованного забора.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow По-партизански дешевле

Между тем ряд маркетинговых агентств не отрицают, что прибегают к услугам райтеров, поскольку граффити относится к довольно выгодному способу рекламы. «Сейчас мы уже не практикуем граффити как способ рекламы, но некоторое время назад мы реализовали несколько таких проектов, – пояснил «НИ» генеральный директор компании R&I Юрий Давыдов. – Проблем было достаточно. Посудите сами, граффити официально не запрещены. Толком непонятно, у кого нужно получать «добро» на украшение дома или забора. Мы пытались добиваться разрешения у префектур округов, но на это уходили месяцы. Поэтому мы решили рисовать «по-партизански», не трогая при этом памятники архитектуры и жилые дома. Но с милицией все равно приходилось договариваться самостоятельно и зачастую платить штрафы. Мы даже специально обучали наших сотрудников общению с правоохранительными органами. Но все равно совокупные затраты на граффити несопоставимо ниже расценок на другие виды продвижения товаров. Пожалуй, это самый дешевый способ рекламы». По словам Юрия Давыдова, себестоимость одной надписи или рисунка составляет в среднем 50 долларов. Для сравнения: месячная аренда уличного щита размером 3х6 м стоит 800 долларов.

Впрочем, несмотря на сравнительную дешевизну и уход от налогообложения, коммерческое граффити не лишено и своих минусов. Будучи нелегальной (как ее еще называют многие рекламщики – «партизанской»), подобная реклама может продержаться совсем недолго. Стены же заводов, выходящие на железную дорогу, мало привлекательны для рекламного бизнеса, хотя на их разрисовку вполне можно получить официальное разрешение у местной администрации. К слову, политики также отмечают, что разрешенные для граффити места абсолютно не соответствуют их пожеланиям. «Понятно, что граффити используются в основном на заборах, стенах переходов и домов. Конечно, те, кто рисует на этих носителях, как бы пачкают их, загрязняют. Однако если рисовать на специально отведенных под это местах, а будет это где-нибудь на опушке леса, то работу просто никто не увидит. Следовательно, от рекламы никакого эффекта», – объясняет Олег Куликов.

Преступление без наказания

Столь широкое распространение граффити-рекламы объясняется тем, что в России фактически не работает механизм наказания за незаконную разрисовку стен. В отличие от США и стран Западной Европы, в которых действуют суровые законы против граффитчиков (вплоть до пожизненного лишения свободы), в нашем законодательстве специальных пунктов по этим нарушениям не предусмотрено. Попавшегося с поличным райтера в худшем случае ждет административное наказание в виде незначительного штрафа. «Дело в том, что под статью о так называемом вандализме подпадают лишь надписи и рисунки, носящие циничный и оскорбительный характер, – пояснил «НИ» адвокат Александр Артюнов. – Они квалифицируются как уголовные преступления и могут наказываться не только штрафом, скажем, от 40 тыс. рублей, но и арестом сроком до трех месяцев».

Юристы заявляют, что теоретически к ответственности можно привлечь не только выполняющего чей-то заказ художника, но и непосредственного заказчика. Правда, на практике это почти нереально. Сами граффитчки отмечают, что сотрудники правопорядка вполне лояльно относятся к их художествам. В определенных рамках, конечно: какова бы ни была художественная ценность рисунка, появись он, скажем, на стенах Кремля, наказание будет серьезным.

«Они рисуют, а нам отмывать»

Маркетологи отмечают, что в ближайшее время незаконное рекламное граффити вполне возможно превратить в развитый и коммерчески выгодный бизнес. В проигрыше в этом случае останется только город. Ежегодно на отмывание несанкционированных граффити уходят десятки тысячи долларов из столичного бюджета. «Я не могу сказать точно, сколько денег Москва тратит на ликвидацию надписей на домах и заборах, – сообщила «НИ» пресс-секретарь департамента жилищно-коммунального хозяйства Марина Орлова. – Многие граффити выполняются специальными проникающими красками. Они проявляются даже после закрашивания, поэтому замазывать их приходится снова и снова. И одной банки краски часто не хватает».

Городские чиновники подчеркивают, что не имеют ничего против украшения столицы настенными рисунками. Но граффити должны появляться только в специально отведенных для этого местах и не содержать призывов проголосовать или купить что-либо. Реклама, а тем более политическая агитация, не должны осуществляться за счет города, а значит, и налогоплательщиков.


ВЕСЬ МИР АКТИВНО БОРЕТСЯ С ГРАФФИТИ

В Чехии и Великобритании граффити является уголовно наказуемым преступлением. За покушение на памятник архитектуры в этих странах можно попасть в тюрьму на срок до 5 лет. В Дании и Швеции повторное нарушение закона о граффити может привести к тюремному заключению сроком на шесть лет.

В американском городе Филадельфия ведется и постоянно обновляется база данных с информацией о «самых опасных» граффитчиках. А в Нью-Йорке уже более пяти лет в рамках департамента полиции действует специальное отделение по борьбе с любителями рисовать на стенах. Оно состоит из двадцати полицейских. Сотрудники отделения обещают 500$ каждому, кто поможет аресту или привлечению к уголовной ответственности граффитчика-вандала.

Полиция Берлина с 2005 года использует 2 вертолета, оборудованных приборами ночного видения. Благодаря им стражи порядка регулярно задерживают любителей настенной живописи. За незаконное размещение таких рисунков в Германии можно получить 2 года тюрьмы.

Власти Китая отвлекли художников-аэрозольщиков от Великой Китайской стены, построив «ложную стену» размером 88,5 метров в длину и 7,5 метров в высоту. На уменьшенной копии главного китайского памятника архитектуры любой желающий может оставить свой автограф или рисунок.

Высший совет по древностям Египта решил проблему граффити, установив в пирамидах современную систему видеонаблюдения. До этого египетским властям пришлось закрыть на реставрацию пирамидный комплекс царя Менкаура, сильно испорченный художниками-вандалами.

В некоторых странах Европы противодействие граффити стало одним из направлений строительного бизнеса. В Эстонии, например, разрабатываются и продаются специальные виды стеновой плитки, защитные пленки и жидкости. После покрытия стен этими материалами рисунки легко смываются теплой водой.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 сентября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: