Главная / Газета 8 Сентября 2006 г. 00:00 / Общество

С войной покончили мы счеты

Последняя пленница Второй мировой возвращается из России в Германию

ДМИТРИЙ КЛИМОВ, Владивосток

В прошлом году «Новые Известия» писали об Урсуле Россмайзель – в 16 лет ее угнали из поверженной Германии в СССР на принудительные работы. С тех пор Урсула Артуровна, прожившая здесь 60 лет без паспорта и гражданства, стремилась вернуться на родину. И вот на этой неделе, во вторник, 76-летняя немка начала свой долгий путь домой. Поездом через два континента – из Владивостока в Германию.

Урсула Россмайзель с дочкой и внучкой в самом начале путешествия – на перроне вокзала во Владивостоке.<br>Фото: АЛЬБИНА КЛИМОВА
Урсула Россмайзель с дочкой и внучкой в самом начале путешествия – на перроне вокзала во Владивостоке.
Фото: АЛЬБИНА КЛИМОВА
shadow
За последний год Урсуле Россмайзель удалось при помощи преподавателя немецкого языка Петера Шварца обзавестись документами – впервые получила вид на жительство в России и паспорт гражданки Германии. Каких усилий это потребовало, рассказала ее дочь Светлана: «Мы с мамой ездили чуть ли не каждый месяц на электричках из Находки во Владивосток, проходили медкомиссии, стояли в очередях. За все справки приходилось платить, на это уходила почти вся моя зарплата и мамина пенсия».

Когда были оформлены все документы, стали собирать деньги на дорогу. Помогли родственники из Германии, которые сами не богаты, друзья и родственники в Находке, прихожане лютеранской церкви в Приморье и ФРГ. Собранных денег хватило только на самые дешевые билеты в плацкартном вагоне. Выбирали самый дешевый поезд, который отправляется среди ночи.

В зале ожидания железнодорожного вокзала Владивостока внучка Люба уже спала, Урсула Артуровна слегка дремала после дороги из Находки, бодрствовала только Светлана. В больших сумках – все необходимое для поездки, подарки родственникам и консервы. По дороге они хотят заехать в Ангарск к сыну Урсулы. Там же живет ее внук, геройски воевавший в Чечне и получивший два ранения. «Потом в Новосибирск, – поделилась планами с «НИ» Светлана. – Там нам нужно получить визы в консульстве Германии. Говорят, очередь нужно занимать в пять утра. К этому я готова. Очень надеюсь, что маму и Любу пустят в «комнату матери и ребенка» на вокзале, потому что жить в гостинице за 1200 рублей нам не по карману».

В ночной тишине вокзала Урсула Артуровна размышляет над своей судьбой. «Может быть, Германия примет нас как родных, а может, и нет. Конечно, у меня там живут родственники, но я там не была 60 лет. Очень хочу посетить могилу отца, навестить тетю Эльзу, ей сейчас 91 год. Там живут мои братья. Я не хочу загадывать на дорогу, это русская привычка. Ведь я и немка, и русская. Я бы, наверное, и не поехала в Германию, так как это очень тяжело для меня, но я уже не могу здесь жить. Мне самой ничего не надо, но мне грустно смотреть, как живут мои дети и внуки. У меня соседи по коммуналке – алкоголики, постоянно шумят, нет воды, пол проваливается. Я люблю Россию, хочу вернуться, но если мне станет совсем туго, я, возможно, буду требовать моральной компенсации за то, что меня пригнали в СССР. Ведь я могла бы остаться в Германии и там рожать своих детей», – рассуждает Урсула Артуровна.

Уж так получилось, что за 60 лет, проведенных в СССР и России, в жизни Урсулы Россмайзель было больше темных периодов, чем светлых дней. «Не помню, чтобы у меня здесь было ощущение счастья. Когда меня только привезли в Гродно, я есть не могла – все время думала о Германии, о своих братьях. Я не понимала русский язык и не могла понять, что от меня требуют, как жить дальше. Было время, когда немцев унижали повсеместно – не принимали на работу, не разрешали поступать на учебу, детей не принимали в детский сад, а на дверях квартир рисовали свастику. В Находке мне дали 12-метровую комнату, где нас жили шесть человек. Никогда легко не было», – вспоминает Урсула.

С сумками на коляске грузимся в плацкартный вагон. Последний бюрократический барьер возникает в лице проводницы – она засомневалась в подлинности документов, удивилась, что нет российского паспорта. «У меня его никогда и не было, я гражданка Германии», – ответила Урсула и достала увесистую папку с документами. Там обязательно должна найтись хоть какая-то справка, по которой пустят в поезд.

Плацкартный вагон прицепили в самый хвост поезда. Светлана переживает, что будет сильно трясти, и маму дорога вымотает. Но отступать уже некуда. Если и эта попытка попасть в Германию сорвется, Урсула не переживет. В 1970 году ей дали паспорт в посольстве ГДР, но советские чиновники потребовали отказаться от детей и оставить их в СССР. Тогда она решила, что дети дороже родины, и никуда не поехала. «Позже я узнала, что меня обманули. Я могла бы поехать с детьми, но поняла это слишком поздно», – вспоминает Урсула.

До самой Германии Урсулу никто не ждет, никто не поможет. Приходится рассчитывать только на свои силы, пару тысяч рублей, отложенных на непредвиденные расходы, и экономить на всем. Посетив родную Германию, она собирается вернуться в не менее родную Россию, где остаются ее пятеро детей, 19 внуков и 3 правнука. В паспортно-визовой службе фрау Россмайзель выдали вид на жительство в России, позволяющей ей беспрепятственно с ними видится в течение ближайших трех лет.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 сентября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: