Главная / Газета 31 Августа 2006 г. 00:00 / Общество

«Строили на совесть»

Свято-Троицкий собор не сгорел дотла только благодаря уникальной архитектуре

НАТАЛЬЯ ШЕРГИНА, Санкт-Петербург

Губернатор Северной столицы Валентина Матвиенко заявила, что Свято-Троицкий собор будет восстановлен за счет города. Первые 30 млн. рублей уже выделены. Готовы помочь и питерские бизнесмены. Между тем разрушения могли быть гораздо серьезнее, если бы не гений архитектора Василия Стасова и качество работы строителей ХIХ века: в такой ситуации храм Христа Спасителя сгорел бы дотла.

Во время пожара иконы выносили в страшной суете.<br>Фото: ИТАР-ТАСС
Во время пожара иконы выносили в страшной суете.
Фото: ИТАР-ТАСС
shadow
В Свято-Троицком соборе в тот памятный день, 25 августа, шла вечерняя служба, когда настоятелю, протоиерею Геннадию Бартову позвонил по мобильному телефону его знакомый, находившийся на отдыхе в Греции: «Что у вас там горит?» Отец Георгий рассмеялся: «Ты не перегрелся, батюшка?» Но все же пошел проверить сигнал. Выяснилось, что собеседник не перегрелся – как свечка, полыхает главный купол собора, о чем в Грецию сообщил священнику-туристу его водитель, проезжавший по Измайловскому проспекту.

Комментируя ЧП, журналисты соревнуются в домыслах, жонглируют цифрами, но говорят об одном: масштабы беды могли быть иными, если бы не строгий контроль государя Николая Павловича при строительных работах. Говоря об этом, один из клириков собора, отец Константин Пархоменко, не скрывает восхищения творением Василия Стасова. «Строили на совесть. Сначала Стасов что-то не рассчитал, и первый купол сдуло ветром. Государь так разгневался, что Стасова посадили под арест. Остов нового купола сработали из мореного дуба. Слава Богу, он сдержал огненную стихию, хоть и раскалился докрасна. Тот же храм Христа Спасителя рухнул бы – нет на сегодняшних строителей ни Бога, ни царя!» Отец Константин отверг домыслы о том, что на строительных лесах царил беспорядок: на каждом шагу висели огнетушители и таблички со словами: «Не курить» и «Огнеопасно». Доступ на леса был только у реставраторов и священников. И версию поджога не выдвигают ни те, ни другие. Служба Госпожнадзора о возможных причинах пожара также пока не распространяется. Свое мнение высказал по просьбе «НИ» пресс-аташе Росохранкультуры Александр Никандров: «Неужели вы верите, что дубовый брус может загореться от окурка? Для этого нужно было или разлить горючую жидкость, или вести сварку. Но сварочные работы на куполе были завершены днем раньше».

Руководитель Петербургского отделения Росохранкультуры Виталий Калинин примчался к собору через двадцать минут после начала пожара: услышав крики на улице, выглянул из окна своего офиса и увидел огромный факел над городом. Пока все вокруг метались, они с настоятелем выносили иконы. Месяц назад г-н Калинин проверял, как идет подготовка к замене обечайки (приспособления, в котором крепится купольный крест). К слову, подобным ревизиям Смольный не рад: Валентина Матвиенко не устает твердить о передаче памятников федерального значения в ведение субъектов Федерации. «Я не против, – говорит Виталий Калинин, – однако КГИОП (городской комитет по госконтролю, использованию и охране памятников. – «НИ») не смог сохранить ни крылатую Нику на арке Главного штаба, ни Троицкий собор. А уже после пожара некая фирма уничтожила экскаватором возле Казанского собора законсервированную мостовую времен Николая I, размахивая разрешениями на укладку тротуарной плитки».

Что имеем – не храним, потеряем – плачем. Стоимость восстановительных работ после пожара оцениваются в 100 млн. рублей. Первые 30 млн. уже выделены. Свою лепту вложат и крупные коммерческие структуры. Во что в общей сложности встанут расходы на работы до и после пожара, сказать трудно. Смольный утверждает, что на реставрацию только одного из четырех малых куполов город уже потратил 30 млн. рублей. Однако настоятель собора говорит, что финансирование «было нулевым», не хватило даже на возведение лесов. «Наш храм был последним, который принял у властей летом 1990 года бывший митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Алексий, ставший тогда патриархом, – вспоминает о. Константин Пархоменко. – Но никакого «режима благоприятствования» у нас не было и нет... Знаете, как сказал наш настоятель, Господь уберег все, что было сделано на средства горожан, и отдал огню все, что с огромной неохотой делали городские власти. Если бы не произошло пожара, реконструкция затянулась бы еще лет на 15. Сейчас люди несут и несут пожертвования – иногда последнее золотое колечко, и мы уповаем на скорое возрождение храма...»

Работы предстоят сложные. По словам начальника управления Госпожнадзора ГУ МЧС по Петербургу Максима Бирюкова, с купольной частью ничего не произойдет, если выдержит замковый кирпич, на котором держится свод. Он от огня практически не пострадал, но раствор, которым кирпич скреплялся, выгорел. Так что купол требуется срочно законсервировать. Г-н Бирюков скептически отнесся к идее КГИОП соорудить металлический остов будущего купола взамен деревянного: лучше у гениального Стасова учиться, чем пытаться усовершенствовать его шедевры.

Опубликовано в номере «НИ» от 31 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: