Главная / Газета 30 Августа 2006 г. 00:00 / Общество

Крест на школе

C 1 сентября во многих учебных заведениях страны добавится еще один обязательный предмет – основы православия

МИХАИЛ ПОЗДНЯЕВ

Пока в Москве продолжали спорить о факультативном школьном курсе ОПК – «Основы православной культуры», на периферии он стал обязательным предметом. С 1 сентября ОПК вводится сразу в четырех регионах – теперь их общее число перевалит за полтора десятка. Недоумение верующих других конфессий и педагогической общественности России наталкивается на тезис о «культурологическом характере» новой школьной дисциплины.

На уроках ОПК будут не только требовать знания канонов и обрядов, но и ставить за это отметки.<br>Фото: PHOTOXPRESS. ВИКТОР ПОГОНЦЕВ
На уроках ОПК будут не только требовать знания канонов и обрядов, но и ставить за это отметки.
Фото: PHOTOXPRESS. ВИКТОР ПОГОНЦЕВ
shadow
По мнению представителей РПЦ, сомневаться в необходимости курса ОПК – все равно, что оспаривать курс русского языка.

Похоже, под многолетней дискуссией о целесообразности преподавания основ православия в школах России подведена черта. 1 сентября предмет, который замышлялся в середине 90-х как факультатив, станет во многих регионах обязательным. РПЦ нанесла мощный удар Министерству науки и образования РФ.

Напомним: в феврале, выступая на XIV Рождественских образовательных чтениях, Андрей Фурсенко рапортовал о том, что «заканчивается подготовка пособия по истории мировых религий для учащихся 10–11-х классов». Вместо ожидаемых министром аплодисментов раздался свист и выкрики: «Ты в России живешь или где?», «Не нужны нам твои мировые религии!» Порядок восстановился только после того, как об этом попросил патриарх. Но растерянный вид министра говорил о том, что все его попытки найти с РПЦ компромисс по поводу преподавания религиозных дисциплин в школах пошли прахом. Министр выглядел провинившимся школяром, когда его с трибуны форума, к удовольствию зала, отчитывал управделами Московского патриархата митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин): «Уважаемый Андрей Александрович, не бойтесь того, что в школу придет священник. А бойтесь того, что без света веры и добра, зажженного в сердце молодого человека, в центре его внимания окажутся наркомания, табакокурение, алкоголизм, игромания, равнодушие. И к нему придет проповедник шовинизма и жестокости». На последующей пресс-конференции митрополит подчеркнул, что выступает категорически против преподавания «Основ православной культуры» в качестве факультатива, «поскольку в современных условиях, учитывая загруженность школьников базовой программой, полноценное посещение занятий по предмету, который носит совершенно необязательный характер, маловероятно».

Теперь видно: это заявление отражало не личную точку зрения митрополита, а факт почти свершившийся. Дверь в класс для учителя Закона Божия была приоткрыта.

Не мытьем, так катаньем

Артподготовка к взятию школы началась год назад. На «круглом столе» в московском храме Троицы в Листах зампредседателя комитета Госдумы по взаимодействию с общественными объединениями и религиозными организациями Александр Чуев предложил в обход главы Минобрнауки провести серию образовательных конференций в регионах, на которых представители местных органов образования, директоры и учителя примут резолюции о введении ОПК в школах в обязательном порядке. Депутат выразил надежду на помощь тех сторонников ОПК, которые еще «не вычищены» из аппарата министерства.

Год не пропал зря. С 1 сентября ОПК будут зубрить во всех школах Орловской области. Как сообщил начальник областного управления образования Александр Копылов, «если ОПК вводится в учебный план как региональный компонент, то никаких проблем с преподаванием этого курса не возникает».

Аналогичное заявление сделала замначальника областного управления образования и науки Белгородской области Светлана Калашникова. «Цель введения такого предмета, – пояснила она, – воспитание белгородских детей в духе традиционных ценностей и, в конечном счете, укрепление семьи». Учебная программа, разработанная на теологическом факультете Белгородского госуниверситета, рассчитана на 10 лет – со 2-го по 11-й класс.

О введении ОПК в Калужской области доложила сотрудник регионального министерства образования, культуры и спорта Татьяна Курская. «Новая дисциплина в калужских школах будет преподаваться с 5-го по 11-й класс один раз в неделю», – добавила г-жа Курская.

24 июля 2006 года в городке Старице Тверской области, на территории Свято-Успенского монастыря, прошло заседание областного экономического совета по поддержке РПЦ. Особое внимание было уделено ОПК. Экономический совет намерен уже с 1 января 2007 года рекомендовать включение этого предмета как обязательного. Тверские бизнесмены готовы дать деньги на подготовку учителей и закупку учебников.

В 194 образовательных учреждениях Рязанской области будет введен курс ОПК. Об этом на августовском педсовете заявил начальник управления образования, науки и молодежной политики Александр Канунников. Хотя он и оговорился, что «этот светский историко-культурный курс будет читаться только с согласия родителей и по желанию учеников», нет сомнений: скоро нужда в оговорках отпадет. Незадолго до педсовета архиепископ Рязанский и Касимовский Павел (Пономарев) заявил: «Идея преподавания ОПК в качестве факультатива обречена на провал. Факультатив предполагает дискриминацию по отношению к тем детям, которые хотят больше знать о православной культуре своей страны».

Самым решительным образом выступили в крестовый поход против Андрея Фурсенко в Брянске. ОПК там обязательный предмет в программах 1–4-го классов, а в средней и старшей школе – в форме факультатива. На приобретение учебников из резервного фонда обладминистрации выделен 1 млн. рублей. Любопытно, что школьники будут заниматься по учебнику Аллы Бородиной – самому первому, вызвавшему нарекания педагогов и чиновников Минобраза. И еще одна деталь: школьникам младших классов на уроках ОПК будут ставить отметки так же, как и по другим предметам. Это стирает и без того зыбкую границу между школой государственной и церковно-приходской.

Такую опасность многие предвидели и предупреждали.

Весной зампредседателя комитета Думы по образованию Олег Смолин, говоря о введении ОПК в качестве обязательного предмета, напомнил, что образование в России светское, а религиозное возможно только с согласия детей, по просьбам родителей и с разрешения органов самоуправления. «Если фактически речь идет о Законе Божьем, конечно, здесь есть нарушение законодательства, – сказал г-н Смолин. – Те учебники, которые мне удалось пролистывать, – я говорю это, как доктор философии и членкор Академии образования, – скорее, склонны к Закону Божьему, чем к основам православной культуры».

Чем дальше дело с ОПК заходит, тем очевиднее: разговоры представителей патриархии и их лоббистов о том, что это-де всего лишь культурологический предмет, что на уроках детишки будут учиться любить мать-родину и родную маму, что нельзя растить поколение иванов, не помнящих родства, – дымовое прикрытие для последнего, решительного.

Ура, мы ломим!..

Кое-где крепостные стены пали.

В Свердловской области опэкашники прорвались не только в школы, но и в детские сады: два года назад их было 5, сегодня – уже 32, рассматривается вопрос еще о 80. Малышам читают жития святых, возят в паломнические поездки – например, на место расстрела царской семьи. В детском садике № 516 оборудована молитвенная комната, куда регулярно приходит батюшка. Детский сад сотрудничает с общеобразовательной школой во имя царевича-мученика Алексея, расположенной по соседству.

Смена смене идет!

Педагогические эксперименты, проводимые в области, в июне подверглись критике на сайте «Старообрядческое обозрение». Преподавание ОПК в местах исторического проживания староверов расценивается как прозелитизм. Сайт призывает своих единоверцев «объединиться с неверующими родителями и родителями других исповеданий и требовать от прокуратуры принять меры».

С протестами против насаждения ОПК все чаще выступают приверженцы других религий, и это уже не детские шутки. Специальная общественная комиссия в Самарской области пришла к выводу не торопиться с введением в школах предмета, против преподавания которого выступили мусульманская и иудейская общины. По их мнению, даже в факультативной форме изучение основ какой-либо одной религии недопустимо, так как это может привести к третированию детей, находящихся в меньшинстве.

Их родителям точно так же рассказывали про дедушку Ленина.
Фото: ИТАР-ТАСС. НИКОЛАЙ НИКИТИН
shadow 15 мая в Уфе прошел «круглый стол» с участием депутатов госсобрания Башкортостана, руководителей исполкома Всемирного курултая башкир, Уфимской и Стерлитамакской епархий РПЦ. Итогом дискуссии стало заявление: «В таком многонациональном и многоконфессиональном регионе, каким является Башкортостан, преподавание ОПК может осложнить ситуацию». Посетивший Уфу председатель совета улемов Духовного управления мусульман Татарстана Рамиль Юнусов поддержал своих башкирских собратьев. По словам г-на Юнусова, Татарстан также не готов к введению этого предмета, даже если его дополнят курсом «Основы исламской культуры».

Но в том-то и дело, что ни мусульмане, ни протестанты, ни иудеи, ни буддисты нигде и ни разу не высказывались за такой вариант решения проблемы. Они убеждены: религиозное обучение детей должно ограничиваться домом и храмом.

Это мнение не разделяет РПЦ. Именно потому, что православие в России – религия большинства. Подавляющего. Во всех смыслах.

А был ли мальчик?

26 февраля в ходе работы пленума мусульман Саратовской области было заявлено о недопустимости введения ОПК в школах. На документ молниеносно отреагировала Саратовская епархия: «Оказывая уважение культуре народов, проживающих на территории России, мы желали бы также видеть и с их стороны взаимное уважение к культуре русского народа, который в своем абсолютном большинстве ассоциирует себя с православием, – сказано в документе. – По данным последней переписи населения (2002 г.), в Саратовской области порядка 91,5% населения относит себя к православным и лишь 6,25% – к мусульманам».

Цифра – лукавая вещь. Лоббисты ОПК настойчиво повторяют: введение этого курса обусловлено именно численным превосходством россиян – мальчишек и девчонок, а также их родителей, которые хотели бы видеть в классе не только учителей литературы и математики, но и батюшку.

Не того ли, которому Павка Корчагин сыпал табак в тесто для кулича? Не того ли, который стал сатирическим персонажем «передвижников»? Не того ли, который был высмеян Пушкиным в одной из сказок?..

В ходе совместного исследования факультета социологии МГУ и Российской социологической ассоциации на тему: «Отношение российской молодежи к Русской православной церкви» выяснилось, что лишь 6,8% опрошенных допускают преподавание в школах ОПК в обязательном порядке, а 39% – за его факультативное изучение. Более половины «мальчишек и девчонок», мы видим, – против.

Но их мнение уже никого не интересует.

В середине июля в Московской духовной академии прошли курсы повышения квалификации преподавателей ОПК. Первый проректор курсов иеромонах Киприан (Ященко) на пресс-конференции в Троице-Сергиевой лавре сообщил, что к 2010 году запланировано подготовить более 10 тысяч преподавателей ОПК из числа учащихся духовных учебных заведений и светских педагогов, то есть увеличить их численность в 2,5 раза. Во столько же раз увеличится число государственно-православных школ.

Увы, дело не только в нарушении Конституции и Федерального закона об образовании, дело в нашем наплевательском отношении к детям и к тому, чему их учат в школе. В одном из острых обсуждений проблемы ОПК замечательно высказался Сергей Казарновский, директор московского образовательного центра «Класс-Центр»: «Я участвовал в таком количестве разных дискуссий о том, как надо менять образование, и вижу, что во всех эшелонах у нас истерика по поводу обучения. За последние 15 лет мы чего только не меняли. Но ведь это учится одно поколение детей, и над ним все время происходит некое издевательство. Поэтому у меня есть странное предложение – объявить мораторий на 10 лет на любые реформации в школах, чтобы не дергали ни учителей, ни детей».


«ЭТО МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К ДИСКРЕДИТАЦИИ ЦЕРКВИ»

Евгений БУНИМОВИЧ, депутат Московской городской думы:
«Я не знаю страны, которая решила бы эту проблему раз и навсегда. Есть Франция, в которой совершенно жестко отделена Церковь от государства и от школы. В соседней Германии все иначе, там это преподается факультативно. И вопрос разных конфессий там, конечно, стоит. Около 10% детей в школах Германии записалось на ислам. В Италии очень сложно стоит этот вопрос, потому что раньше был конкордат с Ватиканом, а сейчас другая ситуация. Поэтому нам говорить надо не о введении одного урока ОПК в неделю – факультативно или в обязательном порядке, речь о пронизывании всего школьного курса в той или иной степени вещами, которые являются сущностными для России».

Михаил АРДОВ, протоиерей, литератор:
«Я уже более четверти века православный священник, но, кроме того, реалист и боюсь, что введение этого предмета может вызвать совершенно обратный эффект. В 1991 году я служил в Егорьевском районе. Неподалеку от моего прихода было очень большое село. И поскольку тогда был подъем интереса к Церкви, одна очень милая женщина, учительница, пришла ко мне и сказала: «Хотите вести у нас уроки религии?» Я сказал: «Конечно хочу!» На первую мою лекцию пришло столько народу, что актовый зал не вместил всех желающих. На второй урок пришло семь человек, а на третий не пришел никто. Вот этого я боюсь – дискредитации православия».


РЕЛИГИОЗНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ:
ГДЕ ГУСТО, ГДЕ ПУСТО


Самое интенсивное обязательное религиозное образование дается в школах Саудовской Аравии и Йемена (в первые шесть лет обучения религиозные предметы занимают соответственно 31% и 28% учебного времени). Православие преподается в качестве обязательного предмета в Греции. Представители других религий могут не посещать занятия. В Италии Закон Божий был обязательным до 1984 года, когда итальянское правительство и Ватикан заключили новое соглашение, по которому по желанию ученика и его родителей еженедельный «Час религии» можно заменить другим предметом. Сегодня в начальной школе не посещают религиозный урок 6% учеников, а в старшей – 38%. В ряде стран Европы учащиеся вправе заменить религиозный курс любой гуманитарной дисциплиной: в Финляндии – философией, в Польше и Люксембурге – этикой. Школьное религиозное образование не практикуется в Китае, Японии, Вьетнаме, Узбекистане, Туркменистане. В Северной Корее, Эфиопии и на Кубе оно может осуществляться только в воскресных школах и на дому.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 августа 2006 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: