Главная / Газета 22 Августа 2006 г. 00:00 / Общество

Малой кровью

В России катастрофически не хватает доноров

Анастасия БЕРСЕНЕВА, Михаил БЕЛЫЙ, Ульяновск, Роман ЖОЛУДЬ, Воронеж, Сергей ПЕРОВ, Краснодар, Дмитрий КЛИМОВ, Владивосток, Лариса МАЙСНЕР, Красноярск, Сергей АНИСИМОВ, Нижний Новгород

Сотрудники станций переливания крови и врачи гемоцентров бьют тревогу: в нашей стране неуклонно снижается число доноров. Так, по последним данным Минздрава, в Москве на тысячу жителей приходится всего 7–8 доноров. Это в пять раз ниже нормы. А в регионах ситуация еще хуже. Более того, медиков беспокоит и чистота крови.

Врачи испытывают настоящую «жажду крови».<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Врачи испытывают настоящую «жажду крови».
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Эксперты говорят, что причиной упадка службы донорства стало отсутствие мотивации граждан, а также вопрос технического оснащения. Чтобы решить обе эти проблемы, два года назад было принято несколько законов. Но, как показала практика, за прошедшее время ситуация только усугубилась. Специалисты предлагают ряд новых решений проблемы донорства: от принятия национальной программы до развертывания пропаганды политическими партиями. Но в первую очередь идут призывы повысить плату донорам.

По данным Центра крови Министерства здравоохранения и социального развития, за период с 1995 по 2003 год общее количество доноров сократилось в стране на 700 тыс. человек. Чтобы хоть как-то исправить положение, в конце 2004 года чиновники приняли ряд поправок к закону «О донорстве крови и ее компонентов». Одни поправки изъяли из законодательства понятие «плата за сдачу крови», отменили существенные льготы для почетных доноров и ужесточили правила для присвоения звания «почетный донор». Теперь желающие сдать кровь могли лишь получить небольшие деньги на еду, возмещавшую потерю жизненно важной жидкости, и два отгула, причем один – в день сдачи крови. А почетное звание и 6 тыс. рублей в год мог получить лишь тот, кто сдал кровь 40 раз – в два раза больше, чем в советское время. Другие законодательные инициативы запретили городским станциям крови и гемоцентрам принимать, хранить и перерабатывать донорскую кровь. Это могут делать лишь государственные организации. Такая реорганизация и централизация, по мнению чиновников, могла бы решить проблему контроля качества крови, а также нехватки специализированной техники: у госучреждений уже есть и спецтехника, и профессиональные врачи-трансфузиологи. Так что, поставив малые станции крови вне закона, чиновники махом закрыли потребность в обновлении устаревшего оборудования на 70%.

Впрочем, как показала практика, ни та, ни другая инициативы не принесли положительного результата. Число доноров продолжает снижаться. А реорганизация службы крови застопорилась. По материалам Гематологического научного центра Российской академии медицинских наук (ГНЦ РАМН), за минувшее время только 11% учреждений занялись реорганизацией, остальные лишь планируют это делать, и только 4% муниципальных учреждений переоформили свой статус, став филиалом государственных центров. Впрочем, со сменой статуса в городских центрах новое оборудование так и не появилось. Специалисты ГНЦ РАМН утверждают, что эти данные показывают: закон на практике не работает, и в настоящее время налицо кризис донорства.

«Последние два года заметна тенденция к уменьшению числа доноров, – заявил «Новым Известиям» главный врач Московской городской станции переливания крови Виктор Захаров. – Для нормального функционирования необходимо, чтобы, как в Европе, приходилось 40 доноров на тысячу человек населения. Однако в Москве всего 7–8 доноров на ту же тысячу».

В регионах ситуация с кровью порой обстоят еще хуже, чем в столице. В Ульяновске врачи признаются, что все проблемы из-за недостатка финансирования. «Сами посудите: за сто граммов резус-положительной крови донор получает 24 рубля, плюс питание на 66 рублей. Это же копейки, просто смешно, – сказала «НИ» и.о. главного врача областной станции переливания крови Людмила Воробьева. – Поэтому и получается, что кровь сдают только альтруисты. Если будут платить прилично, то и молодежь пойдет.

А то у нас донорское движение практически не обновляется – на станции приходят те же, кто и десять лет назад».

Людмила Воробьева признается, что форс-мажор для них – не редкость. «Случается, что сразу нескольким больницам одновременно требуется редкая, четвертая группа крови. А запасы у нас весьма ограничены. Тогда врачи садятся за телефон и обзванивают конкретных доноров, просят прийти», – рассказывает г-жа Воробьева.

Врачи признаются, что в последнее время с трудом находят общий язык с местными чиновниками. К примеру, главы районов области отказываются выделять транспорт для того, чтобы доноры смогли съездить в Ульяновск. А самостоятельно добраться до областного центра из глубинки людям подчас не на чем и не на что. «Нам приходится самим выезжать в область, но в последнее время толку от этого мало, – говорит Людмила Воробьева. – Люди отказываются быть донорами. Для того чтобы осознать важность донорского движения, надо, к сожалению, самому оказаться на больничной койке».

Жительница Ульяновска Елена Григорьева является донором уже не первый год. «Происходит естественное старение нашего движения. А новых доноров можно по пальцам пересчитать, – сообщила «НИ» Елена. – Если раньше людей можно было завлекать громкими лозунгами, то теперь, увы, только деньгами. За 24 рубля никто кровь сдавать не побежит. На эти деньги сегодня две буханки хлеба купишь».

Жители Воронежа за 400 граммов, обычный объем кровосдачи, получают 160 рублей на питание. В отделении Воронежской станции переливания крови говорят, что нынешних активных доноров можно разделить на две группы. Первые – это те, кто считают, что сдавать время от времени кровь полезно для организма. Таких немного – где-то четвертая часть. Остальные – либо случайные посетители, либо те, кто зарабатывает деньги.

Впрочем, в Воронеже и без того невысокая престижность донорства понизилась еще сильнее. Причиной стал случай в роддоме в декабре прошлого года, когда при переливании крови пациентка заразилась СПИДом. Кровь попала в роддом как раз с областной станции. Ее быстро закрыли на капитальный ремонт, потом Росздравнадзор отозвал у станции лицензию. В апреле этого года учреждение вновь открыли, правда, оно было отремонтировано и оснащено современным оборудованием. Но проблемы все равно остались. Главврач станции Алексей Бахметьев сообщил «НИ», что по-прежнему не хватает специальных холодильников. Есть неразбериха в финансировании, потому что часть учреждений находится на госбюджете, часть – на местном. Сейчас Алексей Бахметьев и его ведомство готовятся к реформе – с 1 января 2007 года областная станция переливания и девять его областных филиалов перейдут на федеральный баланс.

Движение доноров в России держится на энтузиастах.
Фото: ИТАР-ТАСС. ГРИГОРИЙ СЫСОЕВ
shadow Остро ощущается недостаток донорской крови в больницах и родильных домах Нижнего Новгорода. Доходит до того, что врачам приходится отменять ранее запланированные операции. Нередко медики вынуждены либо сами сдавать животворную жидкость, либо просят об этом родственников больных. Однако крови на всех все равно не хватает.

В Краснодарском крае дефицит донорской крови давно стал реальностью, и никакого улучшения пока не предвидится. На Краснодарской станции переливания рады каждому новому донору, но, к сожалению таковых почти нет. Положение спасают ветераны, но в целом общая картина выглядит также весьма тревожно.

На краевой станции «НИ» рассказали, что если в 1990 году количество постоянных доноров в крае было свыше 20 тыс., то теперь их насчитывается около 7 тыс. При нормах на тысячу человек 40 постоянных доноров на Кубани едва можно найти всего 15. Выручают сейчас только воинские части – военнослужащие, как и в советское время, дисциплинированно сдают кровь. Что касается выездов в станицы, когда раньше за один приезд кровь сдавать приходили до 300 человек, теперь количество желающих сдать кровь не превышает и десятка.

Дайте деньги, будет кровь

Решение проблемы донорства очевидно и упирается в финансирование. Нужно всего-то закупить оборудование для станций переливания крови и поднять донорам вознаграждение, хотя бы в виде компенсации на питание. На необходимость поощрения указывают и специалисты ГНЦ РАМН.

Разобраться с проблемой упадка службы крови властей призывают и больные гемофилией. «Конечно, мы тоже чувствуем, что количество доноров в стране падает, по количеству произведенного для нас препарата, – сообщил «НИ» президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев. – Это было предсказуемо, когда льготы для доноров были отменены. Мы неоднократно ставили вопрос перед властями страны, говорили, что необходима единая национальная программа по развитию службы крови. Ведь вопрос крови стратегический, касающийся каждого гражданина. Однако все упирается в отсутствие финансирования».

Об этом же «НИ» заявил и главврач столичной станции переливания крови Виктор Захаров. «На мой взгляд, чтобы как-то разрешить ситуацию, нужно разработать государственную программу по поддержанию донорского движения, пропагандировать донорство среди молодежи». Впрочем, Виктор Захаров предложил и другой вариант – переложить решение проблемы донорства на соцслужбы и политические партии. «Почему граждане не хотят помогать друг другу? Это социальная проблема, ее причины кроются в обществе, – сообщил Виктор Захаров. – А значит, врачи решить проблему не смогут, это дело соответствующих социальных служб, политических партий и движений».


ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ РОССИЙСКОГО «МАЛОКРОВИЯ»

По данным Министерства здравоохранения и социального развития, обеспечение отечественных лечебно-профилактических учреждений препаратами крови составляет 17–25% от нормативов, рекомендованных Всемирной организацией здравоохранения. Ни одно из имеющихся в России производств препаратов крови не соответствует международным стандартам. За последние 20 лет количество доноров уменьшилось почти втрое: в 1985 году число доноров составляло 5,6 млн. человек, сейчас – менее 2 млн. Сейчас в целом по России доля безвозмездных доноров составляет 87% от их общего числа, а например, в Москве две трети доноров сдают кровь за деньги. Брак составляет около 4,5% от объемов заготовленной крови и компонентов. В 32% случаев причиной отбраковки является повышение АЛТ (аланин-аминотрансфераза), свидетельствующего о возможном заболевании печени, в 25% – наличие антител к вирусу гепатита С, в 16% – гепатит В, в 9% – сифилис, в 1% – присутствие ВИЧ-антител.

Закон о монетизации льгот ставит крест на российском донорстве

Опубликовано в номере «НИ» от 22 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: