Главная / Газета 1 Июня 2006 г. 00:00 / Общество

Иммигранты тоже стареют

К 2050 году Европа потеряет 20 млн. человек

АЛЕКСАНДР МИНЕЕВ, Брюссель

По данным Европейского союза, через сорок лет треть граждан ЕС будут людьми старше 60 лет. Если так, то кто их будет кормить и содержать? Именно социально-экономический компонент демографической проблемы (и меньше всего потребности обороны или этнокультурной идентичности) определяет тревогу европейского общественного мнения и правительств. Эксперты уверены, что ситуацию не спасет даже приток мигрантов из развивающихся стран, составляющих 70% прироста населения ЕС.

Через несколько десятилетий старики составят треть населения Европы.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Через несколько десятилетий старики составят треть населения Европы.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Население 25 стран, входящих ныне в Евросоюз, составляло в 1960 году 1/8 населения планеты, но в 2025 году, по прогнозу Европейской комиссии, будет составлять лишь 1/20. При уровне рождаемости 1,4 ребенка на одну женщину (при необходимом для воспроизводства поколения уровне 2,1) Евросоюз находится на одном из последних мест в мире. Демографическая ситуация неодинакова в разных частях ЕС. Рождаемость уже несколько лет систематически падает в Финляндии (-3,1% в год), Великобритании (- 2,9%), Германии (-0,9%), Бельгии (- 0,1%). Больше всего детей рожают ирландки (14,6 новорожденных на тысячу населения), за которыми следуют француженки (13,1). Меньше всех проявляют себя в деторождении немки (9,2). В ближайшие 20 лет, если верить прогнозу, население 25 членов союза будет еще расти и увеличится примерно на 13 млн. человек: с 456,8 млн. сейчас до 470,1 млн. к 1 января 2025 года. Но и этот прирост может быть обеспечен только благодаря иммиграции, потому что с 2010 года число смертей превысит число рождений. А с 2025 года даже иммиграция не сможет компенсировать естественную убыль населения, и оно начнет сокращаться. За четверть века к 2050 году Европа в нынешних границах ЕС потеряет более 20 млн. жителей.

Демографическая политика стран Европейского союза сложна и многогранна. Это не только и не столько поощрение рождаемости. Хотя на это в основном уповают националистические партии и движения. Эта политика включает и пособия на воспитание детей, и иммиграцию, и обеспечение старости, и улучшение системы здравоохранения (для всех, а не только для молодых мам). Европейцы при всем национализме, воспитанном эпохой национального государства, рассматривают свою демографическую проблему в глобальном контексте. Не умерла же европейская цивилизация в результате массового смешения этносов – плавильного котла Римской империи, нашествий варваров, норманнов... Не умрет, полагают ученые и уверены либеральные политики, и под нынешними волнами иммиграции. Население Европейского союза пока еще растет, правда, медленно – на доли процента в год. Однако увеличением числа своих граждан Евросоюз обязан иммиграции, на которую приходится 70% прироста населения. Иными словами, лишь менее трети новых жителей ЕС – это дети, родившиеся на его земле. Ежегодно на постоянное место жительства в ЕС приезжают от 700 до 900 тысяч человек. В рекордном 1992 году Западная Европа приняла 1 млн. 350 тыс. иммигрантов.

По оценкам специалистов Евростата, при нулевой или недостаточной иммиграции отдельным частям Европейского союза, особенно Германии, Греции, Италии и Швеции, в минувшем году грозило бы абсолютное уменьшение численности населения. Но сама по себе иммиграция лишь часть решения. В недавно вышедшей книге бывший европейский комиссар по внешней политике Кристофер Паттен заметил: «Мы должны поощрять иммиграцию, чтобы удовлетворить целевые потребности нашего рынка труда, но не надо рассказывать сказки о том, что одна лишь иммиграция поможет нам решить демографическую проблему». Иммигранты тоже стареют, а их дочери в новых жизненных условиях меньше рожают. Нагрузка на социальный бюджет все равно будет расти, если только не предполагать фантастическую гипотезу массового импорта младенцев-сирот.

В развитых европейских странах система семейных пособий сложилась еще в 30-х годах прошлого века. Но всплеск рождаемости – «бейби-бум» пришелся на 60-е. То есть, прямой зависимости одного от другого – нет. Статистика показывает, что уровень рождаемости от года к году то растет, то падает, причем значительно, в то время как пособия не меняются. Они скорее не стимул продолжения рода, а одно из средств обеспечения достойной жизни определенным категориям граждан.

Система пособий отличается в разных странах ЕС в зависимости от национальных традиций и национального дохода, но общие принципы похожи. Сегодня француженка на седьмом месяце беременности получает базовое пособие в 841 евро плюс 168 евро в месяц до трехлетнего возраста ребенка (35 тыс. рублей). Если она вынуждена бросить работу в период за месяц до родов и до месяца после, то полагается компенсация в 1 тыс. 294 евро (45 тыс. рублей). Совершенно бесплатно обязательное медицинское обслуживание беременной женщины, включая эхографию и определение тяжелых генетических аномалий плода. До шестилетнего возраста ребенка ей положена помощь, которая предусматривает выбор между оплатой ясель, няни или полного посвящения себя воспитанию детей дома. В последнем случае это 541 евро (18,7 тыс. рублей), а если она работает на полставки – то доплата в 345 евро (12 тыс. рублей). Но все равно, при всех пособиях и льготах европейские женщины не спешат рожать.

На проводимых в Брюсселе конференциях по демографии акцент ставится не на стимулировании деторождения, хотя и этому уделяется внимание. Главное – как минимизировать социальные последствия старения. Может быть, авторы апокалиптических прогнозов чересчур сгущают краски? Экономист Бюро планирования бельгийского правительства Мишлин Ламбрехт считает, что демографы ООН не учли реальных тенденций общественного развития современной Европы. Например, отмечает она, эксперты ООН принимают за постоянную величину нынешний уровень жизнедеятельности. Между тем в Бельгии наметилась тенденция к росту занятости среди женщин и прогнозируется рост активности старших возрастов. Уже совершенно реален рубеж ухода на пенсию в 75 лет. Иными словами, люди, которые в докладе ООН заведомо названы обузой общества, в будущем станут его активной частью. Этому способствует и технический прогресс. Даже здоровый человек в 60 лет не полезет в шахту. Но это и не нужно: все шахты в Бельгии давно закрыты. Зато он может продуктивно работать за компьютером.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 июня 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: