Главная / Газета 26 Мая 2006 г. 00:00 / Общество

Теперь вы белые

Турки-месхетинцы, покинув Кубань, успешно покоряют Америку

СЕРГЕЙ ПЕРОВ, Краснодарский край

О том, что тысячи семей турок-месхетинцев уезжают из Краснодарского края в США по программе, организованной Международной организацией миграции, «НИ» уже рассказывали. Как выяснилось, новая родина приняла наших бывших земляков ласково. Люди изумлены теплым приемом американцев, высокими пособиями, безграничными перспективами. Те, кто остается еще в кубанских станицах, яростно готовят документы на выезд, за бесценок распродают вещи. Хотя есть здесь и семьи, решившие остаться в России.

Деревенские девочки, сменив Кубань на Калифорнию, получили пропуск в новую жизнь.<br>Фото: АП
Деревенские девочки, сменив Кубань на Калифорнию, получили пропуск в новую жизнь.
Фото: АП
shadow
Поселок Нижнебаканский, вольготно раскинувшийся в междугорье на трассе Краснодар–Новороссийск, – место довольно бойкое. Местный народ, помимо всех прелестей жизни на юге, имеет возможность за полчаса на маршрутке добраться до Новороссийска. Поэтому многие и работают в этом крупном портовом городе. У людей есть деньги, а значит, всегда кипит жизнь на местном базарчике. Однако что-то значительно изменилось за последние два года, куда-то подевались ставшие уже деталью рыночного пейзажа колоритные брюнеты и брюнетки с рядов, торгующих зеленью и вообще всякой мелочью. Впрочем, последние торговцы сменили товар, теперь здесь продаются, да что там продаются, отдаются буквально за бесценок, перины и котлы, посуда и мебель – весь скарб, который турки-месхетинцы возили с собой всю свою беспокойную жизнь.

Высланные по распоряжению Сталина в 1944 году из Грузии в Среднюю Азию, месхетинские турки уже в годы перестройки стали жертвами погромов и бежали в Россию, часть из них осела в западных районах Краснодарского края, купив дома у перебиравшихся на историческую родину крымских татар. В спешке тогда оформить как следует домовладения не смогли, и местные власти, воспользовавшись уже существующим запретом, не стали прописывать турок, поэтому они не смогли стать гражданами России. Дальше пошли ограничения на образование, перемещение, возродившееся казачество сразу резко противопоставило себя «басурманам», а демократические власти, уловив новые нотки, усилили борьбу с нелегальной миграцией. В крае пошли по эфиру документальные фильмы, любимой темой в них стало сравнение Кубани с Косово, вот, мол, братья-сербы легкомысленно отнеслись к мигрантам, давайте не повторять чужих ошибок. Грузия высланных турок не принимала, заняв оборонительные рубежи еще на подступах к переговорам. Но теперь все это уже в прошлом. Количество выехавших в США турок уже более десяти тысяч человек, а, учитывая, что на территории Кубани турок находилось не более 13 тысяч, власти уже и не поминают их.

Здесь же за базарчиком, в паре кварталов, корреспондент «НИ» встретился с одним из таких отъезжающих. Добротный двухэтажный дом из белого кирпича Ансор Сулейманов уже продал, хотя и живет в нем. «Купил у крымского татарина в 1990 году. Они тогда все продавали по дешевке, в Крым стремились, а я из Ташкентской области приехал. Теперь и я его продал, скоро с сыном улетим, если все хорошо будет, в Америку», – говорит этот крупный усатый мужчина, родившийся уже после депортации в Узбекистане. У Ансора четверо взрослых детей, 13 внуков, большинство уже за океаном, кто-то получил грин-кард, были проблемы с младшим сыном, он гражданин Узбекистана, но теперь и тут наметились изменения. Однако Сулейманов невесел: «Я вам так скажу, туда, в эту прекрасную страну, о которой мне дети уже все уши прожужжали по телефону, поедет не живой Ансор, а живой труп. Здесь, в этой стране, пусть она Советский Союз называлась раньше, я родился, вырос, высшее образование получил, а теперь новые места, новая жизнь. Буду там доживать».

Впрочем, дети Ансора, уже перебравшиеся в США, так не считают. «Любимое слово у них – это «сказка», так они обозначают страну, куда перебрались, – рассказал председатель Новороссийского комитета по правам человека Вадим Карастылев. – Даже те, кто улетел уже два года назад, до сих пор не верят, что они в Америке навсегда». Тиеншон Сванидзе, о его отлете «НИ» писали в 2004 году, уже провел в ноябре прошлого года в Портленде праздник турок-месхетинцев. Около восьмисот его соплеменников, осевших в этом городе, организовали вместе с мэром нарядное шествие, а потом угощали горожан национальными сладостями. По телефону он рассказал о том, что сейчас турки не остались в одном месте, а уже разъехались по всей Америке, включая далекую Калифорнию. Все дети учатся, все по возможности овладевают английским и стремятся найти работу.

Нармина Абдуллаева, дочь одного из активистов, говорит о том, что просто поражена была в первую очередь не двухэтажным домом, не пособием в 800 долларов ежемесячно на члена семьи, не какими-то достижениями американской цивилизации, а прежде всего, отношением к ним простых людей. «Нам подарили соседи-американцы машину, узнав, что в России мы подвергались притеснениям. Их предки тоже пережили погромы, и они решили хоть как-то нам помочь. Таких людей, как в Америке, трудно себе представить даже было».

Кстати, турецкие дети, которые в кубанских школах обучались в специальных классах, так как, по мнению педагогов, были постоянно отстающими из-за незнания русского языка, в Америке стали лучшими учениками по математике, получают высшие баллы и всерьез подумывают о будущем образовании в колледжах и университетах. «У нас здесь вот по пальцам можно было посчитать, кто получил в России высшее образование, – рассказывает Ансор. – Нет прописки, нет гражданства – все, до свидания. Иди в поле, бери у колхоза землю в аренду и сапай сапкой помидоры, вот тебе и вся наука».

А работы турки не боятся. Сын Сарвара Тидорова Нариман сразу после переезда отправился искать работу и устроился учеником в фирму, которая делает мраморные надгробия. Не беда, что платят меньше пособия, парень считает, что научиться и зарабатывать можно даже и там, куда не идут работать неприхотливые «латиносы». Кстати, самым распространенным курьезом в Америке было то, что, заполняя многочисленные анкеты, турки определяли себя как «черные», просто изумляя работодателей, которые тактично объясняли им, что теперь они «белые».

А вот соседи Ансора Сулейманова, отец и сын Пашалаевы, которых «НИ» не смогли застать, уехали в Новороссийск на вагоноремонтный завод, где и трудятся, остаются в России. Причины просты, они имеют гражданство и хорошую, по кубанским меркам, работу. Не собирается уезжать и Раджаб Сафаров, кавалер медали Суворова, сержант внутренних войск, прошедший Чечню. В объяснения не вдается, режет по-солдатски: «Россия – моя страна, я за нее воевал!» Есть и такие, кто, занявшись бизнесом и кое-чего добившись, откладывают переезд, а то и решают остаться насовсем. Часто остаются и смешанные семьи.

Прощаясь с Россией два года назад, Тиеншон Сванидзе заявил корреспонденту «НИ»: «Россия потеряла своих патриотов, а Америка приобрела новых». Получается, что жизнь постепенно это подтверждает…

Опубликовано в номере «НИ» от 26 мая 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: