Главная / Газета 19 Мая 2006 г. 00:00 / Общество

Никто в Россию за язык не тянет

В Приморье разрешат торговать только тем китайцам, кто выучил великий и могучий

ДМИТРИЙ КЛИМОВ, Владивосток

В комиссии по миграции в мэрии Владивостока постоянно слышится ворчание на «челноков»-китайцев. И ценников у них нет, и правила торговли нарушают, и сертификаты не те. Свежая идея, которую здесь собираются узаконить, – допускать к прилавку только тех, кто говорит по-русски. Собкор «НИ» отправился в базарные ряды и лично перемолвился с гостями из Поднебесной.

Фото: АЛЬБИНА КЛИМОВА
Фото: АЛЬБИНА КЛИМОВА
shadow
«Про товар китайцы еще могут рассказать и торговаться умеют, но едва приходят ревизоры – сразу ни бельмеса не понимают, – жалуется «НИ» сотрудник управления торговли мэрии Сергей Лупарев. – Может, и не всем торговцам надо знать русский язык, но тогда на каждом рынке должен быть переводчик».

Язык как двигатель торговли

Неподалеку от Владивостока, в Уссурийске, уже 11 лет действует самый крупный в Приморье рынок с продуктами и ширпотребом из Китая. Еще год назад здесь негде было протолкнуться при любой погоде – народ приезжал не только из Хабаровска, но со всей Сибири. После того как в феврале ввели таможенные ограничения на ввоз товаров, цены тут подскочили на 20–30%. Теперь здесь пусто. Будний день, солнечно – а продавцов больше, чем покупателей.

Чужеземцы, казавшиеся сонными, оживают при нашем появлении. Стоит мне только коснуться товара, как продавец тараторит: «Кацество, фаблика, хорошее». Далее он бойко начинает торговаться по-русски и вскоре соглашается сбить цену с 200 рублей за пару детской обуви до 70.

Идем дальше. Вот более живописный ряд. На прилавках – загадочные вещи. Не то орехи, не то гербарий из жуков, не то непонятные сувениры. По запаху тоже не определишь, съедобное ли это. Ароматы причудливые, русский нос вообще с такими незнаком – и пахнет то восхитительно вкусно и терпко, то отвратительно. На пачке, исписанной иероглифами, вижу нарисованный вроде бы корнеплод. «Это имбирь?» – спрашиваю у продавщицы. – «Нет» – «Шелкопряд?» – «Нет» – «Картошка?» – «Нет, это к пиву». Покупаю, пробую тут же на зуб – ба, обычная карамель!

Трудности перевода

А вот старик-китаец продает в огромном прозрачном пакете сушеные черные листья. Даже на китайском слово «чай» звучит знакомо. Стоит копейки, покупаю. Старик жестами растолковывает, что очень полезно, и указывает пальцем в район своей печени. Когда вечером я брошу эти листья в заварочный чайник и залью кипятком, по всей кухне разнесется едкий запах морской капусты. Я это скрепя сердце выпью – только из любопытства. На вкус водоросли и есть водоросли. Мои домочадцы пить откажутся и велят мне скорее проветрить кухню.

Но пока я этого еще не знаю. Иду в другую чайную лавку и натыкаюсь на просто уникальный напиток. По-русски на упаковке указано: «Данный чай обладает действиями: повышением духа, профилактикой зубного кариеса, способствованием пищеварению, очисткой легких, светлостью глаз, уходом за внешностью, противодряхностью, отрезвлением, противоядием, противорадиацией, понижением кровяного давления и глюкозы крови и особенными действиями на тех, которые болеют диабетом и курят, а также противораковым действием». Пачка чудо-чая стоит раза в четыре дороже других – 170 рублей.

Фото: АЛЬБИНА КЛИМОВА
shadow Пока нет покупателей, продавцы из Поднебесной на моих глазах старательно читают русско-китайский разговорник. Цена этой брошюры порой доходит здесь до астрономических 500 рублей.

На уссурийском рынке работают около тысячи китайских продавцов и примерно столько же русских. Продают одно и то же. Но возле наших никого нет, а китайцы постоянно что-то сбывают. Объясняется просто – китайцы охотно снижают цену, да еще и подарок дают. Купишь пуховик – дарят свитер или шапку. Русский «челнок» скорее удавится, но цену не сбавит…

В управлении торговли признают, что китайцы всегда обменивают некачественный товар, если к ним обращаются покупатели. Жалоб на них не больше, чем на русских. «Если китайцы платят налоги, то гости из Средней Азии, Закавказья – вообще кошмар. Отказываются понимать, что им надо платить налоги, не знают, что это такое», – говорит сотрудник мэрии Сергей Лупарев.

Почем великий и могучий?

Идея мэрии о введении обязательного языкового экзамена радует, конечно, не столько самих китайцев, сколько чиновников, выдающих лицензии на торговлю. Пока, правда, неясно, в каком объеме должны китайцы знать русский язык, кто будет принимать экзамены и почем будет лицензия от филологов. Если учесть, что в городской торговле заняты порядка 12 тысяч китайцев, одни только лицензии могут стать солидной статьей доходов казны.

Зато будущему решению мэрии обрадовались в одном местном вузе, где для иностранцев открыты курсы русского языка. Один учебный год обойдется там гастарбайтерам… в полторы тысячи долларов.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 мая 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: