Главная / Газета 16 Мая 2006 г. 00:00 / Общество

Презентация с минутой молчания

Выпустив книгу-расследование, пострадавшие от теракта решили больше не общаться с властью

АНАСТАСИЯ БЕРСЕНЕВА

Вчера пострадавшие от теракта на Дубровке представили свою книгу-расследование. В ней собраны документы и показания очевидцев, составившие почти 80 процентов текста. Полученные сведения говорят о том, что штурма здания можно было бы избежать, что медики «скорых» не знали о газе, что были сфальсифицированы данные о смерти заложников, а также о том, что в материалах следствия есть противоречия. На презентации пострадавшие от теракта заявили, что устали от бездействия российских властей и прекращают все контакты с ними.

Пострадавшие в результате теракта устали биться о стены власти и провели свое расследование.<br>Фото: ИТАР-ТАСС. ЮРИЙ МАШКОВ
Пострадавшие в результате теракта устали биться о стены власти и провели свое расследование.
Фото: ИТАР-ТАСС. ЮРИЙ МАШКОВ
shadow
Презентация книги-расследования, написанной пострадавшими от теракта на Дубровке, проходила в напряженной атмосфере и началась с минуты молчания. Докладчик – сопредседатель общественной организации содействия защите пострадавших от террористических актов «Норд-Ост» Татьяна Карпова рассказывала о том, чего не знала общественность. На большом экране показывались особо ценные документы. Был включен радиоперехват переговоров врачей в реанимобилях из Жуковского, которые не доехали до Театрального центра. Они стояли в автомобильной пробке, в то время как официальные лица утверждали, что для машин «скорой помощи» дороги расчищены.

Повторив свои требования – признать операцию по освобождению заложников провалом, Татьяна Карпова заявила, что пострадавшие от теракта устали «биться о стену Кремля» и поэтому прекращают все контакты с российскими властями. Это чрезвычайно расстроило находившуюся в зале председателя Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Эллу Памфилову. «Мы хотим с вами работать, почему вы обрываете контакты? Я занималась и буду заниматься проблемами людей!» – заявила госпожа Памфилова и покинула пресс-конференцию. Оставшиеся – журналисты и потерпевшие от терактов в Беслане, Волгограде и Волгодонске – продолжили изучение результатов расследования.

Открытием стала информация о том, что прокуратура почти обнаружила место, где террористы готовились к захвату. «Среди материалов дела есть справка, в которой говорится, что в здании центра находится гей-клуб, – говорит Татьяна Карпова. – В нем шел ремонт, и среди рабочих были кавказцы. Сотрудник клуба, оказавшись в заложниках, узнал в террористе одного из рабочих гей-клуба. Однако расследование в этом направлении было свернуто.

Потерпевшие не устают обвинять силовые структуры и руководство штаба по освобождению заложников. Проведенный анализ показал, что объективных причин, из-за которых штурм здания был необходим, не было. «Все, что официальные лица говорили о причинах штурма, было ложью, – утверждает Татьяна Карпова. – Говорили про двух убитых заложников. Говорили, что террористы не хотят выпускать заложников. Говорили, что боевики просили невыполнимого – вывода войск из Чечни. Но из показаний Григория Явлинского следует, что террористы остановились на трех простых пунктах: прекращение применения в Чечне тяжелого оружия, прекращение зачисток в селах и телефонный разговор между Путиным и Масхадовым».

Из воспоминаний бывшей заложницы Светланы Губаревой: «У чеченок были радиоприемники, они слушали новости, перескакивая с одной радиостанции на другую. Было много лжи об убийствах, о трупах, лежащих в проходах, о реках крови, и это злило чеченцев. Как-то Мовсар Бараев не выдержал и сказал: «Слышите, как они врут? Вот так и про Чечню обманывают!» Потом Бараев сказал, что они не воюют с иностранцами. Кто предъявит паспорта других стран – будут освобождены». Восемь человек из тех, кого готовы были отпустить террористы, погибли во время штурма.

Состояние «крайней необходимости» было выдвинуто властями в качестве обоснования для применения газа. «Нигде в материалах дела не написано, что это был за газ», – говорит Татьяна Карпова. О газе не знали даже работники «скорых». Некоторые «скорые» получили ампулы с налоксоном, который якобы являлся антидотом к газу. Впоследствии медики отмечали, что налоксон не антидот, он применяется при передозировках наркотиков. Через несколько дней министр здравоохранения признался, что при штурме были использованы производные на основе фентанила. Однако, по словам Татьяны Карповой, они выяснили, что антидота к фентанилу не существует.

Авторы расследования намерены передать свой труд в правозащитные организации мира, а также в посольства стран-участников саммита «большой восьмерки».

Опубликовано в номере «НИ» от 16 мая 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: