Главная / Газета 19 Апреля 2006 г. 00:00 / Общество

Шаткие твердыни

В Ростовском Кремле рухнула стена, а Рязанский продолжает осаждать патриархия

ВЛАДИМИР ГАВРИЛОВ, МИХАИЛ ПОЗДНЯЕВ

Всемирный день охраны памятников и исторических мест, отмечаемый ежегодно 18 апреля, прошел в нашей стране тихо и скромно. О нем вспомнили преимущественно те, кто занят этой самой охраной за гроши, не щадя здоровья и не слишком рассчитывая на общественную поддержку. Между тем охранять памятники в России есть от кого и от чего. Самое странное – что угрозу для них представляют и мнимые защитники: строители-реставраторы, чиновники и даже лидеры религиозных конфессий. На днях почти одновременно в Ростове Великом обвалилась кирпичная стена местного Кремля, возведенная в XVII веке, а на Рязанский Кремль, о тревожной ситуации вокруг которого «Новые Известия» писали 30 марта и 4 апреля, предпринята новая попытка наступления Московской патриархии.

Ростовский Кремль сегодня стал памятником не только славной старины, но и нашего головотяпства.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Ростовский Кремль сегодня стал памятником не только славной старины, но и нашего головотяпства.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
Ансамбль Ростовского Кремля, по замыслу митрополита Ионы, должен был символизировать небесный град – Горний Иерусалим. Жемчужина русского зодчества в послеперестроечные годы пребывала в жутком состоянии. И хотя центральную часть музея-заповедника с его главным сокровищем Успенским собором сотрудникам удавалось содержать в более-менее благопристойном виде, южная часть архитектурного ансамбля оставалась в запустении. Территория поросла кустарником, стена покрылась трещинами, начала разрушаться. «К счастью, в последние годы нам удалось пробить финансирование реставрационных работ, – рассказала «НИ» первый заместитель директора музея Людмила Михайлова. – Мы благоустроили заброшенные территории, засадили великолепный сад. Яблони, груши и сливы уже стали плодоносить. Год назад реставраторы подступили к южной стене».

Работы проводила одна из местных реставрационных мастерских, уже имеющая опыт восстановления Борисоглебского монастыря. Но трудиться строителям пришлось в более сложных условиях. Поблизости – берег пруда, что мешало использовать тяжелое оборудование. Дело усугублял и тот факт, что зодчие XVII века поскупились на материалы. За три с половиной века фундамент просел, стена накренилась. Прошлым летом ее разделили на несколько секций, ликвидировали часть трещин и при помощи системы тросов стали выправлять отклонившиеся участки. В таком виде она простояла зиму. Но к весне грунт подмок и просел, и стена фактически повисла на одних тросах. На прошлой неделе Ростов Великий подвергся ударам стихии. Сильный порывистый ветер ломал деревья, хлестал обильный дождь. Реставраторы пытались укрепить объект. Но когда ветер усилился, тросы не выдержали нагрузки. 26-метровый отрезок стены превратился в гору битого кирпича.

«Для нас это трагедия, – говорит Людмила Михайлова. – Пока на месте ЧП работают экспертные комиссии. Специалисты должны дать официальное заключение: кто виноват в происшедшем – строители XVII века или те, кто в наши дни взялся восстановить стену Кремля. Но план ее восстановления нами уже подготовлен».

Г-жа Михайлова, казалось бы, должна завидовать своей тезке – генеральному директору заповедника «Рязанский Кремль» Людмиле Максимовой. Там, в Рязани, скорой помощи строителей не требуется, храмы и другие постройки на территории музея поддерживаются в надлежащем порядке, из бюджета на это выделяются значительные по рязанским меркам средства. Только за последние пять лет на реставрацию памятников Кремля было израсходовано 87 млн. руб., в том числе на Успенский собор – 19 млн. Да вот беда: положил глаз на музей-заповедник архиепископ Рязанский и Касимовский Павел (Пономарев). Закавыка в том, что Рязанский Кремль – культурный памятник федерального значения, включенный в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия. Пришлось прибегнуть к проверенным в советские времена механизмам: с подачи владыки Павла патриарх Алексий II направил на имя президента Путина требование «вернуть» Церкви и Кремль и большую часть хранящихся в музее экспонатов (ни тем, ни другим РПЦ не владела). Это письмо было передано для рассмотрения в правительство, но решить вопрос по-тихому не удалось: по Рязани стали гулять копии письма, снятые столичными доброхотами. Музейщики забили тревогу. Сопротивляться «взятию Кремля» им пришлось в условиях информационного вакуума: наша газета оказалась единственным печатным органом федерального значения, подробно рассказавшим о «наезде» на заповедник.

Уже через день рязанский губернатор Георгий Шпак заявил, что вопрос о Кремле слишком серьезен, чтобы решать его волевым путем и в спешном порядке. На мгновение показалось: победа за г-жой Максимовой и ее коллегами, за более чем 13 тысячами рязанцев и посетивших заповедник туристов, чьи подписи в поддержку музея стоят в книге отзывов и размещены на сайте «Рязанского Кремля» в Интернете. Но прошла неделя – и на Х Всемирном Русском Народном Соборе, проведенном с большой помпой в столице, была принята резолюция, в которой «соборяне» благодарили президента «за поддержку положительного решения вопроса о передаче Русской Православной Церкви ее храмов и святынь, находящихся на территории Рязанского Кремля». Воспылала желанием взять штурмом заповедник и Госдума, по запросу депутата Александра Крутова поручившая комитету нижней палаты по культуре запросить в Минкульте информацию «о мерах, предпринимаемых для разрешения ситуации вокруг Рязанского Кремля и его возвращения Русской Православной Церкви». В протокольном поручении г-на Крутова отмечалось: «На сегодняшний день администрация Рязанской области саботирует предоставление акта о техническом состоянии объекта, без получения которого не может быть принято решение о передаче Рязанского Кремля РПЦ».

Конфликт, как видим, перерос рамки отношений музея и епархии, даже и Минкульта и РПЦ – приобрел отчетливый политический акцент, о чем «НИ» предостерегали в двух своих недавних публикациях. Что дальше? После закрытия Собора на заседании комитета Рязанской областной Думы по вопросам государственного устройства, местного самоуправления, законности, правопорядка и связям с общественными объединениями девятым пунктом повестки дня стоял вопрос о Кремле. Большинство депутатов сошлось на том, что «невозможно единовременно перенести все многообразие экспонатов музея-заповедника в другое помещение». Кроме того, было отмечено, что такого помещения еще не существует, а его строительство потребует колоссальных затрат. Депутат Владимир Федоткин отметил, что на содержание комплекса расходуется большая сумма из бюджета, и нет никаких гарантий, что Рязанская епархия РПЦ готова будет сохранить объемы финансирования. В свою очередь губернатор Георгий Шпак заявил, что «данный памятник находится в федеральном ведении, и решать вопрос о его передаче должно федеральное правительство с участием президента России. Если решат вопрос положительно – передадим». Нынешний этап конфликта г-н Шпак назвал «выжидательной стадией».

Чья возьмет, покажет будущее. Чутье подсказывает: скорое. А пока вчера, во Всемирный день охраны памятников и исторических мест, сотрудники музея-заповедника призвали всех желающих на «субботник» по приведению в порядок его территории и зданий. Ни архиепископ Павел, ни его подчиненные, так радеющие за «восстановление исторической справедливости», как ни странно, в Кремле замечены не были.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 апреля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: