Главная / Газета 21 Марта 2006 г. 00:00 / Общество

Война за погоны

Телеинтервью с Андреем Сычевым откорректировали под версию, выгодную армейским чиновникам

ИРИНА ВЛАСОВА

Вчера дело рядового Андрея Сычева, пострадавшего во время службы в Челябинском танковом училище, получило новый поворот. Не дожидаясь официальных результатов следствия, главнокомандующий сухопутными войсками РФ Алексей Маслов публично заявил, что никаких издевательств по отношению к Сычеву не было, а факт дедовщины не установлен. Выступление Маслова на телеканале «Россия» подкрепили фразой самого Сычева, из которой следует, что его как бы и не били. Между тем мать солдата, шокированная увиденным, заявила «НИ», что слова Андрея просто вырвали из контекста, и если бы фразу показали целиком, то все бы увидели, как он рассказывает о побоях.

До призыва в армию никакой тромбофлебии у Сычева не находили.<br>Фото: АП
До призыва в армию никакой тромбофлебии у Сычева не находили.
Фото: АП
shadow
Пока московские врачи борются за жизнь молодого парня из Свердловской области Андрея Сычева, военные чиновники вовсю сражаются за звезды на своих погонах. Иначе не охарактеризуешь настоящую информационную войну между представителями разных военных ведомств России и Главной военной прокуратурой.

В воскресенье вечером в эфире телеканала «Россия», в программе «Вести недели» главнокомандующий сухопутными войсками РФ Алексей Маслов сделал громкое заявление по делу рядового Андрея Сычева.

«Могу сегодня доложить, что фактов массовой пьянки в новогоднюю ночь среди военнослужащих батальона обеспечения не было. Факты избиения, глумления и других издевательств по отношению к Сычеву не подтверждаются», – сказал главком.

Кроме того, генерал-полковник буквально обвинил Главную военную прокуратуру, занятую расследованием дела Сычева в «предвзятом отношении к Российским вооруженным силам». По его мнению, отдельные должностные лица в ходе проведения расследования превышают свои служебные полномочия, пытаются различными методами и способами выбить признательные показания». «Такое впечатление складывается, что работники прокуратуры видят, например, во всех командирах каких-то потенциальных преступников. На самом деле даже обидно», – заключил главком. В пресс-службе сухопутных войск не смогли объяснить, какими данными руководствовался генерал-полковник Маслов, говоря о том, что Сычева никто не бил, а командиры – никакие не преступники.

И почему эти выводы прозвучали до окончания официального следствия. Ни о какой проверке, параллельной расследованию Главной военной прокуратуры в сухопутных войсках, «вроде бы никто не слышал», зато в пресс-службе сослались на реплику самого Андрея Сычева, прозвучавшую в той же программе центрального телеканала в воскресным вечером. На вопрос журналистов об избиениях Сычев ответил, что его «как бы никто не бил».

В Главной военной прокуратуре на откровенные нападки со стороны руководства сухопутных войск отреагировали весьма сдержанно.

«Окончательные выводы о причинах трагедии, случившейся с Андреем Сычевым, сделает только суд, – сказал «НИ» помощник главного военного прокурора Михаил Яненко. – Следствие завершится уже на этой неделе, мы начнем знакомить с материалами следствия фигурантов дела, после чего документы отправятся в суд. А обращать внимания на разговоры вокруг ситуации с Сычевым нам некогда».

Хорошим подспорьем для военных, изо всех сил стремящихся доказать, что дедовщины в Российской армии нет, стала версия о редкой болезни Андрея Сычева, из-за которой ему пришлось отрезать обе ноги. Диагноз тромбофлебит – воспаление вен из-за тромбов – Сычеву поставили давно. А на днях медики военного госпиталя имени Бурденко подтвердили генетическое происхождение этого заболевания и вписали в диагноз еще одно понятие – тромбофилия, чрезмерная свертываемость крови, склонность к тромбозам. То есть недуг, обратный гемофилии. По версии военных врачей именно плохая наследственность, а не издевательства «дедов» танкового училища могли сделать Сычева инвалидом. Причем на вопрос, как вообще тяжелобольной молодой человек оказался в армии, у военных есть своя отговорка: из-за нехватки финансов во время прохождения медкомиссии призывники не сдают анализы даже на обнаружение ВИЧ, что уж говорит о болезни крови.

В то, что Андрея никто не бил, мать Сычева Галина не верит. По ее словам, сам Андрей не раз признавался в том, что его били и заставляли несколько часов сидеть на корточках – это зафиксировано и в его показаниях, подшитых к делу. А сказанные им в телеэфире слова «не избивали» просто вырезаны из контекста.

«То, что мой сын сказал журналистам, – незаконченная фраза, – объяснила «НИ» Галина Сычева. – Если бы вы послушали запись разговора с репортерами полностью, уловили бы другой смысл. Он имел в виду совсем другое – его не избивали до полусмерти, но пинали по ногам и под угрозой побоев заставляли долго сидеть в одной позе».

Версия о генетическом заболевании, по мнению Галины Сычевой, также не выдерживает никакой критики.

«Как могут врачи делать выводы о наследственности, если не брали у меня анализы? Во время лечения сыну переливали литры чужой крови – может здесь надо искать причины склонности к тромбозам? Я буду настаивать на независимой экспертизе – пусть исследуют мою кровь и доказывают, что виноваты гены, а не дедовщина. Даже не знаю, как назвать тех, кто это все придумал. Понятно, что никому не хочется брать на себя ответственность, но нельзя же отрицать очевидных вещей – того, что дедовщина есть и будет в Российской армии».

Опубликовано в номере «НИ» от 21 марта 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: