Главная / Газета 20 Февраля 2006 г. 00:00 / Общество

Скальпель на полку

Выборочная забота о медиках грозит уничтожением бесплатной медицины

ДАРЬЯ ОКУНЕВА, НИНА ВАЖДАЕВА

Реализация национального проекта «Здравоохранение» уже приносит первые плоды. Но совсем не те, на которые рассчитывали авторы реформы. Многократное увеличение зарплаты врачам общей практики фактически подорвало систему российского медицинского обслуживания. Так, в поликлиниках начинают исчезать хирурги, кардиологи, эндокринологи и другие специалисты, чьи оклады остались прежними.

Первыми жертвами непродуманных реформ стали хирурги и их пациенты.<br>Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Первыми жертвами непродуманных реформ стали хирурги и их пациенты.
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
Все они в спешном порядке заняли кабинеты терапевтов, оказавшихся в более выгодном материальном положении. При этом прибавка к зарплате, как отмечают эксперты, не привела к ожидаемому повышению эффективности работы системы в целом. Итог закономерен: все больше людей обращаются за платными медицинскими услугами, цена на которые начала плавно расти. Вполне возможно, это и есть конечная цель проекта.

С 1 января российские педиатры, врачи общей практики получили прибавку к зарплате в размере 10, а медсестры – 5 тыс. рублей. В результате терапевты в среднем стали зарабатывать 15 тыс. рублей. Для нашей страны и бюджетной медицины это большие деньги. Однако такая выборочная забота привела к неожиданным результатам. Вакантные места терапевтов ринулись занимать не молодые специалисты – вчерашние выпускники вузов, а опытные врачи других направлений, оклад которых остался мизерным. «Чтобы получить достойную зарплату, хирурги, урологи и эндокринологи вынуждены идти в терапевты, – заявил «Новым Известиям» научный руководитель Центра социальных исследований и инноваций Евгений Гонтмахер. – Таким образом, начинает обнажаться оставленный ими участок работы. Говорить о точных цифрах еще рано, но во многих поликлиниках благодаря этому процессу уже ощущается нехватка врачей-специалистов. Остро встает проблема перегруженности профильных врачей, возникают очереди».

«У нас с нового года уже шесть специалистов ушли в терапевты, – рассказал «НИ» сотрудник одной из поликлиник Подмосковья. – И это только начало. Сейчас высококвалифицированный ревматолог получает 3,5 тыс. рублей, а терапевт стал зарабатывать 13–15 тысяч. Это огромная разница. Стать участковыми уже выразили желание наш уролог, эндокринолог, пульмонолог. Подумывают об этом вообще все специалисты, у которых есть силы, чтобы ходить по вызовам».

Как рассказала «НИ» директор Независимого института социальной политики Татьяна Малева, особенно активно этот процесс идет в наиболее бедных регионах России и районных поликлиниках. «Там вообще доходит до абсурда, – рассказал «НИ» Евгений Гонтмахер. – Чтобы сохранить профильных врачей на их местах руководство поликлиник номинально переводит их в терапевты с соответствующей зарплатой, при этом реально они продолжают принимать пациентов как хирурги, офтальмологи и эндокринологи. При этом стоит обратить внимание, что объем работы, положенный терапевтам, вынуждены выполнять за них другие сотрудники поликлиники, отчего эффективность их работы падает».

«Пациенты стали намного нахальнее»

Решение существенно увеличить заработную плату работникам первого медицинского звена, которое было принято еще в июле прошлого года, чиновники Министерства здравоохранения и социального развития объяснили ощутимой нехваткой кадров в этой области. За последние 5 лет число терапевтов, педиатров и врачей общей практики сократилось на 4,2 тыс. человек. Из-за низких окладов штат был укомплектован только на 56%, при этом доктора были вынуждены работать на нескольких ставках одновременно.

«Негативные тенденции в системе кадрового обеспечения здравоохранения наметились еще в 60–70-е годы XX века, когда был взят курс на развитие специализированных видов медицинской помощи. В результате произошло сокращение учреждений первичного звена с 18,8 тыс. в 1995 году до 17,0 тыс. в 2004 году, а врачебных участков за тот же период с 80,8 тыс. до 78,9 тыс. соответственно», – говорится в пресс-релизе, распространенном на днях Минсоцздравом РФ. По мысли чиновников, увеличение зарплат врачам общей практики и терапевтам, а также улучшение подготовки докторов первого медицинского звена должны были привести к повышению эффективности их работы. Предполагалось, что участковые превратятся в так называемых семейных врачей, которые длительное время ведут своих пациентов, знают полную картину их состояния здоровья, занимаются не только лечением, но и профилактикой заболеваний, а также вакцинацией населения.

«Сложившуюся ситуацию действительно нужно было изменить, – пояснил «НИ» профессор Высшей школы экономики Игорь Шейман. – Первичное звено в медицине у нас самое слабое. В Европе, например, только 3–8% пациентов, обратившихся к терапевту, перенаправляют к врачам-специалистам. У нас эта цифра достигает 30%. Улучшение работы терапевтов позволит разгрузить кардиологов, гастроэнтерологов и других докторов, которые занимаются конкретными группами заболеваний».

Исходя именно из этих соображений, и была увеличена зарплата только одной группе медработников – терапевтам, врачам общей практики и педиатрам. И это не могло не привести к росту социальной напряженности во врачебной среде. «У нас все сотрудники обижены таким избранным повышением зарплаты, особенно в травматологии. Здесь же работа круглосуточная, – пожаловалась «НИ» медсестра травматологического отделения при городской клинической больнице № 33 Валентина Иванова. – Фактически бывает, что и чаю попить некогда. Людей с травмами приводят постоянно, причем бывает, что некоторые из них ведут себя агрессивно. У терапевтов ограниченное количество вызовов, а мы должны оказать немедленную помощь всем обратившимся вне зависимости от количества пациентов и времени суток».

«Мало того, что терапевтам подняли зарплаты, а нам нет. Мы еще от этой реформы и пострадали, – пожаловался «НИ» уролог городской поликлиники №149 Сергей Антонов. – После того, как во всеуслышание объявили о прибавке зарплаты врачам, пациенты стали намного нахальнее, чуть ли не дверь ногой вышибают. Многие так открыто и говорят: мол, вам прибавили зарплату – теперь вы должны нам больше внимания уделять. Поди объясни, что прибавки нас не коснулись».

Из-за близорукости чиновников Минздрава в первую очередь пострадали врачи узкой специализации.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow Врачи готовятся к саботажу

Сообщения о нарастающих недовольствах национальным проектом поступают практически из всех регионов страны. Как передает собственный корреспондент «НИ» из Ульяновска Михаил БЕЛЫЙ, «профильные» доктора не скрывают своего возмущения и вырабатывают тактику дальнейшего противостояния. Впрочем, уже очевидно, что основными жертвами запущенного в действие постановления окажутся пациенты. «Получается, что мы – в больницах – работаем хуже, чем участковые врачи, что у нас квалификация ниже. Судите сами, у них теперь зарплата – 15 тыс., а у нашего заведующего отделением – 8, – рассказал «Новым Известиям» один из докторов, попросивший не называть его имени. – Какой смысл нам в этой ситуации нормально работать?! У нас уже давно ходят разговоры о том, чтобы ввести негласный бойкот – будем оказывать помощь только пациентам в тяжелом состоянии, например, кого привезут с ножевым или огнестрельным ранением. А остальные пусть идут в поликлинику по месту жительства. Пусть участковые в поликлиниках лечат». Так что идея врачебного саботажа, витающая сегодня в Ульяновске, уже не кажется такой эфемерной.

В медицинских трудовых коллективах Нижнего Новгорода также растет социальная напряженность, передает наш собкор в регионе Сергей АНИСИМОВ. По мнению главного врача нижегородской поликлиники № 13 Аллы Борняковой, «лучше бы повысили зарплаты на две-три тысячи, но всем и согласно рангу, категории, нагрузке и стажу. Такого повышения мы не хотим, потому что оно ненормальное, если не сказать аморальное». «Колоссальная разница в размере заработной платы к добру не приведет»,– поделилась с «НИ» председатель Нижегородской областной организации профсоюзов работников здравоохранения Людмила Лукичева. По ее мнению, больного теперь будут, что называется, «гонять по кругу» – от менее обеспеченных специалистов – к более «зажиточным». А разочаровавшиеся узкие специалисты вообще «могут разбежаться». Другая проблема – нехватка самих участковых врачей. До последнего времени многие нижегородские поликлиники были укомплектованы ими лишь наполовину. Медики брали себе вторую и третью ставки, чтобы подзаработать и не «оголять» участки. Сейчас работать на две ставки участковым врачам стало невыгодно. «Совместительство никто не запрещал, но выплата надбавок предусмотрена только по месту основной работы, – говорит Людмила Лукичева. – Зачем теперь участковым врачам вторая ставка, если за лишних четыре часа работы в день им заплатят полторы тысячи рублей?»

Звездный час платной медицины

Еще более интересный вопрос: удалось ли с помощью увеличения зарплат терапевтов повысить качество их работы и тем самым разгрузить профильных врачей? Все эксперты, опрошенные «НИ», отвечают единогласно: нет. «Этот проект не приведет к повышению качества работы врачей, – считает Татьяна Малева. – Пятнадцать лет зарплата терапевта, как и других представителей социальной сферы, существенно отставала от других отраслей, возник устойчивый тезис, что этой сфере не доплачивают. Врачи рассматривают прибавку не как стимул для повышения своей квалификации, а как торжество социальной справедливости. Считают, что таким образом государство покрыло свой долг перед медиками».

По мнению Игоря Шеймана, для того, чтобы мотивировать терапевтов, врачей общей практики и педиатров более качественно исполнять свои обязанности, нужно использовать другие экономические методы: «Повышать зарплату нужно было не поголовно. Предоставлять надбавки в зависимости от того, как работает терапевт. Существует масса показателей, по которым можно оценивать труд врача – это и количество вывозов «Скорой помощи» (чем их меньше, тем лучше работает участковый), и процент перенаправленных к специалистам пациентов, и конечные результаты врачебной деятельности – уровень смертности, рождаемости, продолжительности жизни на участке. Если зарплата будет зависеть от этих факторов, у терапевтов будет стимул выполнять свои обязанности лучше».

«Правительство допустило очередную ошибку, воплотив в жизнь проект, детали которого не были до конца продуманы, – считает г-н Гонтмахер. – Нужно было одновременно с увеличением зарплат терапевтам озвучить мысль о том, что надбавки получат и другие врачи, но немного позже. Теперь же придется исправлять ситуацию постфактум».

Кому был выгоден этот со всех точек зрения спорный проект, очевидно. Из-за снижения мотивации у врачей-специалистов, фактического сокращения числа узкопрофессиональных докторов, недостаточной квалификации терапевтов пациенты будут вынуждены обратиться к платной медицине, цены на которую, как удалось выяснить «НИ», с нового года уже начали ползти вверх.



Как отразится на медицине выборочное повышение зарплаты некоторым специалистам?


Возрастет качество медицинского обслуживания - 5%
Исчезнут узкие специалисты (хирурги, окулисты, стоматологи, психиатры и т.п.) - 14%
Государственная система здравоохранения окончательно развалится - 23%
Больным от этой реформы легче не станет - 50%
Я и так государственной медициной не пользуюсь - 8%

Опрос проводился на сайте «НИ» (www.newizv.ru) с 14 по 19 февраля. В опросе приняли участие 775 человек.

Опубликовано в номере «НИ» от 20 февраля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: