Главная / Газета 8 Февраля 2006 г. 00:00 / Общество

Им – патенты

Лучшие изобретения российских Кулибиных уходят за рубеж, потому что они не нужны Родине

ВЛАДИМИР ГАВРИЛОВ

Сегодня в России отмечают День науки. Но многие ученые праздника не ощущают. Ведь плоды их труда – изобретения – сегодня почти никому не нужны. От безразличия государства и чиновничьих преград у наших Кулибиных опускаются руки. И как результат – Россия оказалась на 22-м месте в списке стран, запатентовавших в 2005 году наибольшее количество изобретений. Свято место пусто не бывает: сложившейся ситуацией умело пользуются западные промышленные компании. Они просто скупают российские изобретения.

Российские изобретатели скоро станут таким же уникальным явлением, как инопланетяне.<BR>Фото: ИТАР-ТАСС. АНАТОЛИЙ СЕЛИХИН
Российские изобретатели скоро станут таким же уникальным явлением, как инопланетяне.
Фото: ИТАР-ТАСС. АНАТОЛИЙ СЕЛИХИН
shadow
Чиновники из Роспатента и Министерства образования и науки РФ уверены, что ничего страшного в этом нет, поскольку наша экономика не готова переварить даже малую часть изобретений. В итоге, по самым скромным подсчетам, за последние десять лет Россия потеряла от нереализованных гениальных придумок свыше 30 млрд. долларов.

Прошлый год, по данным Всемирной организации интеллектуальной собственности, стал рекордным по количеству поданных международных патентных заявок. Всего было зарегистрировано 134 тыс. изобретений, что на 9% больше, чем в 2004 году. Уже несколько лет подряд первое место в этом престижном списке занимают Соединенные Штаты Америки, которые в 2005 году запатентовали 45 111 изобретений, что на 3,8% больше, чем в 2004 году. Но больше всего специалистов ВОИС удивили азиатские страны Китай, Япония и Северная Корея, которые вошли в десятку самых «изобретательных». Ведь с каждым годом количество поданных патентных заявок из этих государств растет в геометрической прогрессии. Так, ученые из Поднебесной зарегистрировали на 43,7% изобретений больше, чем в 2004 году. Ненамного отстали от них и северокорейские коллеги, число патентов которых возросло на 33,6%. Не снижают темпы и японцы. У них количество изобретений возросло на 24,3%.

Россия тоже внесла свой вклад в мировой патентный банк. Но на фоне лидеров мы выглядим скромно и даже убого. У нас было запатентовано всего 500 изобретений (сравним с американскими 45 111!), что на 4 % меньше, чем в 2004 году.

«Уменьшение количества выданных патентов на изобретения совсем не означает, что изобретателей стало меньше, – рассказал «Новым Известиям» председатель информационного совета Федеральной службы по интеллектуальной собственности Сергей Лукницкий. – Просто сейчас изобретатели не имеют возможности запатентовать свои идеи. Вы когда-нибудь пробовали пройтись по чиновничьим кабинетам? Это настоящий ад. Кроме того, теперь за патентование платит сам изобретатель, а не государство. Он выкладывает деньги и за поддержание патента, чтобы его не аннулировали. Естественно, это многим не по карману».

После развала Советского Союза система патентования претерпела значительные изменения. Государство отказалось от монополии на интеллектуальную собственность. Изобретатели получили права распоряжаться своими трудами так, как они пожелают. В идеале собственник может продать их, получить кредит в банке под внедрение, основать фирму и получать значительную прибыль. Но реализовать все эти возможности на практике ученым в России крайне тяжело.

«Сколь бы замечательным ни было изобретение, сейчас оно мало кому нужно, – пожаловался «НИ» Василий Федоров, автор множества технических патентов. – Коммерческие фирмы еще достаточно молоды, чтобы вкладывать деньги в разработку новых технических устройств. Старые же заводы считают более выгодным покупать новые технологии за рубежом. Разрабатывать и доводить до ума свои считается слишком затратным. Проще в полном объеме закупить промышленную линию по производству автомобилей, телевизоров, магнитофонов за границей, чем разрабатывать что-то самостоятельно».

Чиновник – главный враг изобретателя

Жадность чиновников – одна из основных причин гибели многих замечательных изобретений. Такие области, как разработка медицинской техники, электроника, вся оборонка, всегда зависят от субсидий государства. Сейчас же многие НИИ, гордость советской науки, брошены на произвол судьбы. И хотя в их активе сотни уникальных изобретений, внедрять их в жизнь не на что. А если деньги находятся, сразу возникает толпа чиновников, которые хотят с этого что-то иметь. В результате внедрение останавливается. Правда, через некоторое время, как говорят специалисты, в НИИ появляются представители западных компаний, которые с удовольствием и без всяких бюрократических преград скупают патенты.

«У нас имеется масса патентов на изобретения, которые признаются западными коллегами просто фантастическими и уникальными, – рассказал «НИ» заместитель кафедры психоэкологии РУДН Елена Русалкина. – В советские годы в НИИ психотехнологий был создан так называемый детектор истины – аппарат, способный анализировать внутреннее психическое состояние человека. Он намного эффективнее американского детектора лжи, а уровень достоверности его ответов приближался к 99 процентам. Но, несмотря на отличные отзывы, при его внедрении мы столкнулись с жестким противодействием. Дело в том, что в девяностые годы при оснащении спецслужб новыми техническими средствами чиновники почему-то лоббировали интересы западных компаний. И хотя иностранный детектор лжи был намного хуже, чем российский аппарат, да и стоил в несколько раз дороже, заказ был отдан американцам. Видимо, чиновники просто получили хороший «откат» от той сделки».

Изобретение Владимира Легостаева вряд ли найдет массового потребителя.
Фото: ИТАР-ТАСС. ЮРИЙ МАШКОВ
shadow Более того, после провала с внедрением «детектора истины» в России к нашим ученым регулярно поступают предложения продать эту разработку. «Вместе с тем некоторым специалистам, которые трудились над этой тематикой еще в СССР, было предложено занять руководящие посты в одной из американских компаний, – продолжает Елена Русалкина. – Но с единственным условием. Все права на распространение и реализацию устройств будут принадлежать США. А сама разработка будет объявлена американской. Мы на это не согласились… пока. Не хочется повторять судьбу автора первого полиграфа, то есть того самого «детектора лжи», созданного в 1926 году не где-нибудь, а в России нейропсихологом Александром Лурия. Он уехал в США и там смог наладить его коммерческое производство. Сейчас об этом мало кто знает».

Масштабы потерь оценить невозможно

На проблемы российских изобретателей в Роспатенте есть собственный взгляд. «Если бы рядовой чиновник получал заработную плату в 2 тысячи долларов, тогда он бы стал работать нормально, – продолжает председатель информационного совета Роспатента Сергей Лукницкий. – Пока же, чего греха таить, многие вопросы решаются достаточно долго. Да и есть ли необходимость внедрять такие глупые изобретения, как автоматический аппарат для надеваний собакам резиновых калош. Леонардо да Винчи изобрел принцип действия вертолета. Но лучше бы он изобрел бензин и двигатель внутреннего сгорания. Без них вертолет летать не сможет. Так же и сейчас существует очень много разработок, которые опережают время и внедрить их в России нереально».

В результате Россия несет многомиллиардные убытки. По самым приблизительным подсчетам, от утечки запатентованной интеллектуальной собственности наша страна теряет по 3 млрд. долларов ежегодно.

«На самом деле финансовые потери гораздо больше, – заявил «НИ» председатель республиканского совета Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов Юрий Монелис. – Как можно оценить ущерб государства и науки от того, что, например, телевизор, нить накаливания в лампочке, телеграф были внедрены не у нас, а за рубежом? Оборот этих товаров составляет миллиарды долларов еженедельно. И полностью оценить наши потери просто невозможно».

По мнению подавляющего большинства финансистов, экономика России еще недостаточно сильна, чтобы переварить изобретения, которые рождаются в последнее время у нас в стране. Банки в категорической форме отказывают в выдаче кредитов под внедрение тех илы иных устройств, рожденных силами не только самоучек, но и серьезными научно-исследовательскими институтами.

Так было с разработчиками процессора «Эльбрус» под руководством Бориса Бабаяна. Российский микропроцессор для современных суперкомпьютеров, авионики и военных систем, по оценкам специалистов Intel, по своей производительности опережал американские разработки. Работа над ним находилась в завершающей стадии. Однако денег для внедрения и производства найти не удалось. И банки, и государственные структуры посчитали, что производство будет невыгодным. В итоге в 2004 году перспективная технология, как и сами разработчики, почти в полном составе перешли в Intel. Российские инженеры продолжают свои исследования, но уже под гораздо более серьезной «крышей» американской корпорации, справедливо решившей, что выгода от их деятельности все-таки есть.

Надежда на ТЭК

Между тем в России существуют области промышленности, где изобретатели пользуются почетом и уважением, а их разработки внедряются в производство. Это нефтедобывающая, газовая отрасли и все, что с ними связано.

«Недавно мы были в Тюмени на торжественном собрании, посвященном внедрению новых и перспективных идей, – рассказывает председатель республиканского Совета ВОИР Юрий Монелис. – И были просто поражены, насколько много запатентованных идей получили свое коммерческое использование. Руководство многих предприятий вновь обращает внимание на талантливых инженеров и дает им возможность работать. В нефтянке много денег, и часть из них начинают вкладывать в развитие. Конечно, порядок в чиновничьих кабинетах навести следует. Но с ростом экономики, когда промышленность твердо встанет на ноги, дела у изобретателей пойдут гораздо лучше. В этом нет никакого сомнения. Рынок сам решает, что сейчас выгодно, а что нет. Чем больше будет производиться автомобилей, самолетов и товаров народного потребления, тем выше станет конкуренция. А следовательно, фирмы будут улучшать свою продукцию, появится заинтересованность коммерсантов во внедрении новых технических устройств. Да и сами изобретатели должны пошевеливаться, а не сидеть без дела. И тогда всем будет хорошо».



САМЫЕ БЕСПОЛЕЗНЫЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Как это ни странно, чудных, подчас бесполезных вещей в мире изобретают не меньше, чем полезных. И авторы открытий нисколько этого не стыдятся.

Например, в Японии придумали портативную «зебру» для пешеходов, которые хотят перейти улицу там, где им это удобно. Этот полосатый коврик шириной около метра сделан из полимерной пленки. В свернутом виде легко помещается под мышкой. Правда, изобретатели не рекомендуют использовать «зебру» на дорогах, где ездят машины. Мало ли что может случиться.

Также в Стране восходящего солнца изобретены несгораемая сигарета, носки на воздушной подушке, непромокаемый бумажный мешочек для чайной заварки и фонарик, работающий на солнечной батарее и, соответственно, прекрасно светящий в солнечную погоду.

А вот американка Гаури Нанда из Массачусетского технологического института придумала будильник Clocky, который прячется от владельца, передвигаясь на колесиках. Успешно поднимая на ноги своих обладателей, будильник увеличивает, по мнению изобретательницы, продолжительность рабочего дня.

Другой американский изобретатель Грегг Миллер разработал протезы яичек для кастрированных кобелей. И что интересно, они пользуются большим успехом у многих владельцев кастрированных собак. Изобретатель реализовал более 150 тыс. комплектов.

В США были изобретены и собачьи часы. Их надевают на лапу животного, а показывают они «собачье время». Каждую секунду, минуту и час эти часы умножают на семь, таким образом показывая, сколько собака прожила по человеческим меркам.

РОССИЙСКИЕ ИЗОБРЕТАТЕЛИ – ОДНИ ИЗ ЛУЧШИХ В МИРЕ

В XX веке несколько русских изобретателей получили всемирное признание исключительно благодаря тому, что работали за границей. Среди них – изобретатель вертолета Игорь Сикорский; создатель вакуумного кинескопа, который стал основным элементом телевизора, Владимир Зворыкин; изобретатель метода каталитического крекинга, давшего начало нефтехимии и производству полимеров, Владимир Ипатьев.

Сейчас, на заре XXI века, когда кажется, что изобрести можно лишь «очередной велосипед», отечественные ученые продолжают создавать оригинальные разработки. Однако их внедрение в жизнь происходит в основном за рубежом, где ученые за свои изобретения получают вознаграждения, несравнимые с отечественными.

Например, в 2002 году открытие российского ученого Олега Суитина вошло в десятку самых выдающихся изобретений года в области высоких технологий. Разработанная им технология стала базовой для создания следующего поколения компьютеров, действующих на атомарном уровне и обладающих практически неограниченными возможностями. Руководимая Суитиным лаборатория успешно работает с американским электронным гигантом – компанией Intel, являющейся мировым лидером в производстве микропроцессоров.

А не так давно корейская компания WaveFrontier представила двухзеркальную антенну, предназначенную для приема сигнала с нескольких спутников. Если стандартная мультифидовая конструкция позволяет осуществить прием с 10–20-градусной дуги геостационарной орбиты, то новая тороидальная антенна с эффективным диаметром 90 см позволяет охватить 50-градусную дугу, а антенна с эффективным диаметром 55 см – 60-градусную. Любопытно, что отдел исследований и разработок корейской компании расположен в одном из российских научно-исследовательских институтов.

Немало технологий за последние десять лет продал за рубеж Институт проблем химической физики РАН. Одна из них –изготовление линейных альфа-олефинов – сырья для синтетических масел, без которых не поедет ни одна иномарка. Немецкая компания «Линде» купила лицензию у института и сейчас строит заводы в Саудовской Аравии.

Опубликовано в номере «НИ» от 8 февраля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: