Главная / Газета 25 Января 2006 г. 00:00 / Общество

Зона святого риска

Власти Москвы, опасаясь за сохранность храма Христа Спасителя, застраховали его на заоблачную сумму

ДАРЬЯ ОКУНЕВА, МИХАИЛ ПОЗДНЯЕВ

Вчера стало известно, что Московская страховая компания застраховала комплекс храма Христа Спасителя на сумму 6,2 млрд. рублей (более 200 млн. долларов). Причем договор о страховании МСК заключила не с Патриархией, а с властями столицы, поскольку балансодержателем и оперативным управляющим комплекса является Главное управление охраны памятников города. Хотя этому предшествовал конкурс, в победе МСК мало кто сомневался: для правительства Москвы она больше чем надежный партнер. Однако самый большой вопрос: зачем вообще надо было страховать храм? Не исключено, что власти, вложившие огромные деньги в его строительство, опасаются за его фундамент, в котором обнаружилась течь.

Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
Распоряжение о страховании главного храма России, принимая во внимание его «историческое, культурное и духовное значение для Москвы», в ноябре прошлого года подписал Юрий Лужков. Однако эксперты, комментируя тогда новость, сошлись на том, что дело вовсе не в духовном значении объекта. Его строительство было завершено в 1999 году, шесть лет он стоял незастрахованный, а потом власти вдруг спохватились.

В качестве реальных объяснений этому «вдруг» выдвигались три версии.

Во-первых, пожар в Манеже, который, будучи памятником культуры даже не федерального, но мирового значения, таинственным образом оказался не застрахован. Во-вторых, угроза совершения теракта в храме – чем он хуже больницы, школы и театра? Наконец, в марте прошлого года в печать просочились слухи о том, что храм нуждается в ремонте: его стилобатная часть, выходящая на Волхонку, подтекает из-за нарушения гидроизоляции. В фонде храма Христа Спасителя журналистам сообщили, что «потек» он уже через год после открытия. В качестве причин называлось и то, что для гидроизоляции были выбраны некачественные материалы, и нарушение правил эксплуатации. В частности, из-за пыли, скапливающейся на облицовочном мраморе и куполах, в них образовывались трещины, и влага просачивалась в храм не только снизу, но и сверху.

Мэр Москвы поспешил опровергнуть эту информацию. «Храм вместе с его внутренними помещениями постоянно подвергается мониторингу», – заявил Юрий Лужков. И добавил, что «с таким настроением нельзя провести социальную консолидацию». Тем не менее была создана комиссия по оценке состояния комплекса храма, которую возглавил первый заместитель руководителя Департамента градостроительной политики, развития и реконструкции города Александр Косован. И вскоре уже официально было заявлено: гидроизоляция все-таки нарушена, есть протечки, впрочем, ни в коей мере не угрожающие состоянию здания.

На случай пожара, потопа и вандализма

Одно дело неотвратимая угроза и другое – риски, с которыми, собственно, связана деятельность страховых компаний. На Бога, как говорится, надейся, да сам не плошай. Правительство Москвы решило не рисковать и объявило сначала о намерении застраховать храм, а затем – о выборе страховщика на конкурсной основе по программе страхования нежилого фонда, находящегося в собственности столицы. Теперь известен победитель конкурса.

ОАО «Московская страховая компания» – ровесник храма Христа Спасителя. Оно было учреждено в 1998 году. 51% акций принадлежит правительству Москвы, 49% – Банку Москвы.

МСК застраховала храм на 6,2 млрд. рублей, то есть более чем на 200 млн. долларов. Страховую стоимость объекта ввиду его молодости определить было нетрудно. Принималась во внимание как цифра, которую называл по окончании строительства президент Фонда финансовой поддержки воссоздания храма Петр Покровский, – 150 млн., так и неофициальная оценка суперпроекта – 500 млн. долларов.

МСК объявила, что берет храм под свою защиту «на случай пожара, удара молнии, взрыва газа, аварий электросетей, падения летающих объектов, деревьев, линий электропередачи, стихийных бедствий и повреждения водой». Кроме того, как сообщается на сайте МСК, храм застрахован «по рискам кражи, грабежа, разбоя, боя оконных стекол, зеркал и витрин, а также злоумышленных действий третьих лиц, включая акты хулиганства, вандализма и теракты».

Прибыль и престиж

Победа МСК в конкурсе для экспертов не явилась неожиданностью. Эта компания с завидным постоянством выигрывала тендеры на страхование сдаваемого в аренду нежилого фонда, госслужащих, была генеральным страховщиком юношеских игр «Москва-Юта», недвижимого имущества столицы и даже надмогильных сооружений на кладбищах. В прошлом году МСК выиграла тендер на право застраховать Московскую объединенную энергетическую компанию на сумму в 31,4 млрд. рублей. Конкуренты уже смирились с тем, что страховая компания, 51% акций которой владеет правительство Москвы, пользуется эксклюзивными правами на городском страховом рынке. По их словам, все попытки антимонопольщиков разобраться с таким положением дел в Арбитражном суде получали отпор.

Вопрос: насколько выгодна МСК данная сделка?

В пресс-службе компании нам отказались раскрывать «коммерческую тайну». Но, по мнению опрошенных «НИ» экспертов, московское правительство может заплатить компании за благое дело за год от 100 до 200 тыс. долларов. Для такого монстра, как МСК, – не бог весть что. Да и для московского бюджета. Как считают страховщики, правительство пошло на эту сделку, чтобы избежать большего зла – трат, сопоставимых с теми расходами, в которые вылился пожар Манежа.

Трудно ли было МСК выиграть конкурс? «У нас были серьезные конкуренты, однако выбор пал на нас, поскольку мы финансово устойчивая корпорация с хорошими годовыми показателями», – сообщили нам в пресс-службе компании.

Любопытно, что практически во всех компаниях-соперницах МСК итоги конкурса и решение Департамента имущества политкорректно отказались комментировать.

Еще вопрос: хлопотно ли застраховать такой необычный объект? Как рассказали нам в «Росгосстрахе», несмотря на то, что страховые риски в сфере нежилого имущества весьма специфические, суммарный процент страховых событий не выше.

В общем, разгадывая интересы МСК, скорее надо говорить о престижности миссии. Круче этого разве что Кремль. Но если вспомнить, и строительство храма Христа Спасителя для правительства Москвы было в большей степени делом престижа, чем актом покаяния. Как и для бизнесменов, чьи имена красуются на мраморных досках при входе в храм. Вот только имен тысяч жертвователей, в конце 80-х ратовавших за восстановления храма, там нет...

Если же говорить вообще о страховании храмов – оно пока для России в диковину. И перспективы у него туманные. Аналитики утверждают, что история этого сегмента рынка началась всего три года назад, когда был застрахован храм Святителя Николая в Истринском районе Московской области. В 2004 году были застрахованы риски при строительстве храма во имя великомученика и целителя Пантелеимона на территории клинического госпиталя ФСБ в Москве. По пальцам одной руки можно перечислить остальные примеры.

Великого почина, похоже, не будет

Источник в Московской патриархии заявил «НИ», что сколько-нибудь четкой позиции по проблемам страхования у священноначалия нет. Страховать или не страховать храм – дело такое же добровольное, как страховать или не страховать свою жизнь. В конечном счете все в руках Божьих. Самое страшное, что может случиться с храмом, – пожар. Это исстари считается на Руси знаком зловещим. Но в каждой церквушке установлена сигнализация, за каждой зажженной свечкой присматривает старушка, и риск возгорания минимален. Еще более редки акты вандализма. В общем, ждать, что страхование храма Христа Спасителя станет неким «великим почином», вряд ли приходится.

Свою роль играет здесь консервативность религиозного сознания. Быть прихожанином – не в последнюю очередь подразумевает заботу о храме, его убранстве и сохранности. Зачем страховая компания, если есть община?

В мире такая позиция кажется дикостью. По словам эксперта одной из страховых компаний, на Западе поднялась бы страшная шумиха, если бы выяснилось, что один из храмов не застрахован. Но такова уж наша национальная специфика. Точно так же на самотек в России пущено страхование мечетей, молитвенных домов протестантов и синагог. Пресс-секретарь Главного раввина России Тимур Киреев сообщил «Новым Известиям», что ему точно известно лишь об одной застрахованной синагоге – в Марьиной Роще. Но страховую сумму и компанию, с которой заключен договор, предпочел не называть.

И в других религиозных организациях то же самое: когда средства общины позволяют, отчего бы не заключить с какой-нибудь компанией договор? Но чаще средства все-таки не позволяют.

В общем, храму Христа Спасителя повезло.

Потому что он – один-единственный такой в России. Не в силу своей исторической значимости и размеров, но поскольку находится на балансе государства, а не отделенной от него Церкви.



СКОЛЬКО СТОИТ ХРАМ ПОСТРОИТЬ

На восстановление храма Христа Спасителя в Москве, по данным Фонда воссоздания храма, было затрачено 170 млн. долларов. Финансирование работ было осуществлено без привлечения бюджетных ассигнований, за счет добровольных пожертвований физических и юридических лиц: субъектов Российской Федерации, иностранных государств, общественных организаций. Более 3,5 миллиона российских граждан и 15 тысяч соотечественников из 18 стран мира, а также 80 тысяч российских и зарубежных организаций пожертвовали свои средства.
По мнению независимых экспертов, на восстановление храма были израсходованы гораздо большие суммы. Так, в 2001 году во время приема храма Госкомиссией, как напоминает «Интерфакс», называлась цифра расходов на строительство в 650 млн. долларов. Например, по мнению комиссии по социальной политике Мосгордумы, лишь десятую часть расходуемых средств составляли пожертвования, а основная сумма поступала из бюджетных средств. Любопытно, что накануне восстановления храма в 1994 году Юрий Лужков и Алексий II обратились с письмом к Борису Ельцину, в котором просили помочь с финансированием строительства из государственного бюджета на 80–85%, как это было при постройке первоначального храма. Остальная сумма, говорилось в письме, будет обеспечена за счет бюджета города, взносов Церкви, а также добровольных пожертвований граждан и организаций. Предварительная стоимость проектно-строительных работ оценивалась в 350–400 млн. долларов.
Финансовые разночтения возникали и при строительстве первого, оригинального храма Христа Спасителя. Сначала храм начали возводить на Воробьевых горах в 1817 году по манифесту Александра I. Однако после смерти последнего в 1826 году император Николай I прекратил стройку, обвинив архитектора Александра Витберга в чудовищной растрате и сослав его в Вятку. Через три года был объявлен новый конкурс проектов, и 10 сентября 1839 года храм был вновь заложен на месте Алексеевского монастыря и церкви Всех Святых, то есть там, где стоит сейчас. Интересно, что строительство обошлось бюджету Российской империи в рекордную по тем временам сумму – 1 млн. 239 тыс. рублей. Из-за повсеместного воровства и постоянной нехватки материалов строили его более 40 лет.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 января 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: