Главная / Газета 5 Декабря 2005 г. 00:00 / Общество

Человек за бортом

Каждый третий россиянин боится потерять работу и «выпасть» из общества

ОКСАНА СЕМЕНОВА

Социологические исследования последнего времени говорят о том, что россиян больше всего тревожат три повседневных ужаса – высокие цены, низкая зарплата и страх потерять работу. По данным холдинга «Ромир мониторинг», безработицы страшатся 34% населения страны. По данным Аналитического центра Юрия Левады –22%.

Биржа труда в Москве никогда не пустует. (Фото ВЛАДИМИР МАШАТИН)
Биржа труда в Москве никогда не пустует. (Фото ВЛАДИМИР МАШАТИН)
shadow
Все это говорит о том, что страх потерять работу сегодня испытывают миллионы людей. Участие государства в помощи людям, оказавшимся за бортом активной жизни, минимально. Зато карательные операции по отлову безработных, получающих пособия и имеющих параллельную работу, проводятся регулярно. ОБЭП берет их в буквальном смысле слова пачками, потому что этим людям прятаться негде. Иногда злостных совместителей судят.

Еще Адам Смит говорил, что у бедности есть две причины: плохое географическое положение страны и плохое правительство. Первое явно не про нас. А что касается правительства, то основная масса малоимущих семей, по данным социологических опросов, пока не ощутили на себе результатов проводимой социальной политики. А пресловутую монетизацию льгот подавляющее большинство населения и вовсе приняло не за борьбу с бедностью, а за борьбу с бедными. По многим параметрам Россия сегодня выглядит успешным государством: профицит бюджета в 2005 году оценивается в 187 млн. рублей, бюджет сверстан исходя из 26 долларов за баррель нефти, тогда как сейчас ее стоимость гораздо больше, кубышка стабилизационного фонда пухнет месяц от месяца. Но картину безнадежно портят 15 млн. врачей и учителей, а также 38 млн. пенсионеров, которые никак не вписываются в параметры всеобщего благоденствия. По официальным данным, 7,6% экономически активного населения России – безработные. А это 5 млн. 624 тыс. человек. В службах занятости официально зарегистрировано только 1 млн. 690 тыс. безработных. Что же касается социальных пособий людям, потерявшим работу, то здесь вообще хоть стой, хоть падай. Если раньше величина пособия по безработице в нашей стране высчитывалась исходя из прожиточного минимума и уровня средней заработной платы в каждом отдельно взятом регионе, то с 1 января 2005 года всех безработных «причесали под одну гребенку». Закон упростили до неузнаваемости, и теперь минимальный размер пособия составляет 720 рублей, а максимальный – 2880 рублей в месяц. При этом не важно – живешь ты в дорогущей столице, или в глухой деревне где-нибудь в регионе. Новый закон шокировал даже самих работников аппарата государственной службы занятости.

«Если в целом по стране на пособие по безработице еще можно как-то жить, то в Москве и других крупных городах, начиная с 2005 года, на эти крохи прожить просто нереально, – говорит начальник отдела социальной поддержки безработных Управления федеральной государственной службы занятости населения по городу Москве Людмила Цицинова. – В Москве прожиточный минимум 4828 рублей в месяц, в регионах – 2700–2800 рублей. Вот и получается, что в регионах это пособие значительно облегчает жизнь в семье. А у нас прямо в управлении люди падают в голодные обмороки. Люди, которые имеют высшее образование и всю жизнь работали, получают от государства не материальную помощь, а фикцию. Вот и приходится им хитрить, обманывать государство, чтобы хоть как-то сводить концы с концами».

Ботинки по 40 руб., перчатки по 20

С безработицей каждый борется в меру своих способностей. Например, москвич Василий Добрынин когда-то не вылезал из научных залов Ленинской библиотеки, изучал загадочный мир растений и пытался на даче в качестве научного эксперимента скрестить тюльпан и розу. Когда же в пятьдесят лет потерял работу, то в качестве научного эксперимента решил попробовать выжить. И надо признаться, свою миссию он выполняет успешно. Сегодня Добрынин обладает феноменальной способностью выискивать дешевые рынки и магазины. Городские власти не раз говорили: вот бы сделать в столице побольше блошиных рынков, столь популярных у бедных в любой стране. Но слова словами, а пока же большинство малоимущих москвичей знают только один такой. То, что гордо называется рынком, представляет собой кусок голого поля у железнодорожной платформы Марк в десяти минутах езды от Савеловского вокзала.

«На этом рынке, конечно, есть много и старья, – рассказывает Василий Викторович. – Но иногда можно выбрать добротную одежду и обувь. Пару ношеных ботинок можно купить за 40 рублей, перчатки – за двадцатку».

Дальше – больше. Микроволновые печи, советские, но, по уверениям продавца, работающие телевизоры и транзисторы за 100–200 рублей, копеечная посуда. «Недавно женщина там шубу из песца за тысячу рублей отдавала, – рассказывает Добрынин. – С работы ее уволили, и надо было на что-то жить».

Добрынин даже знает, где в Москве можно бесплатно постричься. Достаточно найти в любом рекламном буклете телефоны парикмахерских курсов. Там «с руками оторвут» любых «подопытных кроликов». «Единственный минус такого обслуживания – отсутствие свободы выбора, – говорит Добрынин. – Покапризничать перед зеркалом, как в обычной парикмахерской, не удастся. Что сделают – то сделают. Ну а мне ничего ультрамодного и не надо».

По ночам мой сосед неофициально подрабатывает сторожем, потому что если работать в открытую, то он лишится пособия. На работу – охранять склад каких-то бытовых приборов, Добрынин идет пешком. Несмотря на то что расстояние не маленькое – три остановки на метро, его бюджет траты на транспортные расходы сводит к минимуму. 2300 – оклад сторожа плюс 720 рублей пособия – Василий Добрынин считает, что при правильном подходе это огромные деньжищи. «Только ленивый не проживет на три тысячи в месяц», – уверяет он. И таких, как он, в Москве несколько сотен тысяч.

Россияне любят прибедняться

«То, что московские безработные втайне пытаются работать, – это наша главная проблема, – рассказывает Людмила Цицинова. – По-человечески мы их понимаем и жалеем. Они идут на это от нищеты. Но с точки зрения закона – они совершают преступление. Нашими безработными занимается отдел по борьбе с экономическими преступлениями – ОБЭП. Ловят их кучами, ведь эти люди не прячутся. Заводят уголовное дело, которое потом передается в суд. Человека заставляют вернуть деньги государству. Вот недавно был процесс – женщину обязали вернуть государству 52 тыс. рублей, которые она получила в качестве пособия за несколько лет. Оказалось, она скрывала, что подрабатывала дворником. И что самое ужасное – ей дали три года условно, и теперь ее шансы трудоустроиться вообще сводятся к нулю».

На первый взгляд бедных посчитать проще, чем богатых. Ведь, в отличие от олигархов, им нечего скрывать ни от налоговой инспекции, ни от соседей. Однако на поверку задача оказывается не такой очевидной. Во-первых, как выяснили социологи, россияне любят прибедняться. Бедными себя называют все подряд: и те, кто действительно еле-еле сводит концы с концами, и те, кто никак не может купить себе новую стиральную машину. Тем не менее бедные люди в России принципиально отличаются от тех людей, которые оказались в нижней прослойке общества на Западе. Эксперты Всемирного банка, проводившие в 2004 году анализ российской бедности, даже не стали скрывать своего изумления: оказалось, что российские бедные – это в большинстве своем не маргиналы и алкаши, а люди со средним профессиональным и высшим образованием, а также семьи с детьми.

«Классический портрет столичного безработного – это человек предпенсионного возраста с высшим образованием, – рассказывает Людмила Цицинова. – У женщин возраст считается предпенсионным уже начиная с 40 лет. Поэтому 72% «клиентов» центров занятости – это лишившиеся работы женщины после 45 лет. А что мы им можем предложить? В нашем банке данных 145 тыс. вакансий. И все это – слесари и дворники. Практически нереально устроиться на хорошую работу и матери-одиночке с ребенком».

Чтобы обнищать у нас в стране, достаточно просто забеременеть и родить ребенка. Для молодых семей, особенно в небольших провинциальных городках, это самый верный способ снова оказаться за чертой бедности. В результате, по данным «Российского центра молодежи и семейной политики», 69% молодых семей еле-еле сводят концы с концами. А положение неполных семей, где мать-одиночка к тому же не работает, а учится, иначе как крайней нищетой не назовешь. Ведь ежемесячное пособие на ребенка в России выплачивается, только если мать работала до родов.



БЕЗРАБОТИЦУ В СССР ПРИЗНАЛИ В 1991 ГОДУ

Безработица в СССР была официально ликвидирована в 1930 году. Тогда же появился специфический советский термин – тунеядство. Тунеядцами стали называть тех, кто не хотел заниматься общественно-полезным трудом на благо родины. В 1961 году был принят указ об усилении борьбы с тунеядством. Согласно этому указу, люди, не работающие более 4 месяцев в году, подлежали уголовной ответственности. Например, поэт Иосиф Бродский в 1964 году был арестован, а затем и осужден по обвинению в тунеядстве. Его приговорили к пяти годам ссылки и принудительным работам в деревне Норенская Архангельской области. Через полтора года он был досрочно освобожден благодаря вмешательству видных деятелей отечественной и зарубежной культуры. В апреле 1991 года был принят закон «О занятости населения в РСФСР». Тогда же были возрождены биржи труда. Тогда же появились первые зарегистрированные безработные и пособия по безработице. То есть произошло официальное признание того, что безработица в СССР существует.

В Швеции на пособие по безработице можно жить десятилетия
Толстяков и курильщиков просят не беспокоиться

Опубликовано в номере «НИ» от 5 декабря 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: