Главная / Газета 13 Октября 2005 г. 00:00 / Общество

Зона молчания

В Москве появились целые районы, в которых спецслужбы глушат мобильную связь

ИРИНА ВЛАСОВА

Тысячи москвичей почувствовали заметное ухудшение качества сотовой связи в столице. Как выяснили «Новые Известия», с начала октября в знаменитой Бутырской тюрьме начала действовать специальная «глушилка» для радиосигналов. Такая же система установлена в «Матросской тишине». Вместо того чтобы бороться с коррумпированными надзирателями, проносящими мобильники в камеры, руководство Федеральной службы исполнения наказаний решило просто-напросто отсечь тюрьмы помехами от внешнего мира. Однако под действие «глушилок» попали целые жилые кварталы города, обитатели которых теперь не могут пользоваться мобильными телефонами. «НИ» составили свою карту «мертвых зон» сотовой связи и теперь будут бороться с незаконной установкой спецаппаратуры.

Стремясь заглушить разговоры обитателей «Матросской тишины», силовики изолировали от внешнего мира жителей нескольких кварталов Москвы.
Стремясь заглушить разговоры обитателей «Матросской тишины», силовики изолировали от внешнего мира жителей нескольких кварталов Москвы.
shadow
Первым номером в длинном списке «мертвых зон» Москвы стоят целые кварталы вокруг следственных изоляторов (СИЗО) и тюрем столицы. Уже давно перестал быть секретным, а главное, запрещенным, прием, который использует Главное управление федеральной службы исполнения наказаний (ГУФСИН), устанавливая в СИЗО специальную аппаратуру, способную глушить сигналы мобильных телефонов.

Сотовыми телефонами заключенные приноровились пользоваться давно. Тюремные надзиратели отбирали у зэков запрещенные мобильники десятками, а на следующий день уже другие охранники за определенную плату доставляли в камеру новенькие трубки. Причем переговоры сидельцев с внешним миром далеко не всегда носили безобидный характер. Обитатели тюрем умудрялись мошенничать по телефону, вымогали деньги у слишком доверчивых абонентов. Бороться с этим явлением ГУФСИН решило «отрубанием больной головы» – на территории тюрем установили приборы, заглушающие мобильные сигналы всех без исключения операторов сотовой связи. Это сработало. Правда, эффект оказался неожиданным.

Тюрьма и связь

После экспериментов ГУФСИНа крупнейшие сотовые компании оказались буквально завалены жалобами на плохую связь от клиентов, живущих или работающих вблизи следственных изоляторов. Оказалось, что действие «глушилок» распространяется далеко за пределы тюрем, причем помехи идут волнообразно, то есть около тюрьмы трубка может ловить сигнал, а через квартал – уже нет.

В радиусе действия этой «шпионской» аппаратуры оказалась редакция «Новых Известий», расположенная в доме № 33 на Электрозаводской улице, примерно в километре от следственного изолятора «Матросская тишина». Мобильные телефоны сотрудников газеты напрочь отказывались принимать звонки и даже отправлять сообщения. Не в силах терпеть проблемы со связью, корреспонденты «НИ» обратились за объяснениями к крупным оператором сотовой связи.

«Действительно, аппаратура, используемая в московских изоляторах, доставляет немало сложностей и нам, и нашим клиентам. Эта давняя проблема, и мы уже несколько лет не можем ее решить, – призналась «НИ» менеджер по связям с общественностью Московского региона ОАО «Вымпелком» (сеть «Билайн») Евгения Демина. – От нашей компании неоднократно исходили официальные запросы в ГУФСИН, Минобороны и Россвязьнадзор с просьбой отключить помехи, либо
РАЙОНЫ УВЕРЕННОГО НЕПРИЕМА
Карта составлена на основе сообщений читателей «НИ»
shadow настроить оборудование на создание помех только на территории мест заключения. От помощи наших настройщиков в ГУФСИНе отказались и предпочли налаживать аппаратуру своими силами. Были, однако, созданы рабочие группы, в которые вошли представители всех сотовых операторов Москвы и сотрудники ГУФСИНа. Последняя встреча этой рабочей группы состоялась в начале сентября, нам пообещали, что после завершения отладки приборов нас пригласят на натурные испытания, но пока этого сделано не было».

По словам г-жи Деминой, самые проблемные зоны – «Матросская тишина» и Бутырская тюрьма. Согласно результатам мониторинга состояния сети, в окрестностях «Матроски» помехи усилились в августе, а районе Бутырки – в начале октября. По просьбе «НИ», в район Электрозаводской улицы даже выехали технические специалисты, которые произвели замеры активности сигнала. Они лишний раз подтвердили, что виновниками помех являются приборы, установленные в «Матросской тишине». Но даже сообщить журналистам «НИ» о том, что бригада прибыла по вызову, представители компании не смогли – просто не дозвонились нам по мобильным телефонам – трубки не принимали сигнал.

Обычные жители домов в окрестностях «Матросской тишины» уже устали жаловаться на «глушилки». Как рассказала корреспонденту «НИ» Карине Дюба пенсионерка Лидия Касаткина, когда ей стало плохо с сердцем на улице, дочь даже не смогла вызвать по мобильнику «скорую». Молодежь тоже не знает, что делать. Наталья Ряженцева заявила «НИ», что в ее доме практически никто не пользуется мобильными телефонами. И вовсе не потому, что у людей нет денег. Просто в радиусе 5 метров от этого дома любые телефоны отказываются работать. Лишь один наш собеседник увидел в использовании «глушилок» плюс. «Мне нравится, что тут мобильный не работает, у меня денег на него меньше уходит», – сказал Иван. Как говорят жители окрестных домов, на их жалобы никто не реагирует, а представители сотовых операторов лишь разводят руками.

Институты, театры и толстые стены

Вторыми по популярности пользователями спецаппаратуры оказались столичные вузы. Правда, сложную технику они используют только один раз в год – в пору вступительных экзаменов. Как признались «НИ» представители ведущих университетов и институтов, использование блокираторов сотовых сигналов – мера вынужденная, но необходимая.

«Мы обязаны обеспечить абитуриентам равные условия при поступлении в вуз, – сказал «НИ» заместитель ответственного секретаря приемной комиссии физфака Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова Константин Парфенов. – Ведь порой получается, что хорошую оценку человек получает не за знание, а за умение пользоваться техникой. Ответственные за глушение радиоволн – сотрудники службы собственной безопасности университета. Они тестируют аппаратуру перед применением и следят, чтобы помехи не распространялись за пределы вуза».

Плохо ловят телефоны в театрах и концертных залах Москвы. Представители одной из крупнейших сотовых компаний подтвердили «НИ», что в некоторых театрах Москвы используют высокочастотные излучатели, подавляющие сотовый сигнал.

Как ни странно, даже толстые стены – достойное оправдание. Вообще на прохождение сигнала и качество связи может влиять любое даже самое незначительное изменение застройки города.

«Перед тем как установить базовые станции в разных точках Москвы, технические службы всех операторов связи проводят крупномасштабные исследования, чтобы узнать, будет сигнал четким или ему что-то мешает, – рассказал «НИ» специалист Московского НИИ радиосвязи Владимир Богатырев. Но уже после того как «вышки» установлены, город продолжает строиться, высотные башни из железобетона растут как грибы и создают так называемую радиотень. Железобетонные перекрытия ослабляют сигнал, металлический ангар вообще служит отражателем. Изменения в застройке создают немало хлопот сотовым компаниям. Им приходится непрерывно «мониторить» состояние сети, что-то подкручивать и подвинчивать на своих базовых станциях, чтобы держать на уровне качество связи».

Также на качество связи, по словам специалистов, влияет постоянно растущее число абонентов и интенсивность их разговоров. Если раньше мобильные телефоны использовали для краткой передачи данных и старались уложиться в пять секунд разговора, то теперь по сотовым чуть ли не мексиканские сериалы обсуждают. Базовые станции оказываются перегружены и иногда не выдерживают сигнала, тогда на дисплее телефона высвечивается ненавистная плашка «Сеть занята».

«Государственная безопасность важнее удобства потребителей»

Но если с этими неудобствами операторы мобильной связи в силах бороться, изо дня в день совершенствуя технологии, то перед заглушающими устройствами они бессильны. Пачки официальных писем пылятся в кабинетах чиновников. Представители управления Федеральной службы исполнения наказаний по Москве, кстати, нисколько не скрывают, что используют блокираторы сотовой связи, а на неудобства горожан им, как выяснилось, наплевать.

«Да, у нас установлены устройства, о которых вы говорите,– сказал «НИ» сотрудник пресс-службы управления исполнения наказания г. Москвы Сергей Цыганков. – Но они отлажены, все работает как часы, помехи за пределы территории следственных изоляторов не распространяются. А если у кого-то барахлит телефон, надо сменить либо трубку, либо сотового оператора, а не валить все на УФСИН». Другой представитель управления, ответивший на наш звонок, выразился более резко, правда, отказался представиться: «Нас не волнует, что там они (операторы мобильной связи. – «НИ») навыдумывали и жалуются. Мы все делаем на законных основаниях, обеспечиваем общественную и государственную безопасность. А государственная безопасность, знаете ли, важнее коммерческой выгоды и удобства потребителей. Нам сверху приказали, мы и выполняем, и ни у кого на поводу идти не собираемся».

Почему сотрудники УФСИНа предпочитают тратить бюджетные деньги на дорогостоящую аппаратуру, вместо того чтобы просто, как того и требует закон, не пропускать в камеры мобильники и отбирать их у заключенных, «НИ» в тюремном ведомстве не объяснили. Впрочем, ответ напрашивается сам собой: надзирателям не хочется терять хороший заработок. За пронос одного телефона в камеру можно заработать 100–200 долларов (в зависимости от модели). Размер дневной прибыли тюремщиков зависит только от того, сколько трубок им удастся пронести.

Глуши сам!

По мнению большинства экспертов в области сотовой связи заявления чиновников о том, что помехи распространяются строго на территории СИЗО, не выдерживают никакой критики. Очень сложно настроить аппаратуру таким образом, чтобы она не «перевыполняла план». Причем, чем мощнее прибор, тем труднее он поддается дрессировке.

Между тем, как заявил «НИ» эксперт в области связи, просивший не называть его имени, использование «глушилок» – вообще-то уголовно наказуемое деяние. Такие действия попадают под статью УК РФ «Незаконное использование эфира». Вот только судебная практика не знает ни одного похожего разбирательства.

По идее за витающими в воздухе сигналами должна следить государственная комиссия по радиочастотам. Но она не в силах зафиксировать все вторжения в эфир. Ведь глушить сигнал, как уверяют специалисты, можно даже электробритвой.

«Блокиратор мобильной связи – это, по сути, излучатель радиочастот, из-за которых телефон «не видит» базовой станции, – рассказал «НИ» специалист Московского НИИ радиологии. – Такие радиочастоты может излучать даже неисправный бытовой фен или электробритва».

А если иметь представление, где что подкрутить, фен можно превратить в блокиратор самостоятельно. Как выяснили «НИ», знающих «где подкрутить» полным-полно, и они уже принялись на этом знании делать деньги. Например, всем желающим через Интернет предлагается купить миниатюрные «подавители мобильных телефонов» «Скорион» стоимостью 6900 рублей и более мощный «Аллигатор» за 9900 рублей. Дальность работы устройств до 5 метров. Торговцы утверждают, что использование этого устройства абсолютно законно и безопасно для здоровья. Интересно, что изобретатели одновременно предлагают купить как микронаушник-передатчик для студентов в помощь на сессии, так и глушитель радиосигнала для преподавателей.

PS. «Новые Известия» намерены всерьез бороться с произволом государственных учреждений и частных организаций, использующих «глушилки» по собственному усмотрению. Мы обязательно продолжим эту тему, а пока предлагаем всем, кто пострадал от подобных действий, обращаться в редакцию по телефону 783-06-36 или по электронной почте: emergency@newnews.ru



НА КОГО ПОДАВАТЬ В СУД, ЕСЛИ ВАШ МОБИЛЬНЫЙ ГЛУШАТ

Что делать рядовым потребителям, оплатившим сотовую связь, но получающим вместо качественной услуги шипение и металлическое потрескивание в трубке? Прежде всего, нужно пожаловаться в представительство вашего мобильного оператора. Там претензию рассмотрят и постараются помочь. Но если помехи в вашем телефоне – результат работы тюремных (или каких-то других) глушителей, сотрудники компании ответят лишь искренним сожалением. Правда жизни такова, что обманутый потребитель имеет право подать в суд на мобильную компанию, не предоставляющую оплаченную услугу, но изменить положение дел вряд ли получится.

«Оператор действует в соответствии с законом о правах потребителя и учитывает в своей работе критические замечания абонентов, – сказал «НИ» советник генерального директора ЗАО «Соник Дуо» (сеть «МегаФон-Москва»). – В зависимости от характера ситуации предусмотрен и вариант финансовой компенсации. В случае, если пользователь не удовлетворен решением, которое ему предлагает оператор, в соответствии с законом он имеет право обратиться в судебную инстанцию».

«Потребителя не интересует, по какой причине происходят сбои в работе сети, поэтому в суд подавать надо, прежде всего, на оператора сотовой связи. Но, признаюсь, никакой судебной перспективы у такого дела я не вижу», – сообщил «НИ» специалист московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Александр Арутюнов.

По словам юристов, подавать в таком случае иск против хозяев глушилки будет уже сотовая компания, но и ей, скорее всего, ничего не светит. Спорить с государственной машиной в России – дело тяжелое.

Милиция и компании сотовой связи пытаются объединиться в борьбе с мобильным криминалом

Опубликовано в номере «НИ» от 13 октября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: