Главная / Газета 2 Сентября 2005 г. 00:00 / Общество

Отдых патриотов

Как корреспондент «НИ» сплавлялась по горным рекам Карелии

ОКСАНА СЕМЕНОВА

Спрос на путешествия внутри страны среди россиян растет год от года. Минувшим летом в моде были не только пляжные, но и экстремальные виды отдыха. Например, сплавы по горным рекам, конные и велосипедные походы, курсы выживания в тайге и прочие радости, поднимающие уровень адреналина в крови. Похожие услуги туристам предлагают самые разные страны. Российские же турфирмы, как всегда, впереди планеты всей: их рекламные проспекты обещают одно, на деле любители «экстрима» получают совсем другое. Корреспондент «НИ» провела свой отпуск в Карелии, испробовав на себе все прелести и ужасы отечественного рафтинга.

shadow
У нас с друзьями такая специализация: мы – плавающие. Пытаемся плавать везде, где можно: с аквалангом, с ластами, на лодке, на матрасе, в проруби. Ну, так всегда бывает – кто-то любит летать, а мы плавать. О рафтинге, как одном из видов плаванья, у каждого из нас были свои представления. Большинство из нас с огоньком сплавлялись по речке в Турции.

– Подходи, дорогой, бесплатный рафтинг! 50 долларов – это совсем бесплатно. Три водопада, четыре порога, ужасное течение, острые камни – все для тебя. Другие фирмы за такие деньги только один водопад издалека пальцем показывают. И никаких камней!..

Кто-то весело и непринужденно ходил на рафте в Словении. Отличная экипировка, «веселая» волна – что еще нужно для счастья? А один наш товарищ, «калач тертый», мерился характерами с одной суровой речкой в Норвегии, а потом рассказывал нам ужасы, что по норвежским меркам водопады меньше пяти метров – это вовсе и не водопады, а так, весенняя капель. Одним словом, суть действа знал каждый – в касках и спасательных жилетах загрузиться в спортивную лодку и сплавляться вниз по реке, желательно бурной и буйной, чтобы преодолевать там пороги и при этом постараться не погибнуть.

Хотели мы немногого: чтобы река была не очень сложной, чтобы кусков со стоячей водой было бы на ней поменьше, а лучше не было бы вообще, так как натруженно махать веслом никому не хотелось. Нужно было, чтоб в походе кормили, чтобы обеспечили хорошим снаряжением. Выяснилось, что водных туров с такими запросами московские турфирмы предлагают множество – по карельским, кавказским, алтайским рекам разной категории сложности. Самая легкая из них – первая, самая сложная, обязательно с водопадами, – шестая. Лакомый рельеф для любителей рискованных сплавов – это горы Алтая, особенно в период таяния снегов. Тогда окрестности реки оглашаются ревом ледяных потоков и радостными воплями людей. Чайников, какими мы, безусловно, и являлись, берут на реки никак не выше «троечки». Так мы и выбрали карельскую речку Охту.

Бурлаки на Охте

Вообще-то я думала, что времена «золотой лихорадки», когда в турбизнесе можно было взять нахрапом и энтузиазмом, а туристический рынок имел имидж Черкизовского рынка, где сидят тетки, думающие только о том, как бы обмануть клиента, давно прошли. Но не тут-то было. На перроне города Беломорска, куда мы приехали для дальнейшего путешествия по речке, мужики торговали копченой рыбой. Увидев нас, они радостно захихикали.

– Опять, поди, из Москвы? – поинтересовались они. – По речке сплавляться? Не получится! Речка-то в этом году обмелела, зимой было мало снега, так что воды в ней кот наплакал. Непроходима она, кайфа не получите, только лодки порвете. Что же эти турфирмы вас все лето возят и возят?!

Сначала мы услышанному не поверили. На картинке в туристическом проспекте нам показывали бурную речку – насыщенную растворенным мелом до полной непрозрачности, всю в перекатах, валах и воронках. Река не текла – она явна неслась со звериным воем, а рекламный текст обещал 46 сокрушительных порогов. Нам рассказывали, что группа, которая проходила Охту до нас, – в полном восторге и на следующий год все как один хотят непременно повторить маршрут. Но когда раздолбанный «пазик» привез нас на место выброски, слов не было, остались одни эмоции. Наша речка обмелела до такой степени, что напоминала болотце с каменистыми берегами. А в местах, где должны были быть пороги, из воды торчали острые камни, перегораживавшие путь. Стало предельно ясно – лодку через эти «скалы» придется тащить на себе.

Груженый рафт с трудом шел со скоростью пять километров в час. К вечеру первого дня руки висели плетьми. Хотелось верить, что завтра речка «оживет» и понесет нас к Белому морю, где находился конечный пункт нашего маршрута. Но эта надежда умерла в первый же вечер. Инструктор Павел, мастер спорта по туризму, был настоящий профи и воду он просто «видел насквозь».

– Воды не будет, не надейтесь, – сидя вечером у костра, угрюмо сказал он. – Будет один порог, да и то в последний день. Он мощный, точно не мог обмелеть. Но вы не расстраивайтесь! Когда еще придется поработать бурлаками!

По реке плывет турист

Я всегда считала, что в России могут отдыхать одни патриоты. Народ у нас не особо приветливый, цены заоблачные, дороги – вообще ни в какие рамки не вписываются. Но все недостатки с лихвой компенсирует умопомрачительная по красоте дикая природа. Ради нее, родимой, многие, собственно, и пускаются во все тяжкие. Мы не были исключением. Действительно, роскошные карельские виды и мысль о том, что в конце похода нас все-таки ждет один, но очень серьезный порог, внушали оптимизм. Да и деваться было некуда. Мобильник не ловил, вокруг – ни одной живой души. О том, что люди где-то существуют, напоминали только встретившиеся пару раз деревья, увешанные ленточками: местные язычники когда-то привязывали ленты согласно шаманскому ритуалу, а туристы – просто на счастье. Паша объяснил, что наш маршрут проходит через места дикие, вокруг ни одной деревушки, а следовательно, сойти с маршрута не удастся никому.

Мы гребли по десять часов в день, чтобы не сбиться с графика.

– Пойдем медленнее – опоздаете на поезд, – подбадривал нас Паша, а потом шутил: – А домой-то ведь хочется?

Мокрые как мыши, со светло-зелеными лицами, мы гребли в гробовой тишине, слушая кваканье болотных лягушек и изредка поддерживая голосовую связь друг с другом. Каждые полчаса из-за поворота показывался очередной обмелевший порог и инструктор командовал: «Все из рафта!» Дрессировка – вещь великая, и мы дружно ныряли в такую ледяную воду, как будто в ней только что растопили айсберг. А потом переносили наш плот через очередную преграду. Периодически на днище нашего рафта появлялись огромные дыры. Лодка была, мягко говоря, старовата и вся в заплатках, которые, цепляясь за камни, регулярно отрывались. В походах она была уже пятый сезон и давно по-хорошему должна была быть списана. Но это были не все трудности, которые поджидали нас на пути. Спустя три дня похода Паша собрал всех вместе и, оглядев нашу компанию критическим взглядом, поведал, что рафт нам придется не только таскать на себе, но еще и охранять по ночам, чтобы его…не украли.

– Не знаю, – сказал Паша с сомнением, – возможно, вас и не ограбят. Ребята вы крепкие. Держитесь вместе и ходите так, будто ходите по Грозному или Бейруту. Сюда по ночам местные приезжают – так могут и по голове шибануть, чтобы отобрать цифровой фотоаппарат. А если утащат рафт, то придется нам до зимы ждать здесь спасателей из МЧС!

О том, что криминальная ситуация на реке Охта серьезная, говорили записки туристов, которые стали попадаться везде – в пустых бутылках под кустом, в виде наскальных предупреждений: «Здесь воруют!» Эти предупреждения соседствовали прямо со знаменитыми карельскими петроглифами – наскальной живописью наших древних предков, имеющую какую-то огромную культурную ценность. Эти нехитрые изображения охотников на карельских скалах перемешались с нацарапанными криками души уже наших соотечественников: «Гады! Украли даже мокрые кеды!»

Теперь каждую ночь у лагеря мы выставляли охрану. Группа наших товарищей регулярно вела дежурство, отпугивая потенциальных визитеров истошными воплями под гитару на вечную тему про туманы и запах тайги. И нам повезло – грабители не пришли.

Ледяная баня

Не зря говорят, что привычка – вторая натура и человек привыкает ко всему. Через пять дней нашего «сплава» мы научились радоваться всему без причины. Весело штопали каждый день драный рафт, бодро бросались в ледяную воду. Это было незабываемо: внезапно несешься в воду со скоростью, не дающей замереть под первыми брызгами. О том, как выбежать из воды, не думай: могучий инстинкт самосохранения вынесет сам. По воздействию на кожу ледяная вода тот же кипяток: тело горит. Тут-то и лови момент – намыливайся. Второй забег, он трудный самый. Зато потом на берегу, пупыристый и свежий, как огурец, свободный от всех условностей, ты будешь блаженно блуждать взглядом по унылому пасмурному пейзажу и, попивая разведенный спирт, сочинять для домашних рассказ «Как я сказочно провел лето».

Простые желания

– Водопад! Водопад! – радостно вопили мы при виде долгожданного потока воды, падающего в реку с высоты в три метра. И долго снимали его с разных ракурсов. Порог Киверисти, что в переводе с местного то ли финского, то ли карело-угрского – каменный крест, один из самых красивых и впечатляющих порогов Карелии. Здесь Охта, зажатая в скалы, сужается втрое, и от этого скорость ее возрастает. Мощный порог крутит воду не хуже, чем в стиральной машинке. Добавляют колорита местечку аккуратные ухоженные могилки неудачливых рафтеров и байдарочников, которые были здесь до нас, но этот порог…не прошли.

Сначала мы были не в себе от счастья, что наконец-то речка «взбодрилась». Но радость длилась не долго. Авантюра пахнула страшилкой, когда вдруг выяснилось, что в снаряжении не хватает…касок.

– Кто боится, может надеть на голову ведро, – утешил Паша, и мы погребли на Киверисти. Спасло одно – морально мы были уже готовы ко всему. Порог мы пролетели как скорый поезд заштатную станцию – мгновенно и с грохотом.

К вечеру последнего дня, когда каждый участник нашей группы четко осознавал, что все наконец-то закончилось, был большой праздник. Кто-то выпил годовую норму спиртного, кто-то пытался упаковать в рюкзак на память весло, кто-то раздарил окружающим все ценные предметы своей экипировки. А тот самый товарищ, «калач тертый», который был на рафтинге в Норвегии, зажигательно кричал: «Поход закончен без единого трупа!» Стресс отпускал каждого по-своему. А еще мы снова собирались в поход. Говорили о том, что раз наше желание отдыхать в своей стране в нас неискоренимо, то, значит, отечественный турбизнес может стать успешной и почетной индустрией. И для этого нашим туроператорам надо совсем немного – «завязать» со средневековыми методами обмана своих клиентов. Ведь что надо тем, кто любит водные походы? Совсем немного: чтобы в речке была вода и не текла лодка.


Опубликовано в номере «НИ» от 2 сентября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: