Главная / Газета 25 Августа 2005 г. 00:00 / Общество

«Работать надо лучше»

Юристы разгромили инициативу Госнаркоконтроля вернуть в УК положение о конфискации имущества

ВИКТОР ТКАЧЕВ

Федеральная служба РФ по наркоконтролю (ФСКН) устами своего замглавы Александра Михайлова в очередной раз предложила вернуть в качестве дополнительного наказания для осужденных наркодельцов конфискацию имущества. В Госнаркоконтроле уверены, что таким образом можно подорвать финансирование наркобизнеса и бороться с коррупцией. Профессиональные юристы называют эту инициативу очередной попыткой подрыва демократии и предлагают ФСКН «просто работать лучше».

Впервые инициативу применять к наркодельцам обязательные имущественные санкции ФСКН озвучила в июле этого года, когда кабинет министров рассматривал федеральную целевую программу «Комплексные меры по противодействию злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005–2009 год». С докладом перед министрами тогда выступал замглавы ФСНК Александр Федоров. На минувшей неделе об обязательной конфискации имущества у наркодельцов напомнил и генерал-лейтенант Александр Михайлов. Наркополицейский посетовал на то, что преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, хоть и являются тяжкими, однако предусмотренного законом наказания для преступников явно недостаточно. В качестве дополнительного наказания Михайлов предложил вернуться к обязательной конфискации имущества. Как считают в ФСКН, помимо карательной и профилактической функции, эта мера сможет подорвать финансирование наркобизнеса и даже поможет бороться с коррупцией. «Мы изымаем наркотики, а у преступников остаются средства, которые не конфисковываются и, как правило, снова идут в оборот и для подкупа должностных лиц. Если речь идет о подрыве экономических основ преступности, то средства из оборота преступников необходимо изымать», – заявил журналистам г-н Михайлов.

Конфискация имущества была исключена из статьи № 44 УК РФ («Виды наказания») 8 декабря 2003 года, и пока непонятно, каким образом ФСКН собирается вернуть ее обратно. В последнее время не менее могущественные и влиятельные правоохранительные структуры страны также пытались добиться возвращения этой меры наказания в УК РФ, однако потерпели фиаско. В марте этого года на обсуждении в Совете Федерации антитеррористического законодательства генпрокурор России Владимир Устинов предложил применять конфискацию имущества к террористам и в качестве веского аргумента привел следующий пример: «Если террорист-смертник будет знать, что после того, как он совершил теракт, его семья денег не получит, то тем самым будет выбита экономическая почва». Через несколько дней на «правительственном часе» в том же Совете Федерации о необходимости возвращения конфискации заявил и глава МВД РФ Рашид Нургалиев. По мнению главного российского милиционера, эту меру следует применять как обязательный довесок к наказаниям за тяжкие преступления, такие как, например, организация преступных сообществ и терроризм.

Специалисты в области права хотя и признают принудительную конфискацию имущества вполне эффективной мерой воздействия на преступников, однако с недоумением относятся к попыткам силовиков вновь сделать ее действующей. Как выяснилось, современное законодательство предоставляет правоохранительным структурам вполне адекватную замену, однако существует маленький нюанс: преступника можно лишить имущества и капиталов лишь после того, как удастся доказать, что оно нажито именно криминальным путем. Для силовиков это более сложный и трудоемкий путь, чем просто принудительная конфискация имущества без всяких доказательств.

«В современном Уголовно-процессуальном кодексе РФ есть положения об обращении в доход государства орудий и средств преступления, а также незаконных доходов, однако следователю придется доказать их криминальное происхождение, – заявил «НИ» один из столичных прокуроров. – Как показывает практика, доказать это очень сложно или вовсе невозможно. Я думаю, что ФСКН таким образом хочет «утяжелить» наказание для своих «подопечных» и в то же время не обременять себя дополнительной работой. Исключение конфискации имущества из УК лоббировали очень мощные экономические группировки, и ФСКН вряд ли удастся теперь ее вернуть».

Многие известные российские адвокаты весьма негативно относятся к инициативе ФСКН и считают, что она нанесет существенный удар по либерализации уголовного права.

«Возвращение принудительной конфискации окончательно похоронит демократизацию и либерализацию нашего уголовного законодательства, – заявил «НИ» адвокат Генрих Падва. – Истинная причина этого шага заключается в том, что государство хочет забрать все имущество граждан. А инициативу Михайлова я даже не хочу комментировать».

«Существует общество, законы правового государства и демократические принципы, и перед тем как высказывать те или иные соображения, необходимо о них подумать, – заявил «НИ» адвокат Анатолий Кучерена.– Принудительная конфискация имущества вряд ли улучшит положение дел с наркопреступностью. Законодательство и собственные оперативные ресурсы вполне позволяют ФСКН расследовать преступления и собирать доказательства. А здесь ФСКН пытается упростить всю процедуру. Конечно, проще трубить об успехах, занимаясь кетаминовыми делами и мелкими наркоторговцами, чем разгромить действительно крупную наркосеть или арестовать наркобарона. Если посмотреть на уровень преступников, которыми занимается ФСКН, то теоретически можно предположить, что у врача-ветеринара отберут квартиру и имущество только за то, что он делал обезболивающий укол несчастной собаке. Так что никаких проблем нет, а ФСКН просто нужно лучше работать».


Опубликовано в номере «НИ» от 25 августа 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: