Главная / Газета 24 Августа 2005 г. 00:00 / Общество

Золотой айсберг

Правительство России сидит на триллионах и не замечает реальных нужд собственного народа

ИРИНА ВЛАСОВА, ВАЛЕРИЙ ВИРКУНЕН

Вчера в правительство был внесен доработанный проект бюджета-2006. Согласно этому документу, в будущем году доходов у России будет больше, чем расходов. Причем намного больше: профицит бюджета составит свыше 776 млрд. рублей. Но это не все, чем могут похвастать финансовые власти. Размер общенациональной «кубышки» – стабилизационного фонда – к концу будущего года увеличится до астрономической суммы в два с лишним трлн. рублей. При этом в России неуклонно снижается уровень жизни, и обнажаются все новые социальные «болячки»: в школах не хватает оборудования, в больницах – лекарств, дороги в ужасающем состоянии. Многие страны мира давно поняли, как можно потратить нефтедоллары на социальные проблемы и не разогнать инфляцию. И только Россия, измученная вороватыми и жадными чиновниками, боится распечатать запасы.

Долларовый дождь гражданам России в ближайшее время точно не грозит.
Долларовый дождь гражданам России в ближайшее время точно не грозит.
shadow
Денег в стране уже столько, что становится страшно. Министерство финансов недавно сообщило о том, что объем стабилизационного фонда к концу 2005 года составит 1 трлн. 315 млрд. рублей. А в течение 2006 года он подрастет более чем на 62% и достигнет астрономической суммы – 2 трлн. 132 млрд., это более 42% доходной части федерального бюджета. Куда деть эту прорву денег, сегодня не знает никто. Глава Минфина Алексей Кудрин как заклинание повторяет фразу о том, что тратить деньги из стабфонда внутри страны – значит, разгонять инфляцию. Единственное, что можно с ними делать, – это направлять на выплату внешнего долга. Именно это сегодня и происходит: в понедельник правительство досрочно отдало членам Парижского клуба кредиторов 15 млрд. долларов. Примечательно, что ответов на вопрос «куда тратить?» не дает и закон о стабфонде. Согласно этому документу, Минфин в своей кубышке на всякий непредвиденный случай обязан иметь неснижаемый остаток в 500 млрд. руб. и размещать эти средства исключительно в высококлассных казначейских обязательствах развитых стран. А что делать с остальной уймой нефтедолларов, закон не говорит.

«Нельзя на социалку, науку, военных»

Главный аргумент правительства, предпочитающего уводить нефтедоллары из страны, таков: если деньги, которые текут в страну, направить на повышение зарплат, пенсий, пособий и пр., разгонится инфляция, остановить которую будет невозможно. Однако Россия далеко не единственная страна, которая продает нефть на мировом рынке и получает от этого барыши. Но почему-то только мы от этого страдаем и боимся роста инфляции. Как рассказали «НИ» в Институте мировой экономики и международных отношений, в Объединенных Арабских Эмиратах, например, гигантская выручка от продажи нефти направляется на развитие социальной инфраструктуры – строительство современных дорог, систем связи, морских торговых терминалов, аэропортов, ЛЭП, трубопроводов, школ, больниц.

Создание большого количества рабочих мест и приток рабочей силы извне вызвали в этой стране бум жилищного строительства, стремительными темпами развивается производство строительных материалов, торговля, банковский и страховой бизнес. При этом внутренние цены ведут себя очень смирно: среднегодовые показатели инфляции в ОАЭ не превышают 3%. В России, заметим, которая по отношению к нефтедолларам ведет себя как собака на сене, инфляция каждый год зашкаливает за 10%.

В принципе на стабилизационный «кусок пирога» давно зарятся многие ведомства. Как заявил недавно директор департамента финансовой политики Минфина Алексей Саватюгин, предложения по освоению стабфонда сыплются как из рога изобилия: «Минздрав просит деньги на самый современный медицинский центр, Минпромэнерго – на трубопроводы, скупку электростанций по всему миру и строительство лайнеров, Минкульт – на составление реестра национальных реликвий, а МЧС – на спасение от чрезвычайных ситуаций». Впрочем, позиция властей однозначно была высказана советником президента Андреем Илларионовым на «круглом столе», посвященном проблемам стабфонда: «А на Минфине, Минэкономразвития, Белом доме я бы повесил неоновую надпись «Нельзя»: нельзя на социалку, инвестиции, науку, военных».

«Принести с собой бинты и мази»

Правительство так преуспело в пропаганде слова «нельзя», что в это стали верить и рядовые граждане. Люди, понимая, что тратить деньги на повышение зарплат никто не будет, уверены, что бюджетные излишки можно было бы потратить на что-нибудь полезное для страны и ее населения (см. справку). В первую очередь всех волнуют проблемы здравоохранения. Что понятно: система «бесплатной медицины» в России сегодня находится в плачевном состоянии. И если в Москве еще сохраняются рамки приличий, то в регионах можно увидеть ужасную картину.

Особенно тяжко в Ульяновске приходится службе «Скорой помощи», передает собкор «НИ» Михаил БЕЛЫЙ. «Скорой» она осталась лишь по названию, на деле же медики все чаще и чаще не успевают к нуждающимся в помощи пациентам – не хватает автомобилей, нет бензина. Врачи «скорой» признаются, что и заветную помощь, которую от них ждут, они зачастую оказать просто не в состоянии – нет ни инструментов, ни препаратов. Порой в аптечке у выезжающих на вызов докторов вообще нет ничего, кроме бинта и магнезии. «Хорошо, если у людей дома есть лекарства, иначе помощь пациентам мы просто не сможем оказать. Просто отвозим их в больницу», – рассказали «НИ» медики.

Недавно руководство медслужбы в Ульяновске попыталось организовать собственный бизнес: на всех ульяновских подстанциях «Скорой помощи» подготовили кабинеты, в которых должны были разместиться представители бюро ритуальных услуг. Данную схему хотели запустить с вполне определенной целью: любую смерть, даже если она наступила в отсутствие медиков, должны засвидетельствовать врачи «скорой». Таким образом, вызовы, поступающие на подстанцию, оказываются под жестким контролем похоронщиков, которые в приватных беседах признаются, что готовы платить врачам по 500–600 рублей за труп. Врачей обвинили в цинизме, и вскоре перспективный бизнес свернули.

В больницах Ульяновска дела обстоят немногим лучше: желающие поправиться пациенты должны сами приложить к этому максимум усилий. Обеспеченные больные предпочитают приобретать лекарства за свой счет, те, кому лечиться не по карману, надеются на государство. Но пенициллин и аспирин – это все, на что может рассчитывать рядовой россиянин.

Как сообщил корреспонденту «НИ» Сергею АНИСИМОВУ пресс-секретарь Минздрава Нижегородской области Николай Кириченко, по закону в больницах должна предоставляться бесплатная медицинская помощь. Однако на практике в местные клиники сегодня ложатся «со всем своим». По словам г-на Кириченко, никаких «типовых наборов» областной Минздрав не рекомендует – все отдано на откуп главным врачам стационаров. Во многих больницах области с пациентов требуют постельное белье и лекарства, вплоть до одноразовых шприцов. В больницах есть только самые элементарные лекарства. Все, что пропишет врач, нужно покупать за свой счет. В некоторых клиниках требуют приносить с собой бинты и мази.

Нефтедоллары могут спасти тысячи жизней

Но если упомянутые проблемы носят «системный» характер и простым вливанием денег их решить трудно, то есть и вполне конкретная задача, выполнив которую можно было бы спасти десятки тысяч жизней. Россия испытывает настоящий кризис в области лечения онкологических заболеваний. По статистике, в развитых странах выздоравливают до 80% заболевших раком, в России эта цифра не превышает 60%. Нам катастрофически не хватает современных центров, лекарств, технологий. Ежегодно в стране умирают десятки тысяч онкобольных, которых можно было бы спасти. Но даже услуги существующих онкоцентров стоят баснословных денег, зачастую люди умирают только от того, что у них нет средств на современные методы лечения.

При этом по всей стране стоят недостроенные онкологические центры. Врачам Саратовской, Нижегородской, Иркутской областей, Удмуртии нужны смешные по сравнению с объемами стабфонда (50 млн., 375 млн., 200 млн. рублей) деньги, чтобы возвести наконец клиники, которые могли бы спасти тысячи жизней. Но зачастую они не могут выбить и уже выделенные из федерального бюджета средства.

Первым делом самолеты...

Еще одним эффективным способом выделения «стабилизационных» денег могла бы стать стимуляция государственного оборонного заказа. Ведь несмотря на победные реляции чиновников из Минобороны, технический парк в современных российских войсках не вызывает ничего кроме жалости.

«То, на чем мы летаем, – это позор нашей армии, – рассказал «НИ» летчик одного из авиагарнизонов в Астраханской области. – За весь год Минобороны купило, по-моему, только два новых самолета. В основном идет модернизация старых машин, изготовленных еще в союзные времена. А ведь заказ на пару десятков самолетов мог стать хорошим подспорьем не только для ВВС, но и для многих заводов, участвующих в создании авиатехники. Отсюда и новые рабочие места, и социальные гарантии для рабочих и их семей».

Официальные лица в Минобороны предпочли не комментировать вопрос о привлечении дополнительных средств из стабфонда. Впрочем, судя по тому, что министр обороны Сергей Иванов выразил удовлетворение количеством средств, выделенных бюджетом-2006 его ведомству, дополнительного финансирования он просить не будет.

Дорога жизни

Многие эксперты говорят, что средства стабфонда могли бы стать идеальным подспорьем для строительства в России сети современных автодорог и реконструкции старых трасс. К примеру, на интернет-сайте Росавтодора приведен список «важнейших строек». В него входят автодороги Омск–Владивосток, Кольцевая дорога в Санкт-Петербурге, Москва–Воронеж–Ростов-на-Дону, Москва–Санкт-Петербург– госграница. По подсчетам специалистов, «свободных» денег как раз хватило бы на эти стройки. Однако профессионалы-«дорожники» говорят, что, потратив деньги на дороги, государство рискует остаться ни с чем – слишком велик уровень коррупции в этой сфере.

«Сейчас все только и делают, что затевают «стройки века», –рассказал «НИ» гендиректор одной из частных компаний, строящих дороги, Алексей Смирнов. – Конечно, на громких проектах легче деньги отмывать. В действительности российские дороги нуждаются в капитальном ремонте. Отремонтировав старые магистрали, новые можно вообще не строить. Вот на это и надо пустить деньги. 1 км хорошей дороги обходится государству примерно в миллион долларов. Ремонт стоит значительно дешевле».

Потерянное поколение

Еще одна проблема, требующая оперативного вмешательства государства: демографическая катастрофа. Рождаемость в России неуклонно падает, при этом и матери, и малыши социально практически не защищены.

«Деньги стабфонда нельзя тратить на отдельные слои населения. Потратишь на пенсионеров – молодежь обидится, поможешь науке – промышленники взбунтуются, – рассказал «НИ» предприниматель и общественный деятель из города Иваново Герман Морозов. Он подготовил и отправил в правительство предложение по выделению «стабилизационных» денег на программу поддержки рождаемости. – Будущее наших детей волнует всех, и только вкладывая средства в детей, мы дождемся хороших дивидендов. Социальная поддержка рождаемости – это целая программа, которая предусматривает прежде всего организацию качественной инфраструктуры – обустройство роддомов, детских садов, школ. Мы должны сделать все, чтобы российские женщины не боялись рожать, чтобы они были уверены, что их дети будут образованны, обеспечены, устроены. Например, в Арабских Эмиратах в семье минимум 8 детей. А наши женщины ограничиваются одним-двумя, нация постепенно вырождается. Пенсионеров в стране больше, чем студентов. У нас в городе для того чтобы записаться в детский сад, нужно стоять в очередях, пока твоя очередь подойдет, ребенку уже в школу пора. Смотря на все это, я прекрасно понимаю нежелание молодых семей заводить детей. Эту ужасную ситуацию нужно хотя бы попытаться изменить».

Откроют ли «кубышку»?

Существует немало других важных социальных проектов, на которые можно было бы потратить деньги из стабфонда, не провоцируя при этом инфляции. Эти программы успешно действуют во многих странах мира: например, оплата государством учебы студентов в вузах, в том числе и зарубежных, инвестиции в строительство новых научных центров и поддержание старых, развитие ипотечного строительства. Однако раскроет ли правительство «кубышку», покажет время.

«Новые Известия» приглашают к дискуссии о возможности извлечения средств из стабфонда представителей заинтересованных сторон.



БОЛЬШИНСТВО РОССИЯН ХОТЯТ «РАСПЕЧАТАТЬ КУБЫШКУ», НО НЕ ПРОЕСТЬ ЕЕ

Как показал социологический опрос, проведенный на днях Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), подавляющее большинство россиян (88%) считают, что деньги из стабилизационного фонда необходимо потратить. И только 5% граждан убеждены, что эти средства трогать не стоит. На вопрос, куда направить средства из стабфонда, 32% предложили отдать их на реформу здравоохранения, 28% – на повышение пенсий, 26% – на зарплату бюджетникам, 19% – на образование. 15% хотят, чтобы деньги отдали сиротам и инвалидам. Многие, впрочем, убеждены в необходимости поддержки отечественной экономики. 27% предлагают вложить деньги в сельское хозяйство, 24% – в промышленность, 18% – в строительство дорог, 13% – в науку и высокие технологии. 14% россиян согласны с действиями властей, которые тратят средства из стабфонда на досрочное погашение внешнего долга России. По данным ВЦИОМ, не пользуются поддержкой населения инициативы потратить средства стабфонда на перевооружение армии (6%), улучшение экологии (4%), общенациональные престижные проекты типа Олимпиады (2%), модернизацию электроэнергетики (1%).

Куда бы еще потратить деньги из стабфонда?

Профессор Высшей школы экономики Григорий ЯВЛИНСКИЙ:
– Пока мы только отдаем деньги кредиторам. Но существуют более эффективные способы использования сверхдоходов, нежели простой досрочный возврат внешних долгов. Правильнее было бы инвестировать и с процентов отдавать долги, чтобы их больше не брать. Стране жизненно необходима инфраструктура – современные дороги, крупные проекты в области транспорта и связи. Это все можно построить только за государственные деньги. А если примитивно отдавать долги, то в случае изменения конъюнктуры они появятся снова. Правительство потратило последние шесть с лишним лет с 1998 года впустую: не созданы ни банковская система, ни инвестиционные механизмы, ни антиинфляционные инструменты.

Депутат Госдумы, член-корреспондент РАН Сергей ГЛАЗЬЕВ:
– Увеличивать стабилизационный фонд нет никакого смысла. Стабфонд у нас такой большой не потому, что мы богато живем, а потому, что власть в качестве главного критерия своей деятельности видит оплату внешнего долга и вывоз капитала из страны. В то же время правительство фактически самоустранилось от решения проблем модернизации социальной инфраструктуры. Продолжается деградация науки, сокращаются возможности нашего образования и здравоохранения. Чем больше величина стабфонда, тем меньше компетентности обнаруживает власть, которая даже не знает, куда деньги можно потратить. Стабфонд образовался исключительно потому, что правительство не выполняет свои обязательства, установленные законодательством. Например, дефицит финансирования бесплатной медицинской помощи составляет в этом году свыше 100 млрд. рублей, дефицит фонда социального страхования превышает 25 млрд. рублей.

Вице-президент всероссийской общественной организации «Опора России» Владислав КОРОЧКИН:
– Можно и нужно более эффективно использовать стабилизационный фонд, не прибегая при этом к раскручиванию инфляции. Это может быть покупка объектов собственности за рубежом. Именно реальных объектов, но не ценных бумаг. Накупить домов в Лондоне. Пусть у них будет инфляция. В то же время приобретать за нефтедоллары какое-то оборудование за рубежом для оснащения школ, больниц, других объектов социальной сферы было бы неверным, поскольку возникает опасность оставить отечественную промышленность без заказов. Голландская болезнь – зависимость от импорта – может усилиться. Тем не менее нельзя далее считать стабфонд некой священной коровой. Настало время найти способ эффективного использования этих денег и внести поправки в закон. Стабилизационный фонд – это не только резерв на случай каких-то потрясений, но и способ обеспечить будущее развитие.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 августа 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: