Главная / Газета 2 Августа 2005 г. 00:00 / Общество

С широко закрытыми глазами

В погоне за отчетностью милиция по всей стране не замечает множество серьезных преступлений

Константин ФОМИЧЕВ (Саратов), Андрей ПАНКОВ, Алексей ТЕРЕХОВ, Андрей СУСАРОВ

В России началась масштабная проверка милиции на предмет укрывательства преступлений. Одной из первых стала Саратовская область, где выявлены уже сотни случаев незаконных отказов в возбуждении уголовных дел. Основной причиной «замыливания» преступлений специалисты называют «палочную» систему милицейской отчетности, которая, несмотря на ее формальную отмену, все равно продолжает действовать. При этой системе, когда количество раскрытых преступлений заранее определяется спущенным сверху планом, сотрудникам правоохранительных органов иногда выгоднее не замечать криминала.

«Выдувать» количество раскрытых преступлений – для милиции обычное дело.
«Выдувать» количество раскрытых преступлений – для милиции обычное дело.
shadow
Прокурорская охота на «отказников» началась после совместного приказа Генеральной прокуратуры и МВД «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела» от 16 мая 2005 года. Одним из первых на очереди оказался Саратов. Результаты производят впечатление: только за первые 6 месяцев этого года в Саратовской области было выявлено 625 укрытых преступлений. «Раньше мы ограничивались дисциплинарными наказаниями рядового состава, теперь активнее беремся за руководителей городских и районных отделов. Если за период 2001 – 2003 годов в области к уголовной ответственности за укрытие преступлений были привлечены 7 руководителей такого уровня, то лишь с начала этого года уголовные дела возбуждены в отношении 10 руководителей ОВД», – заявил «Новым Известиям» прокурор отдела по надзору за процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции Саратовской облпрокуратуры Анатолий Агуреев.

По словам г-на Агуреева, среди укрытых преступлений есть и очень серьезные. Так, один из участковых Кировского района Саратова отказал в возбуждении уголовного дела по факту нанесения тяжких телесных повреждений, приведших к смерти потерпевшего. Участковому было поручено проверить поступившую от врачей информацию об избитом мужчине. Но милиционер, не опросив пострадавшего, сфабриковал материалы проверки, где указал, что тот никаких заявлений писать не хочет и вот-вот выпишется из больницы. Однако пациент скончался.

А в райцентре Хвалынск оперуполномоченный поленился расследовать дело об ограблении инвалида. У пожилого человека двое знакомых отобрали пенсию, о чем потерпевший и написал заявление в райотдел. Милиционер рассудил, что проще написать от имени инвалида еще одно заявление, в котором тот якобы извиняется за беспокойство и пишет, что нашел деньги дома под подушкой. Находчивый опер составил фальшивый акт проверки места происшествия и подделал подписи якобы присутствовавших при следственных действиях понятых. Обман раскрылся, когда дедушка пришел к милицейскому начальству справиться о судьбе его пенсии.

По закону постановления об отказе в возбуждении уголовного дела должны утверждаться начальниками райотделов или их заместителями. Каждое постановление необходимо тщательно проверять, но, по мнению прокуратуры, такие проверки не проводятся. Поэтому теперь в Саратове постановление об отказе в возбуждении уголовного дела подписывают и утверждают заместители прокуроров района.

Охота на «глухарей»

Причины, по которым милиционеры стараются скрыть так называемые «глухари» или «висяки», уходят корнями в действовавшую на протяжении нескольких десятилетий «палочную» систему оценки деятельности правоохранительных органов. Так, оперативника поощряли, если у него высокий процент раскрытых дел. И наоборот. И если реально повысить число раскрытых злодеяний не удается, то милиционеры стараются хотя бы не регистрировать новые, чтобы не портить статистику.

Нельзя сказать, что в милиции закрывают глаза на эти проблемы. Борьба с «палочной» статистикой в МВД началась с приходом туда в марте 2001 года Бориса Грызлова. Опираясь на договоренность об отказе от завышенных статистических данных по раскрываемости преступлений с президентом Владимиром Путиным, новый министр издал приказ об обязательной регистрации отделами внутренних дел всех заявлений граждан. За неполноту учета и регистрации преступлений выговоры о неполном служебном соответствии объявили начальникам УВД целого ряда регионов, в том числе Тюменской, Орловской, Смоленской областей, а руководителей УВД Ярославской и Челябинской областей даже привлекли к ответственности. Естественно, наведение порядка в милицейской статистике должно было привести к тому, что количество регистрируемых преступлений стало бы увеличиваться, а их раскрываемость – падать. Эта динамика даже приводилась в качестве доказательства эффективности работы нового министра. Однако на самом деле, по итогам 2001 года, в целом по стране было зарегистрировано всего на 16 тыс. преступлений больше, чем за год до этого, и на 30 тыс. меньше, чем в 1999 году. А уже в 2002 году количество зарегистрированных преступлений упало сразу на 450 тыс.

«В Германии регистрируется больше преступлений, чем в России»

Судя по всему, на сегодня главная милицейская тайна – работает ли «палочная» система до сих пор. В МВД России отказались отвечать на любые вопросы, связанные с этой темой. Однако эксперты, опрошенные «НИ», утверждают, что этой системы «вроде бы нет, хотя она и функционирует».

«Палочная» система официально отменена на федеральном уровне около года назад. Правда, велика сила инерции, вполне возможно, что во многих отделениях она до сих пор существует. Но это уже самодеятельность, – заявил «НИ» член комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков. – В то же время процент раскрытых преступлений перестал быть цифрой, которая входит в плановые отчеты. Тем более что в России совершается, по официальным данным, около 3 млн. преступлений в год. Для сравнения: в Германии регистрируется порядка 6–7 млн. преступлений в год. При этом уровень преступности в нашей стране и в Германии несопоставим. И если отменили процент раскрываемости, то никто не отменил рост преступности».

Все идет по плану

Рядовые милиционеры сами признают, что существующая ныне система отчетности сама толкает их на нарушение закона.

«Всем подразделениям милиции по-прежнему спускается план по количеству раскрытых преступлений, – объяснил «НИ» один из оперативников угрозыска ГУВД Москвы. – И никого не волнует, каким образом этот план будут выполнять. Вот все и крутятся, кто как может. Способов здесь много. Например, регистрируют среди раскрытых преступлений второстепенные и малозначительные составы. Поймают торговца контрафактными дисками и расписывают его деяния по статьям «незаконное предпринимательство», «распространение вредоносных программ», «торговля без акцизных марок», «контрафакт», «нарушение авторских прав» и так далее. Таким образом, можно с одного бизнесмена зарегистрировать с десяток якобы раскрытых преступлений. Поскольку всех интересует только количество, существует даже понятие – «придержать» преступление. Если в этом месяце оперативники уже выполнили план по раскрываемости, то все «излишки» уже раскрытых преступлений они будут беречь для отчетности следующего месяца. Парадокс, но сегодня не имеет никакого смысла добиваться увеличения реальной раскрываемости преступлений, поскольку «сверху» тут же спустят новый – повышенный план. «Палочная» система заставляет перед регистрацией каждого преступления сто раз подумать. Если на подведомственной территории в апреле было зарегистрировано, например, десять уличных грабежей, а через месяц только три, в этом случае придется долго объяснять, по какой это вдруг причине у нас исчезла преступность».

В прокуратуре считают, что «палочная» система просто выгодна руководителям самого различного уровня.

«Эта система нужна не только милиционерам, но и высокопоставленным чиновникам, – заявил «НИ» один из высокопоставленных сотрудников прокуратуры Москвы. – Она позволяет манипулировать цифрами и скрывать реальный уровень преступности. По нашим оценкам, реальная преступность в Москве на 25–30% выше отраженной в милицейской статистике. Например, из всего объема реально поставляемых в Москву наркотиков изымается лишь 10%. Где же остальные 90%? Получается, что милиционерам невыгодно регистрировать преступления, поскольку большинство мелких правонарушений тяжело раскрываемые, а общую статистику портят изрядно. С одной стороны, «палочная» система вроде бы хоть как-то заставляет милиционеров работать, с другой – им крайне невыгодно заниматься раскрытием преступлений. Чем больше оперативник зарегистрирует раскрытых преступлений, тем больше он должен будет их раскрыть в следующий отчетный период. Ему это надо? Вот и получается, что выгодно регистрировать только легко раскрываемые или уже раскрытые преступления. Одной из причин существования этой порочной системы в МВД является совершенно другой принцип финансирования российских правоохранительных органов. Если в каком-то городе США регистрируют всплеск тех или иных преступлений, соответственно возрастает нагрузка на полицейских. В этом случае государство охотно предоставляет им дополнительные силы, финансирование и обеспечение. У нас получается наоборот: если ты регистрируешь больше преступлений – значит, плохо работаешь».

Правозащитники полагают, что «палочная» система – одна из причин процветающих в милиции пыток.

«В идеале каждое преступление должно быть раскрыто и виновный должен быть наказан. Поэтому, естественно, и регистрироваться должно каждое преступление, – сказал «НИ» руководитель информационно-аналитической службы движения «За права человека» Евгений Ихлов. – «Палочная» система порочна сама по себе. Из-за нее зачастую страдают невинные люди. Из-за нее же появилось и пыточное следствие. Потому что требование процента раскрываемости как показателя успешной работы и провоцирует битье на стадии дознания. Другой причины нет».



«МНЕ ОБЕЩАЛИ ПРОБЛЕМЫ, ЕСЛИ Я ПОДАМ ЗАЯВЛЕНИЕ»

Многие читатели «НИ» сами становились жертвами процветающей в милиции «палочной» системы. Сегодня мы приводим рассказы двух москвичей, Виктора и Александра.

ВИКТОР: «Из-за довольно глупого и незначительного конфликта я и несколько моих друзей подрались с хозяевами небольшого магазинчика. Во время потасовки нас всех и «повязал» милицейский патруль. Как оказалось, милиционеры из местного отделения «крышевали» эту торговую точку. И хотя наши «оппоненты» не хотели даже писать заявление о драке, их «покровители» настояли на подаче заявления. Мол, у них плохая статистика по грабежам, надо исправлять. И тут же мне в карман подкинули тысячную купюру, якобы отобранную у торговца. В итоге банальная уличная ссора превратилась в настоящий кошмар, пришлось нанимать дорогостоящих адвокатов, убеждать «пострадавших», что они не имеют ко мне претензий. Слава Богу, закончилось все нормально».

АЛЕКСАНДР: «При входе на радиорынок у меня из кармана вытащили портмоне с деньгами и документами на машину. Я тут же побежал в милицию, подавать заявление о краже. Однако дежурный, выслушав мою историю, стал убеждать меня этого не делать. Я был настроен решительно и пытался все же всучить ему бумагу. Тогда он начал мне попросту угрожать, говорил, что «эта кража испортит им весь отчет и у меня из-за этого будут проблемы». Я действительно испугался и ушел. Документы мне потом, кстати, предложили выкупить за 100 долларов, что я и сделал, – восстанавливать их гораздо дороже».

КАК ДОБИТЬСЯ РЕГИСТРАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Если человек пришел с заявлением о совершенном преступлении в милицию, а ему говорят: «Нет, не надо, не будем его регистрировать», есть два варианта дальнейших действий, – объяснил «НИ» адвокат Московской коллегии адвокатов «Князев и Партнеры» Александр Арутюнов. – Для начала надо попытаться настоять, чтобы заявление приняли. Если милиционеры упорно отказываются, вам нужно сказать, что сейчас вы позвоните дежурному по ГУВД Москвы или дежурному прокурору. Скорее всего, после этих слов заявление зарегистрируют, на нем поставят штамп и отметят в книге учета происшествий и в журнале учета сообщений. Кстати, заявление желательно писать в двух экземплярах. Один экземпляр должен оставаться у заявителя. На нем также должен стоять штамп. Но если все-таки участковый наотрез отказывается регистрировать заявление, то нужно просто развернуться и поехать на Петровку, 38.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 августа 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: