Главная / Газета 29 Июля 2005 г. 00:00 / Общество

Кредитная истерия

Психологи предупреждают: безудержная жизнь россиян взаймы может обернуться массовым помешательством

ОКСАНА СЕМЕНОВА

Россию захлестнул кредитный бум. Банки идут на все, лишь бы заманить клиентов: процентные ставки по кредитам падают буквально на глазах, а скорость оформления документов сводится к пятнадцатиминутному минимуму. В условиях жесткого прессинга со стороны «щедрых» кредиторов россияне просто не могут удержаться и начинают брать один кредит за другим, превращаясь в настоящих кредитоманов. Согласно статистике, сегодня в стране потребительские кредиты отнимают у россиян до 25% семейного бюджета. Банковские аналитики считают, что, если ситуация не изменится, в стране может начаться кризис «плохих кредитов». Это значит, что люди просто не смогут погашать займы полностью и в оговоренные сроки.

Фото ИТАР-ТАСС
Фото ИТАР-ТАСС
shadow
Прошли времена, когда наши родители годами с маниакальным упорством копили сначала на цветной телевизор, потом на румынскую стенку. С введением массового потребительского кредитования миллионы россиян устремились в магазины, чтобы приобрести те самые «предметы длительного пользования», на покупку которых вечно не хватало денег.

Общество анонимных кредитоманов

Четверть часа ожидания, формальности с договором, оплата скромной суммы в качестве первого взноса – и счастливый покупатель покидает магазин, унося или увозя с собой вожделенную вещь. Зачастую на получение кредита не нужны ни поручители, ни справка с места работы. Кредитные карты, которые сегодня так легко получить от банков, с непривычки жгут людям карманы. Имея возможность тут же потратить деньги, многие воздержаться от этого просто не в состоянии. В пылу потребительских страстей некоторые светлые головы берут не один, а даже два потребительских кредита и еще один ипотечный. Но жалеть о содеянном приходится уже через считанные недели, когда приходит пора рассчитываться.

У этого явления есть название – кредитомания. На Западе, где в кредит живут практически все поголовно, этой манией страдает огромное число народу, а самые отъявленные любители жизни в долг, чтобы излечиться от пагубной привычки, даже ходят на курсы анонимных кредитоманов. Люди знающие утверждают, что болезнь эта серьезная и лечению поддается с большим трудом. А вот заразиться ею очень просто. Риску подвержен каждый, пребывающий в состоянии, когда «ну, очень хочется, а денег нет». Что ни говори, а российский человек – с его тяжелым прошлым сплошного дефицита – в таком состоянии находится постоянно.

Серьезных научных работ о поведении и психологии российского заемщика пока нет, поэтому «НИ» решили провести самостоятельное исследование, к которому привлекли консилиум из психологов, кредитных менеджеров из банков и специалистов, профессионально занимающихся взысканием долгов.

Как влипнуть в кредитную историю

В торговый монстр «Икеа» я приехала только за тем, чтобы купить комод на дачу. Но побродив по бесконечным торговым лабиринтам, вдруг поняла, что дачная мебель в плане дизайна далеко шагнула вперед, а обстановка моей фазенды после увиденной «лепоты» уже никогда не будет вызывать в сердце умиление и радовать глаз. Тут-то и попалась мне зловещая надпись: «Кредит за 15 минут. Первоначальный взнос – 0% от стоимости покупки». Быстренько отправив мою анкету в компьютер и тотчас же получив ответ на запрос, милая девушка – агент банка – сказочно улыбнулась и сообщила мне, что я могу разорить магазин на 90 тыс. рублей.

Что это было – не могу понять до сих пор. В каком-то безумном порыве, с явным ощущением, что сумма кредита – это просто подарок, я понеслась с тележкой по лабиринтам. Вместо одного комода взяла два, а заодно диван, кресло-качалку, два комплекта новых штор, покрывало, кучу мелкой дребедени типа ароматных свечей и форм для льда и третью по счету в хозяйстве и непонятно для чего нужную газонокосилку. Домой приехала счастливая до жути, а с утра проснулась с тяжелым «похмельем» – зачем мне сдался этот новый диван, когда «старый» я купила только год назад, не говоря уже о втором комоде и третьей газонокосилке?

Радовало лишь одно: в своем порыве я была не одинока. У всех моих друзей, которых я опросила, уже давно, оказывается, была своя «кредитная история»: у кого-то со счастливым концом, у кого-то не очень. Теперь кредитная история будет и у меня.

Согласно исследованию, которое провел недавно холдинг ROMIR Monitoring, влипают в такие же, как я, кредитные истории тысячи россиян. Почти две трети любителей взять в долг ежемесячно тратят на погашение потребительского кредита менее 25% семейного бюджета. У 15% граждан кредит ежемесячно съедает от четверти до половины семейного бюджета. И это не совсем «здоровый» показатель. Обычно ситуацию, когда граждане тратят больше 40% семейного бюджета на погашение кредита, можно назвать напряженной и стрессовой. Банковские аналитики подняли панику – вдруг охватившая наших граждан кредитомания выльется в банковский кризис, когда люди просто не смогут возвращать кредиторам одолженные у них суммы?

Технология наживки

Для самих работников банковской сферы рынок кредитования прозрачен, как слеза ребенка. Кредит – это супернаживка, на которую человек здравомыслящий не может не клюнуть. Будущим кредитным менеджерам эту прописную истину первым делом озвучивают на специальных банковских семинарах, которые так и называются «Психология общения с должниками». Им приводят в пример старый и добрый принцип, который первым озвучил еще гениальный Франсуа де Ларошфуко: люди часто платят долги не потому, что так положено и это справедливо, а потому, что хотят облегчить тем самым свои будущие займы. А решить для себя раз и навсегда, что будущих займов никогда не будет, современный homo sapiens не может. Под гигантский асфальтоукладочный каток под названием «общество потребления» попадает каждый, и налицо эволюция homo sapiens в homo debitorius.

«Чтобы пробиться сквозь дебри глобальной конкуренции и завоевать популярность у потребителей, продукты и услуги должны возбуждать в человеке желание обладать ими, соблазнять потенциального покупателя, – говорит «НИ» маркетолог Валерия Филиппова. – Кредиты – это и есть такой соблазн. Соблазн же живет ровно столько времени, сколько продукт является недосягаемым. Таким образом, возникает своеобразный замкнутый круг, в котором одно желание сменяет другое в роли движущего экономику рычага. Погоня за новыми соблазнами выходит на первый план, и понятие границы исчезает в этом процессе. Потребитель не желает останавливаться, потому что постоянно появляются новые соблазны. Сегодня он хочет новую машину, потому что ее легко и просто взять в кредит, завтра – новый холодильник, потому что дизайн старого уже не моден. Это стиль сегодняшней жизни – желание приобретать, собирать материальные богатства вытесняется желанием новых впечатлений».

Первыми заглотнули наживку, как водится, американцы. Сегодня в США система кредитования населения подкреплена очень грамотной идеологической базой: сам факт получения кредита для человека превращается там чуть ли не в событие, повышающее общественный статус. Американцы любят занимать, потому что это признак доверия к ним со стороны общества. Если тебе дают миллион в кредит, значит, у тебя очень хорошая репутация. Янки вообще не комплексуют, в том числе и по поводу своего государственного долга, который растет как на дрожжах.

На «кредитной игле»

Несмотря на то что американцы давно и плотно «сидят» на кредитах, государство предупреждает каждого потенциального обладателя долга о том, что это все не «детские шалости» и что не стоит увлекаться деньгами напрокат, чтобы попросту не заработать серьезную психологическую проблему. Вот цитата с интернет-сайта для всех россиян, которые собираются получить американское гражданство и уехать в Штаты на ПМЖ: «Выбирая кредитную карточку, решите сначала вопрос о том, нужна ли она вам вообще. Конечно, такой вид оплаты товаров и услуг очень удобен, но он сильно стимулирует повышенную трату денег и может привести к утрате контроля над вашим бюджетом. «Кредитомания» («card addiction») стала серьезной болезнью многих американских семей и привела их к разорению. Так что если вы не уверены в том, что можете сдержать «потребительский импульс» и отказаться от покупки не очень нужных вещей, то советуем вам не заводить кредитные карточки вообще или, в крайнем случае, ограничиться платежными карточками».

У нас же ситуация прямо противоположная заокеанской. И пока многочисленные банки подсаживают молодого и незрелого российского потребителя на кредиты, власти и в ус не дуют, чтобы народ в этом вопросе хотя бы немного просветить.

«Россияне устали от того, что долгое время не могли себе ничего позволить, были в финансовом плане не самодостаточны. А тут как раз появились кредиты, – говорит «НИ» психолог Андрей Алешкин. – Люди хотят быть успешными, даже если этот успех взят в долг. Один договор, второй – и создается иллюзия того, что жизнь удалась. Именно поэтому кредиты для россиян превратились в наркотик. То же воздействие, что у наркотических веществ, иллюзия того, что ты король. Но, как известно, даже самая шикарная иллюзия не может насытить. И здесь главное – не увлечься. Потому что, если увлечешься, наберешь кредитов и не сможешь расплатиться, никто на помощь тебе не придет. Все это происходит в силу нашей социальной незащищенности. Несмотря на то что весь мир живет в кредит, на Западе людям бояться нечего. В любой экстремальной ситуации неудачных кредиторов выручит государство. А у нас? Во-первых, не все банки страхуют кредиты. Во-вторых, случись что, например, человек серьезно заболел, никто не даст ему поблажку. Его будут добивать этим кредитом. Должен быть некий государственный резервный фонд, который бы страховал все кредиты населения.

Надо не просто доить людей, а мотивировать – это и есть социальная ответственность государства. Должна быть элементарная страховка государством граждан, которые берут потребительские кредиты, но об этом нам, к сожалению, остается только мечтать».

Под влиянием рекламы кредитов многие сначала покупают и лишь потом думают.
shadow Психология должника

Большинство банков, у которых можно «разжиться» деньжатами, у нас в стране распространяют по всем углам мнение, что выплаты банку дисциплинируют. И технология получения и погашения кредита – это безболезненная и безобидная процедура. Однако, как уверяют психологи, у всех людей – в силу разных психологических особенностей – изначально заложено разное отношение к деньгам.

«Есть две категории людей: кредитофобы и кредитоманы, – рассказывает «НИ» психолог Ольга Маховская. – В том, как человек ведет себя по отношению к долгам, проявляется его общий психотип. Если в Америке больше кредитоманов, то у нас пока больше кредитофобов. Слишком долго было принято жить экономно, копить годами и только после этого тратить. Свой категорический отказ пользоваться заемными средствами кредитофоб объясняет тем, что наличие долга вызывает у него острую неуверенность в завтрашнем дне, панический страх потерять бизнес и собственность, тягостное чувство утраты независимости и неприятное ощущение того, что он не может достичь поставленной цели сам, опираясь лишь на собственные силы. В случае, если под давлением обстоятельств кредитофобу приходится брать в долг, все вышеописанные болезненные симптомы превращают его жизнь в непереносимый кошмар. Как писал Фридрих Ницше, «твой долг – это право, которое другие имеют на тебя». И мысль о том, что эти другие могут воспользоваться таким правом, вызывает непреходящее беспокойство».

Кредитные менеджеры банков отмечают, что кредитофобией страдают все новички. Они часто перестраховываются и берут кредит на более долгий срок, чем им требуется на самом деле. Их легко узнать по гипертрофированному интересу, который они демонстрируют по отношению к тем пунктам кредитного договора, в которых говорится о досрочном погашении займа. Часто они и гасят его досрочно, не обращая внимания на связанные с этим финансовые потери. И при этом испытывают видимое облегчение.

Но как выяснилось, «несладко» приходится и тем, кто берет кредиты легко и не напрягаясь.

«Те, кто не боится брать кредиты, по психологическому складу ближе к сангвиникам, экстравертам, – говорит Маховская. – Они быстро адаптируются к любым условиям, одновременно занимаются множеством проектов, не всегда могут выдержать оптимальное соотношение между заимствованными средствами и собственными, часто одалживают в одном месте, чтобы расплатиться по кредиту в другом. Таких людей можно обнаружить как среди весьма успешных бизнесменов, так и среди неудачников, переживающих вечные взлеты и падения. Когда у нас в стране произошел дефолт, первыми «погорели» именно сангвиники и экстраверты, потому что у них ничего не было отложено в чулок».

Знать «врага» в лицо

Банки не любят распространяться о том, как их «кидают» на деньги. О существовании кредитоманов в банках знают, но, как говорится, за психическое состояние заемщика они ответственности не несут.

«Конечно, в каждом банке есть «черные списки» недобросовестных клиентов, так называемых кредитоманов, – заявила «НИ» пресс-секретарь «Финансбанка» Вера Осиновская. – Ни один банк не застрахован от таких случаев. Вопрос в том, какая доля кредитного портфеля банка приходится на таких заемщиков. В нашем банке процент этих граждан невелик».

Чтобы перестраховаться от подобных случаев, финансовые учреждения закладывают риски столкнуться с недобросовестным клиентом в процентную ставку.

«Когда банки дают кредиты, они не рискуют, – пояснили «НИ» в отделе анализа долгового рынка «Газпромбанка». – Повальное кредитование населения основано на законе, именуемом «законом больших чисел». Это значит, что вероятность дефолта каждого конкретного заемщика снижается пропорционально росту числа заемщиков. Тем более что физические лица в своей массе более исполнительны и законопослушны, чем юридические. Специфический риск банка заключается лишь в том, насколько грамотно разработана модель автоматической оценки кредитоспособности – скоринг, и насколько эффективно ведется работа с просроченными долгами».

Ас в деле выбивания задолженностей из населения в России – банк «Русский стандарт», который первым заработал имя и деньги именно на потребительских кредитах. Еще в декабре 2001 года «Русский стандарт» создал специальную структуру с самим за себя говорящим названием «Агентство по сбору долгов», чей штат состоит из крепких мужчин, бывших сотрудников ФСБ и МВД.

Схема такова: банк по номиналу продает «Агентству» кредиты, по которым в течение четырех месяцев не было выплат, а «Агентство» «работает» с неплательщиками, возвращая деньги своими методами. Фантазия сразу рисует «быков» в камуфляже, дубинкой выколачивающих деньги из должников. Но, как уверили «НИ» в самом банке «Русский стандарт», все гораздо проще и миролюбивее. Навестив должника и не получив внятного ответа на вопрос, когда будет выплачен остаток кредита, менеджеры фирмы по различным каналам пытаются выяснить, почему человек отказывается гасить кредит. Возможно, у клиента временные трудности. Если ситуация действительно безнадежная, в ход идут уже «силовые меры». Например, если клиент согласен, у него изымается взятая в кредит вещь и выставляется на комиссионную продажу, а уже выплаченные человеком деньги сгорают. Если же заемщик не согласен добровольно расстаться с купленной вещью, за которую он не может или не хочет больше платить, в дело вступает Фемида. Как правило, подобные дела рассматривают мировые судьи, а затем и служба судебных приставов.

Другие банки у нас в стране своих агентств по сбору долгов не имеют и продают проблемные потребительские кредиты с процентами какому-нибудь независимому агентству по сбору долгов.

«Случаи злостной неуплаты кредитов в России пока единичны, – рассказали «НИ» в одном таком агентстве «Секвойя Кредит Консолидейшн». – Россияне с непривычки берут займы менее осознанно, чем западные граждане, и в меньшей степени ценят свою кредитную историю. Но не платить по долгам побаиваются. Иногда хватает одного телефонного звонка, чтобы должник напрягся и изыскал возможность платить за полученный кредит. Что же касается кредитомании, то мы знаем, как лечить эту заразную болезнь. Это обычные штрафные санкции в виде ну очень больших процентов».

В какой-то степени обезопасить свой бизнес от нашествия так называемых кредитоманов, которые неосознанно берут немыслимые кредиты, могло бы создаваемое сейчас в России Бюро кредитных историй. В этой базе данных будет скапливаться информация обо всех кредитополучателях, и банки смогут поинтересоваться конкретной кредитной историей конкретного человека.

«Случаи, когда люди набирают много кредитов и не могут расплатиться, – это реалии нашей жизни, – пояснил «НИ» руководитель блока «Потребительское кредитование» «Альфа-банка» Томаш Кажмеровски. – Здесь самое важное – правильно оценить кредитоспособность конкретного клиента, чтобы не допустить случаев непогашения. Кредитные бюро предотвратят возможность получения клиентами слишком большого числа кредитов в нескольких банках, как это происходит сейчас».

Но не все так просто. Совсем недавно выяснилось, что далеко не все клиенты мечтают о том, чтобы информация об их доходах, имуществе и прочих делах попала в это самое бюро. А вдруг туда каким-нибудь образом залезет налоговая инспекция? Так что банкам еще предстоит убедить клиентов в обратном.

Заразительная американская мечта

Клинических кредитоманов, которых надо «изолировать», у нас в стране пока не зафиксировано. Однако российские медики считают, что их появление уже не за горами. Ведь большая часть должников в западном обществе, по мнению наших ортодоксальных психиатров, – это лица, страдающие специфической социальной болезнью «аффлюэнцей» (от слова affluent – богатый, зажиточный и influenza – инфлюэнца, грипп).

«Суть аффлюэнцы заключается в неадекватном отношении к деньгам, в стремлении любыми способами добиться богатства или, по крайней мере, выглядеть состоятельным человеком в глазах своих друзей и знакомых, – рассказали «НИ» в Институте им. Сербского. – Симптомы болезни – расточительность, болезненное увлечение шопингом, чувство эйфории при осуществлении крупных и частых покупок, пристрастие к кредитным карточкам. Причина аффлюэнцы – стресс, хроническое переутомление от работы, постоянное стремление к реализации своей «американской мечты». Неудовлетворенность карьерой, доходами, отношениями в семье приводит к депрессии, а потом к аффлюэнце. Поэтому, как только мы окончательно заживем на западный манер, то у нас сразу и появятся свои настоящие кредитоманы».

Ко всему надо привыкнуть. И к западному образу жизни, и к образу мышления. Кстати, психологи, исследующие феномен иммиграции, называют некий срок в семь лет. Именно столько в среднем требуется русским эмигрантам, уезжающим в развитые западные страны, чтобы морально подготовить себя к получению первого серьезного потребительского кредита. Стало быть, привычка жить в долг – дело наживное. Хотя, учитывая тот факт, что формирование рынка потребительского кредитования в России началось после кризиса 1998 года, времени на «привыкание» у нас уже практически не осталось...



БАНКИРЫ НЕ ПАНИКУЮТ

По мнению топ-менеджеров самих банков, кризис «плохих кредитов» России пока не грозит. «В данный момент я не вижу в краткосрочной или среднесрочной перспективе угроз ухудшения макроэкономических условий, которые могли бы вызвать значительный рост числа непогашенных кредитов, – сообщил «НИ» руководитель блока «Потребительское кредитование» «Альфа-банка» Томаш Кажмеровски. – Естественно, какое-то число клиентов не смогут погасить кредиты по понятным причинам: потеря работы, трудоспособности, безответственное расходование средств – такое происходит во всех странах. То, что россияне тратят на погашение кредитов 25% месячного бюджета, – это абсолютно нормально. В западных странах семьи тратят на эти цели от 30 до 75% от своего среднемесячного дохода. В странах Центральной и Восточной Европы (Польша, Венгрия, Чехия) этот показатель уже достиг 25% в городских районах и продолжает расти. России пока далеко до такого уровня. По моим оценкам, он не превысил 10% в целом по стране. Он будет быстро расти в 20–30 крупных городах и намного медленнее в других регионах».

В Южной Корее банкротов устраивают на работу

В последнее время по миру прокатилось несколько кризисов, напрямую связанных с рынком потребительского кредитования. Самый нашумевший – южнокорейский. Особенность тамошнего рынка потребительского кредитования заключалась в очень высокой доле потребительских кредитов в ВВП – на уровне 53%, а также то, что в потребительское кредитование было вовлечено слишком много людей, одновременно выступающих и заемщиками, и поручителями. Очередное снижение темпов роста экономики и увольнения привели к цепной реакции на рынке кредитования. По официальным оценкам, доля просроченной задолженности достигла 13,5%, что и привело к кризису. По неофициальным сведениям, эта цифра была гораздо выше – 30%. В результате общая задолженность населения к концу 2003 года была близка к 60 млрд. долларов. Сегодня, если верить статистике по потребительским кредитам, 8% населения страны имеют просроченные платежи. Чтобы бороться с должниками, южнокорейский Hana Bank планирует нанять 100 неплатежеспособных должников, чтобы они искали других должников банка и «выбивали» из них долги. Woori Bank и Kookmin Bank будут искать для своих клиентов-банкротов работу в компаниях – клиентах банка. А парламент Южной Кореи принял закон, по которому банкроту, в течение восьми лет выплачивающему долг, может быть прощена оставшаяся его часть, но план реструктуризации и размеры списания средств определяет суд.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 июля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: