Главная / Газета 7 Июля 2005 г. 00:00 / Общество

Казнить нельзя, помиловать

Все больше россиян становятся противниками исключительной меры наказания

ОКСАНА СЕМЕНОВА

Согласно опросу, проведенному на днях Аналитическим центром Юрия Левады, за введение смертной казни выступают 65% россиян. При этом три года назад этого мнения придерживались 79% респондентов. Между тем число граждан, выступающих категорически против такой меры наказания, значительно выросло – с 17% в 2002 году до 25% в этом.

По мнению некоторых психологов, результаты соцопроса не соответствуют действительности.
По мнению некоторых психологов, результаты соцопроса не соответствуют действительности.
shadow
Самые «кровожадные» россияне, согласно опросу, это мужчины и граждане старше 40 лет, со средним специальным образованием и средним достатком (около 3000–9000 рублей на одного члена семьи в месяц). Самые милосердные – это женщины и в целом люди моложе 40 лет, с высшим образованием и доходами выше среднего.

Всего в опросе приняли участие 1600 россиян из 128 населенных пунктов 46 регионов России. И вот любопытные цифры: в исследовании отмечается, что больше всего сторонников смертной казни в России проживают в Центральном и Сибирском федеральных округах, а также в небольших городах страны. А в Поволжском и Дальневосточном округах люди оказались добрее. Тем не менее, несмотря на эти нюансы, большинство россиян по-прежнему выступают за сохранение смертной казни, однако доля таких людей со временем становится меньше.

«Я сам удивился, когда увидел результаты опроса, – рассказал «Новым Известям» Юрий Левада. – С чем именно связано это возросшее милосердие россиян, я не представляю. Зная наш непредсказуемый народ, могу сказать, это может быть все что угодно. Может быть, в 2002 году народ был более озлоблен. Все-таки осенью 2002 года был захват «Норд-Оста». Очень страшный террористический акт, и люди не знали, как реагировать на это страшное событие. И реагировали примитивно – враг должен быть уничтожен. Может быть, россияне стали мудрее».

С психологической точки зрения – простить врага и преступника – это важная личностная победа, потому что ненависть и гнев – это западня, которая причиняет человеку страдания. Надо уметь прощать.

«Результаты опроса говорят о некоем факторе стабильности, который проглядывается в нашем обществе, – считает кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Института психологии РАН Ольга Маховская. – А также о некоей иронии по отношению к власти и ее действиям. Люди стали понимать, что позиция «шашки наголо», «мочить всех в сортире» и прочие силовые методы – это все-таки дикость. Что причины проблем не лежат на поверхности и их нельзя устранить, просто «зачистив» врагов. Люди стали понимать, что важна личная инициатива каждого из нас, понимание, что твоя жизнь зависит только от тебя, что месть на любом уровне, даже государственном, – это неправильно. Я была поражена, когда мне рассказали, что многие матери погибших в Беслане детей уже не хотят, чтобы выжившего террориста казнили. Они понимают, что детей они не вернут. А смерть этого преступника повлечет за собой еще не одну смерть».

Когда Россия в 1997 году вступала в Совет Европы, она взяла на себя обязательство убрать из своего уголовного законодательства смертную казнь. Но до сих пор смертная казнь в нашем УК сохраняется как высшая мера наказания по пяти составам преступлений.

«Гуманизация общества – это общемировая тенденция, – говорит глава московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Андрей Князев. – А что касается нашей страны, то эта тенденция к снижению числа сторонников смертной казни – дело привычки. Мораторий на смертную казнь введен давно, люди пожили, посмотрели, что число преступности от этого не выросло и мир не обрушился. Следовательно, это не та мера, которая жизненно необходима. Даже если речь идет о террористах. По статье «Терроризм» у нас максимальное наказание – пожизненное заключение. И этой меры достаточно».

Но, несмотря на мнения авторитетных экспертов, сторонников смертной казни среди россиян все-таки больше, чем противников.

«Результаты опроса центра Левады – это подтасовка фактов, – считает руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, профессор Михаил Виноградов. – Может быть, это заказ Кремля. Ведь мы очень хотим быть гуманным обществом и попасть в ЕС. Я уверен, что россияне хотят вернуть смертную казнь. Я участвовал во многих телевизионных передачах и знаю мнение общества. Может быть, когда проводился соцопрос, не совсем точно была дана формулировка вопроса? Смертная казнь как абстрактная категория или смертная казнь маньяка, педофила, людоеда, серийного убийцы? Это ведь разные вещи. В ФБР существуют четкие инструкции: маньяк не может встать на путь исправления. И зачем тогда, с точки зрения логики и здравого смысла, его содержать в тюрьме? Мировой практикой доказано, что есть категория нелюдей, которые никогда не встанут на путь исправления».


Опубликовано в номере «НИ» от 7 июля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: